home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 58

3032 год н.э.

Маус сидел в водительском кресле, глядя на Кассия и Поллианну. Полли металась по кабине, не находя себе места. Порой она как-то странно смотрела на Кассия, а у того с лица не сходила эта странная, мальчишеская, чуть смущенная улыбка.

Мауса тоже несколько удивило поведение полковника. Прежде Кассий никогда не думал вслух. По крайней мере об оставленном им пути.

Вальтер спросил Поллианну:

– Помнишь этого персонажа в «Венецианском Купце» – еврея, который произносит монолог о том, что имеет такое же право испытывать боль, как и всякий другой?

– Шейлок.

– Ага, Шейлок. Так это я. Я такой же. У меня тоже есть право быть человеком. Просто я настолько стар и так долго занимался своим ремеслом, что этого не проявляю.

– Но Шейлок ведь на самом деле говорил о другом. Он просто старался подвести базу под осуществляемую им месть…

Поллианна осеклась.

Маус не знал Шекспира, но догадался, что Поллианну внезапно осенила мысль: Кассий и Шейлок в конечном счете схожи. Он откинулся назад, задрал ногу на приборный щит и принялся сосредоточенно грызть ноготь. А потом спросил у Кассия:

– Надеюсь, ты еще не собираешься затянуть лебединую песню?

– Я? Да ни за что. Пусть я и не вполне доволен своей жизнью, но чертовски определенно намерен задержаться на этом свете как можно дольше. Нет, я думаю, как выбраться со стрежня потока жизни. Если эта жизнь и была тем, что есть стрежень. Я мог бы стать старым сумасшедшим отшельником, который живет в горах и раз в год спускается вниз и пророчествует в окрестных деревнях. Или сбежать к звездоловам. Или податься в пираты к Мак-Гроу или флибустьерам. Все что угодно, лишь бы освободиться от прошлого. И уйти, пока Конфедерация не начала расследования по Теневой Линии. Нет у меня терпения иметь с ними дело. Поэтому я и ушел из регулярной армии.

– Знаешь, я как-то не могу представить тебя никем другим, кроме того, кто ты есть, – сказал Маус. – Так что там с бомбами? Как ты думаешь, у Майкла было время принять решение?

Ди неподвижно стоял посреди кабины. Он давно уже не проронил ни слова. Лишь глаза его беспокойно бегали, следя за каждым мускулом на лице Кассия, Мауса и Поллианны. А еще за пистолетом в небрежно свешенной руке Кассия.

– Что вы собираетесь делать? – спросил он плаксивым голосом.

– Если бы решать мне или если бы я мог сделать, что хочу, – ответил Кассий, – я бы тебя убил. Но я этого не сделаю. Разве что ты откажешься рассказывать об этих чертовых бомбах. У тебя было время подумать. Теперь говори. И говори правду, потому что, когда мы пойдем их обезвреживать, ты будешь рядом со мной. Как они снаряжены? Как ты собирался их подорвать?

В кабине загудел зуммер.

– Маус, подойди. Майкл, начинай рассказывать.

– Гарантии, Кассий! Мне нужны гарантии, – упирался Ди. – Вы ведь его не знаете. Вы не знаете, что он сделает, если я не подорву заряды.

– Кто «он»? – спросил Маус.

– Он готов разнести в клочки целую вселенную, лишь бы только добраться до тебя и Штормов, – продолжал Майкл, словно не слыша вопроса. – С тех пор, как вы убили Рафу, он превратился в настоящего маньяка.

– Хорошо, черт возьми. Если надо будет, я запру тебя в собственном сейфе. Ты только скажи, как избавиться от этих бомб.

– Твое слово?

– Чего ты хочешь? Чтобы я руку надрезал и написал клятву кровью? Тебе предлагают хорошие условия, и ты это знаешь.

– Эти бомбы – с дистанционным радиоуправлением. Пусковой механизм у моего водителя.

– Через сколько времени он нажмет кнопку?

– Он не нажмет. Он даже не знает, что механизм у него. Я был уверен, что застану здесь Гнея, вот и наделал глупостей.

– Ага! – Кассий злобно хихикнул. – Обманули дурака.

– Ты обещал.

– Кассий, у меня новость, – сказал Маус, – думаю, она скрасит твой сегодняшний день. Хельга сдала Фестунг Тодесангст.

– Что? – переспросил Майкл.

– Сообщение разведки Флота.

– Господи, да что же это? – воскликнул Майкл. – Нет, не верю! Она бы подорвала мины.

– Не знаю, что у них там случилось, – сказал Маус. – Сводка Флота, отцензурованная разведкой. Объяснений нет. Говорится лишь, что вначале ситуация сложилась патовая – Хельга грозилась подорвать мины, а пехотинцы боялись надавить сильнее, чтобы она и вправду этого не сделала. Может быть, до нее дошли вести о Сумеречном Городе, и она решила, что дело потеряло смысл. Она вдруг просто сдалась.

– Что за чертовщина с ней случилась? – пробормотал Майкл, нахмурившись. – Испорченная, эгоистичная идиотка. – Всегда получала, что хотела. А надо было…

Кассий тоже нахмурился.

– Здесь должен быть подвох. То ли у нее бомбы с часовым механизмом, то ли еще что-нибудь. Ди не могут без подлостей.

– Кассий, они освободили Гомера и Люцифера. Оба выглядят вполне сносно. Их можно воскресить.

– М-да… Может быть. Если, конечно, она их не запрограммировала. А интересно, на каких условиях она сдалась? Не может быть, чтобы на выгодных для нас.

Майкл повернулся к Маусу. На лице его проступило злорадство. Он даже задрожал от радостного предчувствия – наверняка дочь выторговала для себя что-то значительное.

– А ни на каких. Без договора. Безоговорочная капитуляция. Как будто ей незачем стало жить, и она вышла из игры.

– Но… – хотел было спросить Кассий. Маус перевел взгляд на Майкла. У того в глазах застыл ужас.

– Они убили ее, Кассий. Бэкхарт лично отключил ее жизнеподдерживающие системы.

– Убили? – еле слышно произнес Ди. – Мою маленькую девочку? И всех моих детей? Вы их убили? – Маус спокойно смотрел, как в глазах его дяди разгорается огонь безумия. – Вы убийцы? Мою жену, моих детей…

– Они получили легкую смерть! – отрезал Маус. – Гораздо легче, чем того заслуживали. И навлекли ее на себя сами.

Кассий подошел к Ди и посмотрел ему в глаза. А потом заговорил медленно, с расстановкой, словно прокручивая нож в ране:

– Он прав. Им следовало сгореть в огне, по тысяче раз каждому. И то я бы считал, что они легко отделались.

– Маус! – вскрикнула Поллианна.

Ди бросился на Кассия.

Полковник этого не ожидал. Всю жизнь он ошибочно считал, что трус способен напасть, только когда уверен в своем преимуществе.

Майкл Ди был трусом, но не лишенным способности действовать.

Секундное замешательство Кассия стоило ему жизни.

Ди выбил из его руки пистолет, успел поймать его на лету и одним метким выстрелом разворотил полковнику внутренности прежде, чем Маус налетел на него сбоку и отшвырнул оружие в другой конец кабины. Кассий обмяк и стал медленно оседать вниз, как разваливающаяся на куски империя, будто на разные части его тела действовала различная сила тяжести. Механическое говорящее устройство скрежетало и щелкало, но эти звуки нельзя было принять ни за крик гнева, ни за хрип агонии. Полковник свалился окровавленной вздрагивающей кучей, а металлический голос продолжал издавать все те же странные звуки.

Маус и Ди свалились на стол, и племянник, невпопад ругаясь и всхлипывая, вцепился дяде в горло.

Вначале насмерть перепуганный Ди отбивался совершенно инстинктивно. Он царапался, кусался, лягался. Постепенно к нему вернулось соображение. Он разжал хватку Мауса и, вывернувшись, ударил его с разворота ногой в грудь.

Маус упал на четвереньки. Собрав все силы, он попытался вскочить на ноги, но вдруг полетел вперед и влетел в стол.

Ди занес ногу для последнего удара по горлу.

– Нет!

Он медленно обернулся.

Поллианна держала в руках тот самый пистолет, которым он убил Кассия. Руки у нее дрожали, дуло неуверенно, но грозно покачивалось.

– Поллианна, дорогая, опусти эту штуку. Я тебе ничего не сделаю. Обещаю. Это дело между ними и мной. К тебе оно не относится.

Он говорил самым ласковым своим голосом. И, может быть, искренне. У него не было причин убивать Поллианну. По крайней мере сейчас.

– Не двигаться! – приказала она, едва Ди двинулся к ней, протягивая руку к пистолету.

Ей было страшно. Наступил момент, ради которого она жила. Момент, во имя которого она заставила себя пройти сквозь свой личный ад.

– Нет, оно ко мне относится. Я тебе кое-что должна. Август Плейнфилд. Ди остолбенел от изумления.

– Ты даже не помнишь? Ты, проклятый бессердечный гад! Ты даже не помнишь имени, под которым пришел убить моего отца.

– О чем ты говоришь, детка? Я никогда никого не убивал.

– Лжешь! Ты гнусный лжец. Я видела вас, мистер Август Плейнфилд из «Стимпсон-Храбоски ньюс». Я там была. Ты вколол ему наркотик, вытянул из него все про Теневую Линию, а потом ты его убил.

Ди побледнел.

– Девочка из госпиталя!

– Да, девочка из госпиталя. Теперь твоя очередь.

Ди бросился вперед, сделав обманное движение в сторону.

Останься он на месте, Поллианна, возможно, так и не нажала бы на спусковой крючок. В решающий момент, когда надо было хладнокровно убить человека, это оказалось труднее, чем она думала.

Но внезапный бросок Ди вызвал защитную реакцию. Поллианна принялась бешено палить из пистолета. Первым лучом она прожгла приборный щит. Второй пронзил Майклу ногу. Он пролетел мимо Поллианны с коротким криком боли и отчаяния. Она выстрелила снова и снова попала. И снова. И снова.

Маус, у которого перед глазами все плыло, а к груди будто привязали наковальню, снова собрал все силы и заставил себя оттолкнуться от стола. Он поднялся на ноги и резко встряхнул головой, чтобы в глазах прояснилось.

Он увидел, как Поллианна с размаху колотит рукояткой разряженного пистолета по изуродованному до неузнаваемости трупу Майкла, бормоча что-то невнятное про Фрога. Маус доковылял до нее, отобрал оружие, обнял и прижал ее голову к своей груди.

– Все кончилось, Полли, – ласково говорил он. – Понимаешь? Все кончилось. Он умер. Все умерли, кроме нас.

Она проплакала еще с час. Истерические всхлипывания постепенно сменились глубокими, душераздирающими рыданиями, стали слабеть, перешли во всхлипы и шмыганья носом, потом в редкие поскуливания раненого зверька и стихли совсем.

– Ты просто побудь здесь, – прошептал Маус, когда она окончательно успокоилась. – А у меня есть работа. Потом мы сможем уехать.

Он поднялся, подошел к пульту, нашел действующую частоту и снова принял на себя командование Легионом.


Глава 57 3032 год н.э. | Теневая линия | Глава 59 3032 год н.э.