home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 55

3032 год н.э.

На большой дисплей в штабной комнате смотрел очень мрачный, очень суровый Масато Шторм. Положение выглядело ужасным.

Рядом с ним кто-то заерзал стулом. Маус поднял взгляд – перед ним стоял оператор связи. Он держал стул для Поллианны.

Маус слабо улыбнулся:

– Ну как, тебе получше?

– Годна к строевой. Если бы не хромота. Но говорят, это пройдет. Как там дела?

– Неважно. От Кассия уже несколько дней нет сведений. Я за него боюсь. А там… – Он показал рукой на экран с изображением Уайтлэнсунда. – Там мы, ударив с ходу, кое-чего добились, но потом атака забуксовала. Мы их тесним, но слишком медленно.

– Но у тебя численное превосходство.

– Мы потеряли слишком много краулеров и не можем быстро перебрасывать силы. Похоже, сейчас у нас осталось две надежды. Либо там появится Кассий, либо у моего дяди кончатся боеприпасы.

– Сэр! – радостно завопил оператор. – Сэр, полковник вызывает! Тактический канал номер один!

– Переключите его на меня. Поллианна, ты приносишь удачу. Пожалуй, стоит пристегнуть тебя к этому креслу ремнями.

Она грустно улыбнулась:

– Фрогу я удачи не принесла. И Люциферу тоже. И…

– Заткнись.

На экране появилось мрачное лицо Кассия. Они договорились о батальоне Цейслака, а когда Маус попытался спросить, как Вальтерсу удалось перебраться на Темную Сторону, полковник тут же прервал связь.

– Кажется, настроение у него паршивое, – сказала Поллианна.

– Такое, как есть. И пусть будет как угодно невыносим, пока делает свою работу. А мне на тысячу процентов лучше стало.

– Сэр, – доложил оператор, – полковник Вальтере снова на связи.

– Маус, – раздался голос Кассия, – прости, что я сорвался. Нервы. Здесь дело серьезное. Твой отец сказал бы, что поднята Орифламма.

Поллианна вопросительно посмотрела на него. Маус прошептал:

– Пощады не дают и не просят.

– Мы схлестнулись намертво, отступить не может никто. Все или ничего, и побежденным – смерть без воскрешения.

– Я понял. Кассий. Все или ничего – это касается всех.

– Твой дядя получил, что хотел. Свою битву не на жизнь, а на смерть. – Злорадная улыбка заиграла на лице Кассия. – Правда, этот дурак вряд ли планировал свое в ней участие.

– Правда. Еще одно: он пока не знает о смерти отца. Я сберег эту новость на особый случай. Пусть рассчитывает на защиту в последний момент, пока не станет поздно.

– Ну именно! Поэтому-то я и хотел это скрыть!

– Никогда еще Легион не дрался так яростно, – сказал Маус.

– Никогда. Впервые на карте стоят эмоции, Маус. От отряда Майкла давно бы уже осталось мокрое место, если бы не особенности местности. Люди Ди были хорошими бойцами, но не солдатами – в том смысле, в каком ими были легионеры. Они не привыкли к командной работе и сложностям больших и длительных операций. Они были людьми, но испорченными сангарийской философией налета и отхода.

– Люди Майкла неплохо воюют.

– Их загнали в угол. Ладно, мне пора браться за дело. Я просто хотел извиниться за грубость.

– Все в порядке.

Батальоны Кассия теснили Ди все глубже и глубже в Уайтлэндсунд. Обращенные к Эджворду оборонительные линии были неглубокими и не подготовленными к столь тяжелому удару.

Тянулись часы. Маус не вставал из кресла, пока у него не заболел зад. Поллианна все это время оставалась рядом с ним, отчасти потому, что интересовалась событиями, отчасти потому, что чувствовала – он нуждается в связующим звене между нынешним и прежним Маусом.

А Ди сопротивлялся все яростнее.

– Он все понял, – сказал Маус. – И сейчас перебрасывает людей.

Кассий все наседал. С другой стороны прохода легионеры, возвратившиеся с Теневой Линии, начали пробиваться через оборонительные рубежи, ослабленные снятием людей, брошенных против Кассия.

Поллианна легонько тронула его за руку.

– Ты думаешь, у нас получится?

– А? Что получится?

– Победить.

– Не знаю. Пока не знаю. Шансы еще не определились.

Он вслушался в обрывки разговора по тактической сети. Кассий перебрасывал на передовую батальон Цейслака.

Шли часы. В конце концов Поллианна шепнула:

– Тебе надо отдохнуть, пока ты не свалился.

– Но…

– Здесь ты или нет, от этого ничего не изменится. Если ты понадобишься, тебе сообщат.

– Ты права. Будет совсем ни к чему, если я свалюсь от усталости. Похромаю к себе.

Поллианна ушла с ним.

Когда он вернулся, на плече у него сидел вороноящер. У операторов расширились глаза. Казалось, между ними прошла искра молчаливого понимания. Маус подошел к дисплеям, а волкодавы принялись рыскать по комнате в тщетных поисках врагов.

Маус почувствовал перемену в своих людях. Они приняли передачу власти. Он больше не был младшим сыном Хозяина, мишенью добродушных насмешек. Он был Хозяином.

Дисплеи выглядели неутешительно. Ситуация стала статичной.

– Сэр, – обратился к нему один из операторов, – полковник Вальтере просит разговора с вами, когда вам будет удобно.

– Да, конечно. Соедините нас. Через несколько минут Кассий появился на закодированном канале.

– У нас тут возникли проблемы, Маус. Мы взяли их в клещи и давили до тех пор, пока не заперли в большом кратере. Они окопались по его краям и теперь могут сверху обстреливать проход. Сомкнулись в такое узкое кольцо, что могут перебрасывать людей с места на место быстрее, чем я – наносить внезапные удары. Я собирался отрезать и брать в плен небольшие группы. Но из-за того, что я тебе описал, – не выходит. Получается только осада в старинном стиле.

– На Теневой Линии осталось тридцать тысяч человек, которые долго не протянут, Кассий. Им скоро будет нечем дышать.

– Да, я слышал сводки.

Ситуация с воздухом для дыхания становилась угрожающей. Воды и продовольствия хватит на несколько недель, если урезать выдачу, но урезать порцию воздуха для бойца – невозможно. Аппараты восстановления воздуха никогда не были вполне эффективны, а теперь еще износ оборудования стал критичным.

Маус объявил:

– Наша медслужба вчера начала загружать раненых в рефрижераторы. Мы сможем воскресить их, когда освободим проход. Они предлагают поступить так же с людьми Мичема.

– У них есть для этого рефрижераторы?

– Слишком мало.

– Я мог бы использовать кого-то из людей Хоксблада. Если удастся переправить их на эту сторону.

– Зачем?

– Порой тонкие способы ведения войны не дают эффекта. Тогда остается только молот. Бить с размаху, всеми силами, а потери – что ж, стисни зубы.

– Боюсь, что твоего боезапаса мало будет для такой тактики.

– Это волнует меня меньше, чем воздух. Думаю, у Майкла боезапас кончится раньше. Судя по его схеме стрельбы, он старается экономить снаряды.

– Это плюс.

– Не знаю. Чего я боюсь – это что для снижения потерь придется предложить ему условия сдачи. Именно это он сейчас и делает: старается продержаться, пока мы не будем готовы к торгу.

Маус взглянул на изображение теневой станции Блейка. Зрелище было удручающее – станцию облепили аварийные купола, набитые людьми, ждущими эвакуации или отправки в бой. Лагерь все разрастался, принимая людей Хоксблада и шахтеров из Сумеречного Города. Ди мог проиграть войну, но их победа будет пирровой.

Он перевел взгляд на сводку количества машин и их состояния.

– Кассий, нам так и так не миновать беды. Здесь недостаточно краулеров, чтобы вывезти всех.

– А потому не будь слишком гордым и попроси соседей. Пусть Блейк позвонит в Город Ночи и на Темную Равнину и просит помощи, если это нужно.

– Мы уже пытались это сделать. Они сказали, что не станут рисковать своей техникой, пока идут бои.

– Не оставляй попыток, мальчик. А я поднажму здесь, и тогда станет ясно, что Ди собирается выторговать для себя.

– Не заключай договора. Только если выбора не будет.

– Конечно. Я помню ловушку, в которую попал твой отец.

Маус подозвал одного из операторов.

– Постарайтесь разыскать мистера Блейка. Попросите его прийти сюда.

Через полчаса появился Блейк. С ним была Поллианна.

– Мистер Блейк, вы могли бы еще раз связаться с Городом Ночи и Темной Равниной? Можете им сказать, что бой закончится прежде, чем они введут в тот район технику.

– Как, неужели вы их все-таки добили? В этой развалине на колесах тут же проснулся интерес к жизни.

– Не совсем так. Мы хотим атаковать еще раз, а в случае неудачи начать переговоры.

Блейк запротестовал. От вспыхнувшего гнева вновь воскрес тот, кто правил Корпорацией, пока война на Теневой Линии не превратила его в инвалида.

– Эмоционально я с вами согласен, – ответил Маус. – Я тоже хочу, чтобы ни один из них не ушел живым. Но у нас может не оказаться выбора. Либо начать переговоры, либо бросить людей у Теневой Линии на гибель.

– Проклятие! Вся эта бойня – впустую?

– Почти так. Остается утешаться мыслью, что мой дядя тоже своего не добился. И в некотором смысле, даже если он выговорит себе право уйти из Уайтлэндсунда, он понесет больший урон, чем мы. Ему придется скрываться до конца жизни. Он пустил в ход ядерное оружие. Он пособничал сангарийцам. Такого Флот не прощает. Все его имущество конфискуют…

И тут Поллианна, до сих пор мягко массировавшая его плечи, судорожно в него вцепилась неожиданно сильной хваткой.

– Вступай в переговоры, если хочешь. Заключай договор от имени Легиона. От имени Блейка и Эджворда. Но только не рассчитывай на меня, Маус. От моего имени договор не заключай. Во второй раз Август Плейнфилд от меня не уйдет.

Маус откинулся назад, взглянул вверх. Лицо ее выражало только ненависть.

– Ты опять змеиного яду нахлебалась?

Она стиснула его плечи так, что он дернулся от боли.

– Да. По литру за каждой едой.

– Подождите-ка… – Маус склонился над пультом.

Кассий начал атаку.

– Сэр, в этот раз он бросил в бой все резервы, – доложил один из операторов. – Даже экипажи краулеров.

Маус поднялся.

– Мистер Блейк, найдите мне краулер. Любую машину, которая хоть как-то ездит. Я отправляюсь туда.


Глава 54 3032 год н.э. | Теневая линия | Глава 56 3032 год н.э.