home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

3031 год н.э.

Магазин игрушек был первоклассный. Здесь даже подавали кофе и чай в крошечных чашечках и с забавным фигурным печеньем. Кассию здесь было хорошо.

– Не слишком захватывающе? – спросил он.

– Так себе, – пробормотал Маус, с трудом разлепляя веки. На Большой Сахарной Горе они были уже четыре дня, и Кассий не много дал ему шансов поспать. – Только и делаем, что слоняемся повсюду и задаем все те же старые вопросы.

– Такова разведывательная работа, Маус. Ты стучишься во все двери подряд и задаешь все те же старые вопросы, пока не добьешься правильных ответов. Или сидишь в штаб-квартире и скармливаешь компьютеру все те же старые ответы, до тех пор пока он не сформулирует правильный вопрос. – Кассий снова завел пружину в музыкальной шкатулке с незнакомой им мелодией. Крошечная фарфоровая мышка завертелась в танце. – Ну разве не прелесть?

– Вряд ли она стоила таких хлопот.

– Мистер Руссель, я беру шкатулку. Вы отправите ее на мое имя?

Кое-какие следы они отыскали. Кассий располагал на Горе обширными связями, тянущимися до самого верха, причем по обе стороны закона. Так что вопросы задавал не он один.

Майкл не очень-то старался скрыть свое присутствие. Они отыскали с дюжину людей, которые видели его то тут, то там, обычно с Гнеем Штормом. Некоторые встречали его с парочкой каких-то незнакомцев довольно сурового вида.

Когда улетел Шторм, Ди перестал показываться на людях, хотя сам он задержался здесь еще на несколько дней.

– Данные весьма ценные. Теперь кое-что уже вырисовывается.

– Что именно? – Маус подал знак продавцу-официанту. – Будьте любезны – еще чашечку кофе.

– Пока не берусь сказать наверняка – контуры слишком расплывчатые. Но мы недаром потратили такую уйму денег – теперь у нас повсюду есть глаза и уши. Очень скоро что-нибудь да всплывет.

– Кстати, о глазах: твой друг, капитан, сейчас подсматривает за нами через дверь. И вид у него не очень-то веселый.

Кассий чуть нахмурился. Повернувшись, он посмотрел на дверь соседнего магазина, торгующего хрусталем, и заметил там полицейского. Их взгляды встретились. Офицер глубоко вздохнул, пожал плечами и направился к ним. Лицо у него было злое и в то же время смущенное.

– Ты бы раньше к нам подошел, – сказал Кассий. – Так было бы проще. Что там стряслось. Карл? И зачем это вдруг понадобилось за нами следить? – Кассий опустился на корточки и вставил выпуклый пластиковый диск в чрево карикатурного локомотива. Машинка стала описывать круги по комнате, насвистывая старую детскую мелодию. – Одна беда с этими игрушками – если хочешь, чтобы они еще и ездили, приходится специально заказывать со Старой Земли батарейки старого образца. Руссель! Вы уверены, что это не подделка? У вас есть сертификат?

Продавец-официант принес кофе для Мауса и для полицейского. Повертев чашку в руках, офицер сказал:

– А может быть, я слежу за вами ради вашей же защиты. Чем ты тут занимаешься. Кассий? Ты просил меня сделать одолжение – ладно, тем более я был у тебя в долгу, А ты меня поставил под перекрестный огонь.

– У нас кое-что случилось.

– Кое-что случилось, говоришь? Ты чертовски прав. Ты такую кашу заварил, что мне и не снилось.

– И все-таки: что стряслось, Карл?

– Этим утром мы подобрали пять трупов, друг мой. Пять. Вот что стряслось. И мне это не нравится. Гора – спокойное место. Люди отправляются сюда, чтобы забыть обо всем. Они снимают особнячки на окраине, уверенные, что до ближайшего соседа – пятьдесят кэмэ. А раз в месяц облетают почти половину планеты – чтобы зайти в бакалейную лавку или посидеть за кружкой пива со старым приятелем. Но вовсе не ради того, чтобы полюбоваться на мафиозные разборки. Тогда бы они сидели дома.

– Карл, ты можешь все рассказать по порядку? Маус энергично встряхнул головой, стряхивая сон.

– На улицах говорят, что ты попросил Клементина кое-что разузнать. А кому-то это не понравилось. Очень не понравилось. В результате четырех его парней завалили. Про пятого никто ничего не знает – какой-то тип с другой планеты. Документов нет. За ухом дырка от пули – автограф Клементина.

– Любопытно, – сказал Кассий.

– Да уж любопытнее не придумаешь, мать вашу. У нас здесь неписаный уговор, приятель. Мы не трогаем Клементина. А он ведет себя прилично и не распугивает туристов. Мы вылавливаем достаточно шлюх и картежников, чтобы успокоить праведников, а судьи отпускают их после чистосердечного раскаяния. Ведь именно эта шушера и приманивает сюда туристов. Клементин платит за них штрафы – и все довольны. При этом он не ввязывается в торговлю «звездной пылью», «стеклом» и тому подобной отравой, а мы не цепляемся к нему.

– Вполне цивилизованные отношения, – согласился Кассий, поигрывая игрушечной лопаткой для паровозной топки. – Как ты считаешь, Маус?

Маус пожал плечами.

– Кассий, – сказал офицер, – вот уже четыре года, как мы не знали никаких разборок, никакой конкуренции между группировками. Клементин обеспечил своим людям вполне сносное житье. И вот теперь ко мне заявляется старый приятель, просит об одолжении, а в результате по всему городу валяются трупы.

– Прости, Карл. Я, честное слово, не ожидал такого. Я сам ничего не понимаю. Ты уверен, что это из-за меня?

– Так считает моя агентура. Некоторым гостям из других миров, довольно могущественным, не очень-то понравились всякие там расспросы. Вот они и дали Клементину это понять.

– Кто именно?

– Мы не знаем. Скорее всего какие-то важные шишки из Большого Картеля. Наверное, они решили устроить встречу на нейтральной территории. Ни у кого из местных духу не хватит переть на Клементина. А он сам никого не трогает.

– Да-а… Я понимаю, куда ты клонишь. Руссель, сколько с меня за лопатку?

– Знаешь, приятель, мне что-то не по себе, – сказал полицейский. – Клементин парень мирный.

Но если его довести, он может не выдержать. И будет драка. А если это Большой Картель… Я так скажу; у нас тут порядок, и мне это нравится. Все тихо, все довольны. А если они ввяжутся…

Раздалось негромкое стрекотание. Офицер достал из кармана радиотелефон.

– Геллер слушает.

Он прижал аппарат к уху, и через несколько секунд лицо его посерело.

Убрав телефон, он пристально посмотрел на Кассия и сказал:

– Еще трое. Двое – из их команды, один – человек Клементина. Значит, это Большой Картель. Один из чужаков похож на сангарийца.

Кассий нахмурился. У Мауса сон как рукой сняло.

– Сангариец? – озадаченно переспросил он. – Кассий, кажется, мы во что-то вляпались.

– Очень похоже на то. Карл, я сам не возьму в толк, что значит вся эта чертовщина. Мы искали одно, а напоролись на совсем другое. Надо мне поговорить с Клементином, попробовать его успокоить.

– Сделай это. И держи меня в курсе. Не нравится мне все это. Эти типы здесь совсем ни к чему. – Геллер залпом допил кофе и направился к двери. – И поосторожнее, друг. Не хотелось бы собирать тебя по частям.

– Ну, что скажешь? – спросил Маус, глядя на удаляющегося полицейского. Скука и сонливость прошли – их сменило нарастающее чувство тревоги.

– Думаю, нам лучше вернуться в отель и там залечь. Похоже, дела наши дрянь.

– Ключи от двенадцатого номера, пожалуйста, – сказал Кассий, остановившись возле портье. – Сообщения для нас не поступали?

Облокотившись о конторку, Маус с надеждой посмотрел на клерка. Вдруг отец что-нибудь прислал?

Нет, ничего, кроме короткой радиограммы из Железной Крепости. Кассий прочел ее вслух.

И в этот момент Маус заметил, как с улицы в вестибюль вошел худощавый старик с каким-то странным взглядом.

– Кассий! Ложись!

С этими словами он бросился под ближайшее кресло, на лету доставая крошечный контрабандный пистолет. Кассий откатился в другую сторону.

Старик с совершенно невозмутимым видом открыл огонь.

Хозяин отеля вскрикнул и упал, извиваясь, на плюшевый палас. Молния ударила в защитный костюм Мауса, и в воздухе заструился дымок.

Кассий попал в нападавшего со второго выстрела. Но старик не упал. Сохраняя на лице чуть удивленное выражение, он поливал вестибюль огнем из лучевого пистолета военного образца. Кричали люди. Горела мебель. Выла сирена. Рассеянные лучи, отражаясь от зеркальных стен, не давали ничего разглядеть.

Маус, кашляя от дыма, выстрелил и лучом опалил убийце волосы. Но тот, казалось, даже не заметил этого.

Потом Кассий попал в него еще раз. Старик повернулся и выскочил на улицу словно ни в чем не бывало.

– Маус! – крикнул Кассий. – Вызови Геллера. Я иду за ним!

Маус позвонил в полицию и через несколько секунд тоже выскочил из отеля.

Старик лежал на тротуаре, скрючившись, словно эмбрион, прижав пистолет к груди. Кассий стоял возле него с озадаченным видом.

Геллер примчался на место происшествия еще раньше, чем собралась толпа.

– Что тут у вас за чертовщина? – раздраженно спросил полицейский.

– Этот человек пытался нас убить, – пробормотал Маус. – Просто вошел в отель и открыл пальбу.

Кассий опустился на колени возле старика и теперь рассматривал его глаза.

– Карл, посмотри-ка. Думаю, это один из них.

– Ого! Да это же Кассий, кондотьер, – сказал кто-то в толпе.

– Ерунда, – отрезал его приятель. Но слух уже подхватили.

– Проследите, чтобы здесь все привели в порядок, пока не нагрянули репортеры, – бросил Геллер полицейскому в униформе. – Тело доставьте в морг. Кассий, мне придется забрать вас обоих – дальше так продолжаться не может.

Через десять минут они сидели в полицейском участке. Снаружи уже толпились репортеры – имя Кассия произвело должный эффект.

– Посидите-ка тихо, пока мы не распутаем это дело, – сказал Геллер, когда Кассий напомнил о своем намерении встретиться с Клементином. – Если понадобится, вызовем его сюда для беседы.

В то утро перестрелка стала главной новостью. Журналисты пытались выявить взаимосвязь между различными убийствами. Активно прорабатывалась версия с Легионом, поскольку раньше ничего подобного на Горе не случалось. Маус слушал репортажи вполуха, наблюдая за действиями Кассия.

Вальтере пустил в ход все доступные средства. Воспользовался всеми связями. Но воскресить стрелка не удалось – тот оказался слишком старым. Тогда Кассий переключился на инстелные сети, потратив на это целое состояние.

– Карл, ты готов к тому, что этот материал просочится наружу? Я уже связался со своим человеком на Луне Командной.

Это произвело на Геллера впечатление, хотя и против его воли.

– Нажми на красную кнопку. А потом я выпущу направленный пучок.

– Уже нажал. Если за стариком что-то числится, у Бэкхарта это есть. Он как раз заведует сангарийским отделом. Классный работник. Был моим студентом, много лет назад.

– Слышал про такого, – сказал Геллер. В последние несколько часов у него голова кругом шла. Он чувствовал, что увязает все глубже. Кассий раздул местное происшествие в инцидент вселенских масштабов. Конечно, офицеру такой поворот событий не нравился, но как остановить все это, он понятия не имел.

Маус наблюдал за ним с вялым интересом, пока не заснул.

Когда Кассий разбудил Мауса, солнце уже было высоко.

– Давай, Маус. Мы отправляемся домой.

– Куда?

– Домой.

– Но…

– Мы раздобыли то, за чем прилетели сюда. Корабль поведешь ты. Мне нужно поспать.

Геллер сопровождал их в порт, который полиция закрыла до окончания кризиса. Теперь любой корабль мог подняться в воздух лишь по особому разрешению.

– Кассий! – окликнул Геллер полковника, когда тот уже поднимался по трапу. – Сделай мне одолжение: не спеши возвращаться.

Кассий ухмыльнулся, и в лице этого немолодого, утомленного жизнью человека промелькнуло что-то мальчишеское.

– Карл, если ты вынуждаешь меня извиниться еще раз, меня может просто стошнить. Теперь я тебе должен услугу. И не маленькую. Договорились?

– Ладно, в конце концов, не ты ведь их сюда притащил. Только отчаливай побыстрее – пока я не вспомнил тебе ношение оружия без разрешения.

Маус обернулся на Кассия, устраивающегося в противоперегрузочном кресле.

– Дай курс к Миру Хельги, – сказал полковник. Маус начал программировать.

– Почему именно туда? – Этот приказ окончательно сбил Мауса с толку. – Кассий, что все-таки случилось вчера вечером?

Вместо ответа Кассий захрапел.

Он проспал девять часов. Нетерпение Мауса все нарастало. Кассий обычно спал не больше пяти часов и то никак не мог смириться с такой пустой тратой отведенного ему срока жизни.

Выведя корабль в открытый космос, Маус рассчитал орбиту к Миру Хельги и поставил корабль в режим набора силового поля для перехода в гипер.

– Не сбрасывай ускорение, – сказал Кассий, тем самым заявив о своем пробуждении. – В таком режиме ты недоберешь около тысячи километров в секунду в момент выхода из гипера, а там нам может понадобиться лететь быстро.

– Так, может, ты все-таки расскажешь, что там стряслось, пока я спал?

– Установили личность стрелка. С помощью моего друга, Бэкхарта. Вряд ли кто-то еще мог бы для нас это сделать. Так вот, считалось, что старик помер еще двести лет назад.

– Что?

– У Бэкхарта стоит компьютер, который помнит все. Получив параметры старика, он стал копать глубоко – вплоть до тех архивов, что мы захватили на Префектласе. И отыскал там старика. Зовут его Рафу. Он работал на семейство Норбонов. На той станции мы их и взяли всех, тепленькими.

Маус постарался отнестись к услышанному внимательнее, чем оно того заслуживало на первый взгляд. Если Кассий так подробно на этом останавливается, значит, находка действительно важная.

– И что все это значит?

– Вот на этот вопрос Бэкхарт так и не ответил. Он продолжает рассчитывать возможные варианты.

Пока, чисто теоретически, существует следующая вероятность: Рафу – не единственный, кто уцелел на станции. В живых остался также наследник, что-то вроде кронпринца. Им удалось убежать с Префектласа и позже заявить о своих внутрисемейных прерогативах. Это крайне загадочные люди. Сородичи знают о них не больше, чем мы, но при этом боятся и уважают. Перед нами что-то вроде сангарийской знати. Они превратили норбонское семейство в одно из самых влиятельных. Их экономическая база – Мир Первой Экспансии, только благодаря им и прославившийся.

– Но к нам-то это какое имеет отношение? Старик ведь охотился за нами не из-за цвета глаз. Он хотел убить лично нас.

– Сугубо лично. Но увидеть, что здесь личного, можно только сангарийскими глазами.

– Не понимаю.

– Они считают – с момента, когда мы с твоим дедушкой высадились на Префектласе, начались личные счеты. Никто не скажет в точности, по каким принципам они разграничивают бизнес, войну со всеми ее превратностями и личную вражду. Перед нами самобытная культура с суровыми и сложно-постижимыми традициями. Похоже, Норбоны решили, что рейд на Префектлас вышел за рамки обычной войны.

– Ты хочешь сказать, что мы стали объектом кровной мести?

– Именно так. Это единственное разумное объяснение. А то, что мы спалили этого Рафу, только распалит их ненависть. И не спрашивай меня почему. Они ведь тоже не задают подобных вопросов. Им никогда не понять, что заставляет нас их уничтожать.

– Я совершенно запутался, Кассий. Какая тут связь с Майклом Ди? И есть ли она? Должна быть, чтобы заставить старика сюда прилететь?

– Возможно, такая связь существует. Но прежде чем сказать что-то определенное, мне нужно как следует пораскинуть мозгами. Смотри-ка – на твоей рации красно-желтый сигнал. Узнай, кто это захотел с нами пообщаться.

Послушав с несколько секунд, Маус сказал:

– Кассий, это звездоловы ретранслируют послание от Вульфа и Гельмута.

– Тогда заткнись и слушай.

Через пятнадцать минут они знали самое худшее.

– Нарасти силовое поле до красной линии, – приказал Кассий. – И прибавь обычной скорости. Я хочу, чтобы мы свалились им как снег на голову, когда перейдем в нормальное пространство.

Спокойно и деловито изучал он схемы, выданные компьютером на главный навигационный экран. Кассий ввел в электронный мозг все данные, которыми его снабдили Дарксорды, и теперь выбирал гипердугу к Миру Хельги.

– Но…

– Он выдержит. И больше выдержит, если надо будет. Загляни-ка в каталог. Мне нужны данные на корабль, который угнал Ди.

Маус ввел параметры.

– Ох и хитрец же он, этот дядя Майкл. Смылся на одном из самых тихоходных кораблей. Но все-таки не на самом. Есть еще парочка учебных лодок, которые он сможет перегнать.

– Значит, у хороших парней есть шанс. И скоро мы им воспользуемся. Возьмем его за час до того, как он нырнет под ракетный зонтик Хельги. Или еще раньше, если он начнет маневрировать, чтобы проскочить мимо твоего отца. Проверь-ка орудийные системы.

Маус заерзал.

– В чем дело?

– Ты думаешь, начнется стрельба? Кассий хищно осклабился.

– Ты чертовски прав, мальчик. Стрельбы будет квантум сатис. Ты первый раз в бою, верно? Просто сиди и делай, что я говорю. Все будет как надо.

Маус не испытывал страха. Лишь ожидание его тяготило. Час проходил за часом, не принося никаких перемен…

– Ну, вот и начинается, – сказал наконец Кассий. – Я видел на экране твоего отца. И твоего идиота-дядю, он так скачет, будто забрел босиком в крапиву. Так что тебе будет в кого пальнуть.

Теперь часы проносились как минуты. Кассий шел на сближение.

– Ах ты черт! – внезапно воскликнул он. – Гней, за каким дьяволом тебе понадобилось это делать?

– Что? – переспросил Маус, отстегнув ремни и перегнувшись к Кассию. – Что он сделал?

– Сядь, кретин! Сейчас нам туго придется. Пришлось туже, чем Маус мог себе представить.


Глава 30 2878 – 3031 годы н.э. | Теневая линия | Глава 32 3052 год н.э.