home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Андорэйские путешественники

Ладони Шэгота покоились на коленях. Он тяжело дышал. Не успел он восстановить дыхание, как его вырвало. Накануне отъезда Грим перепил и переел, в чем он никогда бы ни признался. Особенно Сигурду и Сигурдону. Их родители уже давно забыли, как под градом неописуемых ругательств готовы были изрыгнуть из себя целый валун. Впрочем, братья от родителей эту черту не унаследовали.

– Черт, – хватая ртом воздух, выругался Шэгот. – Какого дьявола… мы все еще… не настигли… этих олухов?

Он и его товарищи сидели верхом на лошадях. Спутники находились на вершине Хотендигайских гор. Ветер бил им в лицо, пока они всматривались в дорогу на юге. Огонь, полыхающий в легких, беспокоил Шэгота меньше, чем собственный скептицизм. У него в голове не укладывалось, как этим дохлякам удавалось держаться от преследователей на безопасном расстоянии. Невероятно, но факт. Проповедники, подобно муравьям, карабкались по склону следующей горной цепи.

– Не нравится мне все это. Нам следовало нанять корабль и подкараулить их у перевала Орно, – сказал Свэйвар.

В ответ Шэгот что-то пробормотал. Не было нужды напоминать брату, что земли в окрестностях пролива Орно населяли свирепые племена. Любой андорэйский корабль, который рискнул пересечь эту область, подвергался страшной опасности.

На преступников южных земель необходимо напасть сзади. На суше.

– Грим, что будем делать, когда стемнеет? В здешних местах полно троллей, гномов и другой нечисти, – осведомился Сигурд.

– Да уж. Не говоря о призраках, которые бродят здесь со времен богов, – добавил Сигурдон.

Под временем богов он понимал доисторическую эпоху. Даже сейчас боги иногда проявляли активность. Достаточно вспомнить Прислужниц Смерти, которые забрали Эрифа. О них не слышали с тех самых пор, когда древние андорэйцы изгнали диких, загадочных и примитивных шеттов на север, за ледяные скалы, в те земли, где царит вечная зима.

– Старейшины дали мне всякие амулеты и талисманы, которые защитят нас от ночи. Они нам помогут, покуда мы не поймаем этих доходяг.

– Кто именно вручил их тебе? – настаивал Свэйвар. – Надеюсь, не Виджи. Если она, мы точно покойники. Нам просто не хватает мозгов бросить все это и перестать упорствовать.

Однажды по пьяни Свэйвар переспал с Виджи. Он утверждал, что это произошло из-за тех чар, которыми эта старая ведьма околдовала его.

– О, да. Она ведьма, – смеясь, согласился Шэгот. Так же, как и все женщины. Просто время накинуло ей несколько лишних годков. – Их мне дал Пула, Триг и остальные. Эти побрякушки принадлежат нашему племени. Если бы в Снэфелле и Скогафиорде не произошли все эти чудеса, у нас их сейчас не было бы.

– Чего? – пробормотал Сигурд. Не самый сообразительный член в отряде. – Что еще за чудеса?

– Сигурд, ты полагаешь, что королей убивают каждый день? – Шэгот знал: если бы Эриф остался в живых, он бы непременно стал королем. – Неужто ты считаешь, что Прислужницы Смерти появились просто так?

– О, нет. Я понял тебя. Но мне кажется, старейшины выбрали именно нас, поскольку им не терпелось выпроводить нас из селения.

Итак, Сигурд был слеп на один глаз, а другим он все прекрасно подмечал. Шэгот и не предполагал, что старейшины, возможно, отправили их отряд только ради того, чтобы шайка не околачивалась вокруг, доставляя хлопоты.

Триг и Пула вполне способны на такую подлость. Старики не терпели хаоса, волнений, беспорядков и сумятицы. Они хотели, чтобы их жизнь была спокойна, тиха и предсказуема.

Шэгот подумал о том, что и сам стареет, так как не понимает, почему старейшины так жаждали избавиться от него.

– Просто давайте поймаем этих беглецов, а потом вернемся домой. – Внезапно Шэгот осознал, как дорожит Снэфеллом. Он думал о деревушке, как о доме.

Шэгот был потрясен.


Шэготу Ублюдку не удавалось настичь проповедников, этих диких южан, которые не могли поднять руку на своего ближнего. День за днем, час за часом Грим и его друзья проходили многие мили, однако они так и не приблизились к цели.

Преследователи отставали на тридцать ярдов, когда достигли деревушки под названием Ара. Она располагалась на берегу пролива Ормо. Холгрим и Финбога стали стрелять в проповедников из луков. И, конечно же, стрелы не попадали в беглецов.

– Прекратите! В тумане вы можете задеть паромщика, – прорычал Шэгот.

Маленькой лодкой, на которой плыли беглецы, управлял один гребец. Он, видимо, отлично знал свое дело – пролив достигал в ширину четырнадцать миль. Со стороны Ары пересечь его было не так-то уж просто. На юго-востоке в тридцати милях отсюда, на побережье, находилось поселение Гринд. Именно оттуда к Сколе, располагавшейся в самой верхней части Фрисландии, ходили торговые суда. Каждый раз они проделывали опасный путь через изменчивые волны пролива.

Но Гринд и Скола считались цивилизованными поселениями. Туда Шэгот не мог отправиться. В те земли часто заходили враги Эрифа и сторонники короля Гладнера.

– Вот вам и доказательства того, что эти двое – негодяи, – ослабив тетиву на луке, заметил невозмутимый Финбога.

– Ты имеешь в виду контрабандиста, которого они выбрали в качестве сопровождающего?

Лодочник доставит беглецов в Орфланд, болотистый, убогий и малонаселенный остров, расположенный неподалеку от западного побережья Фрисландии. Проповедникам придется пешком пересекать Орфланд, а потом добираться до материка с той стороны острова – так они не привлекут к себе внимания влиятельных жителей Фрисландии.

– Я не хочу продолжать путь пешком, – изрек Сигурд.

– Ребята, пойдите и разыщите еще одного лодочника, – только и промолвил Шэгот.

Но других паромщиков не нашли. Деревня опустела. Ни единой души. Однако все признаки указывали на то, что несколько часов назад здесь кипела жизнь.

– Не нравится мне все это, Грим. Тут творится что-то странное, – произнес Сигурдон.

– Думаю, ты прав. Давайте просто подождем. Продолжим путь, когда вернется лодка. Держите луки наготове. На всякий случай. – Грим убедился, что его меч легко вытаскивается из ножен. Отличное оружие, привезенное из монастыря. Видимо, какой-то аристократ позабыл его там, когда пытался подкупить местное божество.

– А как насчет туманов? В это время они обычно рассеиваются, – поинтересовался Холгрим.

– Мы в устье пролива Ормо. Здесь постоянно необычные течения, приливы и отливы.

Холгрим редко говорил. Шэгот иногда жалел, что тот вообще не немой. Всякий раз, открывая рот, этот тип изрекал какую-нибудь гадость. Он подмечал то, о чем другим не хотелось вспоминать лишний раз.

– А мы влезем в лодку? Она ведь маленькая, – не замолкал Холгрим.

Шэгот что-то проворчал.

– Хочешь, я его по голове тресну? – предложил Свэйвар.

– Возможно, он этого даже не заметит. Кроме того, он задал неплохой вопрос. Мне кажется, места хватит всем. Правда, интересно, как долго нам еще придется ждать? Что-то я не вижу ни мачты, ни парусов. А ведь в определенное время суток течение становится просто ужасным.

Пролив Ормо соединял окруженное со всех сторон сушей Мелководное и расположенное на западе Андорэйское моря. Первое получило свое название, потому что во время мертвого отлива обнажалась десятая часть его дна, а треть оставшейся воды не доходила до плеч высокого человека. Курсирующие в этих местах суда имели широкую корму, а их водоизмещение было весьма небольшим. Ими управляли лишь те моряки, которые знали эти воды как свои пять пальцев. Существовало всего два места, где глубина Мелководного во время прилива достигала ста футов.

Управлять кораблями в проливе Ормо было особенно сложно. С наступлением приливов и отливов стремительные потоки воды мчались туда и обратно.

Контрабандисты и рыбаки Ары знали пролив лучше, чем собственных жен. Они приступали к изучению коварных вод, едва встав на ноги.

– Да уж. Нам несказанно повезет, если удастся выбраться отсюда сегодня, – вздохнул Свэйвар.

– Луна почти полная. Можно попытаться пересечь пролив ночью, – предложил Сигурд.

– Когда окажемся на материке, надо увести лошадей. Так мы быстрее нагоним их, – изрек Финбога.

Шэгот подумал, что если им удастся уйти от погони, организованной владельцами коней, они не смогут вернуться на родину тем же путем.

– Похоже, туман рассеивается, – произнес Свэйвар. Но видимость не улучшилась.

– Парни, вы ведь все здесь разнюхали и обыскали. Не нашли ничего, что объяснило бы, почему нет ни одного жителя или куда они могли подеваться? – спросил Шэгот. Отсутствие селян беспокоило его. Наверняка, к этому приложили руку Помощники.

Ночи на дороге, ведущей от Скогафиорда, практически не доставляли никаких неприятностей. Даже если учесть действие амулетов, которые носили на себе члены шайки, сверхъестественные силы проявлялись как-то слишком слабо.

Шэгот поежился. Ему не нравилось слишком много думать. Однако он был предводителем отряда. К тому же никогда не мешало проявлять бдительность, когда дело касалось темных сил.

Тайный народ не отставал от них ни на шаг. Их весьма интересовал Шэгот и его товарищи. Может, именно их следовало винить в тех задержках, из-за которых отряду никак не удавалось настичь чужеземцев. Халдарам не терпелось выпроводить беглецов за пределы Андорэя. Почему? Если у проповедников получится обратить жителей этих земель в свою веру, новое божество уничтожит таинственный народ.

– Эй! – заорал Финбога. – Там лодка. Она приближается.

Шэгот тоже ее увидел. Проповедники уплыли на другой. Подплывающее к берегу судно представляло собой обычную лодку. На таких рыбаки выходят в море, когда царит полный штиль. Судно оказалось короче и шире военных кораблей, на которых плавали Шэгот и его товарищи. Впрочем для обычного рыболовецкого судна лодка казалась слишком чистой.

– Пока не выясним, кто они такие, пусть думают, что мы ни черта не понимаем в морском деле. Мы жители суши. Понятно? Говорить буду я, – собрав своих людей, сказал Шэгот. Рыболовецкое судно выглядело так, словно на нем работало три человека. Однако Гриму удалось разглядеть лишь одного. На лодке имелась палуба. И трюм. Необходимая вещь для рыбаков и контрабандистов, которые не хотят, чтобы груз унесло в море.

Чем ближе судно подходило к берегу, тем совершеннее казалось. Шэгот с товарищами могли взять его на абордаж и таким образом достигнуть западного побережья Орфланда. А там устроить засаду и напасть на проповедников, как только последние завершат утомительный переход через болота острова. Ублюдку даже не придется убивать рыбаков, если они, конечно, окажут содействие.

– Меня зовут Рыжий Молот, – начал хозяин лодки. – А вам, как я погляжу, необходимо срочно куда-то попасть и при этом остаться незамеченными. – Прежде чем Шэгот ответил, он продолжил: – А это мой двоюродный брат, Кузнец.

– Кузнец?

– Просто он хочет, чтобы его называли именно так, – пожал плечами рыжий.

Сбитый с толку Шэгот хмыкнул. Он растерялся и никак не мог собраться с мыслями.

– А как насчет старика?

– Это Странник. Мой отец. Он состарился и стал нерасторопен. От него теперь нет никакого толка. Однако он не собирается бросать дело всей жизни. Приходится брать его с собой.

– Нам действительно нужно пересечь пролив и добраться до западного побережья Орфланда, а именно в Тирво или даже к мысу Гладнера, что на территории Фрисландии. Вы бы сильно нам помогли.

– Пожалуйста. Только договоримся о цене и разгрузим лодку, – кивнул Рыжий Молот. Воздух наполнился зловонием, исходившим от рыбы.

– Мы вам подсобим, – пообещал Шэгот. – Обговорим цену.

Поначалу Рыжий Молот потребовал тридцать пять золотых монет.

– Нет. Разве мы похожи на идиотов? – засмеялся Грим. – Да у нас и нет таких денег. Мы же не короли. Ни у кого из нас нет при себе золота. Вы сумасшедший. Радуйтесь тому, что получите пять серебряных сантеринских пенни.

Торговались они недолго. Шэгот торопился. А рыбакам не терпелось разгрузить улов. Течение менялось.

– Мы слишком добры к ним, Грим. Они попытаются нас ограбить, – изрек Свэйвар. Он только что споткнулся об огромный мешок с еще трепыхавшейся рыбой.

– Нас шестеро. Может, эти здоровяки и держат язык за зубами. Но долго это не продлится. Держу пари, у них в трюме какой-нибудь груз. Мы поможем защитить его. В обмен на это рыбаки доставят туда, куда нам нужно.

Шэгот знал, о чем говорил. Он и сам промышлял контрабандой, покуда не примкнул к Эрифу.

– Грим, в их глазах есть что-то дьявольское.

– И я их понимаю. Для таких бедняков, как они, этот день выдался на редкость удачным.

Свэйвар продолжал подозревать рыбаков в заговоре. Рыжий Молот мог продать их в рабство Гладнеру.

Каждый раз, когда Шэгот встречался взглядом с Молотом или Кузнецом, он читал в нем любопытство. Словно они знали, что его тревожило. И это их забавляло.

Шэгот был уверен, что детально изучил троицу. Простые рыбаки, может, контрабандисты. Такие не способны на предательство.

Для Шэгота же денек выдался на редкость тяжелым. Из-за усталости он чувствовал себя драной тряпкой.

– Разбудите меня, когда начнем тонуть, а вода подберется к моей голове, – приказал он Торкалсонам.

Шэгот нашел на палубе более или менее укромное местечко. Ему было наплевать, что там не за что держаться. Повсюду воняло рыбой.

Туман вновь сгущался.

Гриму казалось, что он заснул.

Шэгот крепко спал, однако во сне все было как наяву. Туман рассеялся. Море успокоилось. Резвясь в воде, лодку окружили морские жители. Прекрасные русалки, которые отличались от земных девушек своей необычайной красотой, пели рыбакам песни. Казалось, Странник благословляет их. Когда лодка вышла в открытое море, он словно помолодел.

И вдруг все изменилось. Море потемнело. Нарастающие волны бились о борт судна. Морские жители пропали.

Вскоре лодка устремилась в пасть надвигающегося шторма. Рыбаки оставались невозмутимыми, даже когда волны стали заливать палубу, изрыгая белую пену.

Невозмутимые рыбаки продолжали плыть вперед.

Они больше не болтали друг с другом. Их лица приняли суровое выражение. Троица молча управляла судном. Шэгот не понимал, как им удается сохранять спокойствие.

Грозовое небо пронзили ослепительные молнии. Некоторые сверкнули невдалеке от лодки. Одна угодила в Рыжего Молота.

И тогда Шэгот понял, что эта сумасшедшая троица вела его и остальных на верную погибель.

Когда его глаза оправились от вспышки, он увидел, как Рыжий встал посреди палубы и воздел руки к небесам. Его громогласный смех можно было сравнить с раскатами грома. Молот приветствовал нежность шторма.

Наконец-то Шэгот осознал, что его судьба зависела отнюдь не от безумных рыбаков. Им овладел дикий ужас. Такого страха он не испытывал даже кромешной ночью, находясь на вражеской территории.

Странник ощутил, как изменяется мироощущение Шэгота, когда того обуял страх. Он повернулся спиной к буре и посмотрел Гриму прямо в глаза.

Последний чуть не крикнул «мама».

Странник был стар. Но не так, как раньше. Теперь от него исходила сила и твердость. Шэгота вновь обуял ужас, когда он заметил, что у Странника всего один глаз.

Прежде чем Грим успел захлюпать носом, его поглотила тьма.


Лодка превратилась в золотой корабль. Она выплыла из шторма в изумрудное море, какое не доводилось видеть еще ни одному торговцу или искателю приключений. Корабль, коим управляли невидимые силы, подошел к набережной, вымощенной розовым гранитом. Услужливые и болтливые гномы с густыми бородами пришвартовали судно и поднялись на его борт. Они снесли спящих андорэйцев на берег, а после потащили их по длинной дороге в огромный замок, который едва можно было различить на вершине отвесной скалы.

Корабль, море, гномы, гора, замок… Все это словно сошло со страниц древних преданий.

Где-нибудь по дороге обязательно встретится радужный мост.


Покачивая головами, потрясенные жители Ары рассеянно блуждали по деревне. Целый день стерся из их памяти.

В их отсутствие кто-то или что-то побывало в селении. Ничего не пропало. Все было в полном порядке. Однако кто-то все же прошелся по деревне и заглянул в каждый ее уголок.

Внезапно из льдохранилища раздался крик. На него тут же сбежались все жители. Их взору предстал огромный улов рыбы, какого они до сих пор не видали. Кто-то ниспослал на деревню благословление.

Народ рассеялся по селению в поисках ножей для потрошения и разделки рыбы. Завзятые ворчуны начали брюзжать. Им придется потрошить, разделывать, нарезать рыбу и вытаскивать из нее икру в таком темпе, в каком они прежде никогда не работали.

Некоторым невозможно угодить.


Глава 6 Дреангер. Ал-Кварн. Кайфаэт ал-Минфет | Помощники Ночи | Глава 8 Антекс. Край Конека