home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

«В делах бизнеса крайне важны первые впечатления».

Дж. Пирпойнт Финч.

– Чем могу помочь, господа?

Богатый халат владельца не мог скрыть его худобы. Я сам не особенно мускулист…как Скив то есть…но у меня сложилось впечатление, что если я ударю этого человека, он не отделается синяком, а рассыпется. Я хочу сказать, что и раньше встречал тощих людей, но этот казался скелетом, на который натянули слишком мало кожи.

– Мы бы хотели поговорить с Абдулом, – высокомерно бросил Ааз.

– Я – это он, а он – это я, – продекламировал владелец. – Вы видите перед собою Абдула, всего лишь тень человека, доведенного ловкими клиентами до грани голодной смерти.

– Однако, вы кажетесь весьма преуспевающим, – пробормотал я, оглядываясь кругом.

В лавке было полно товара, и даже мой нетренированный взгляд легко мог заметить повсюду несомненные признаки богатства. Ковры были изящно сотканы из неизвестных мне тканей, а из глубины их узоров сверкало золото и серебро. Ковры эти явно предназначались для богатых, и казалось сомнительным, что нынешний их владелец страдает от нехватки удобств.

– Ах! Это целая повесть о моей глупости, – воскликнул, ломая руки, владелец. – В своем слепом доверии я вложил все, что имею, в этот инвентарь. В результате я страдаю среди изобилия. Мои клиенты это знают и грабят меня теперь, когда я уязвим. Я теряю деньги на каждой продаже, но человек должен есть.

– На самом-то деле, – перебил его Ааз, – мы ищем кое-что в густом ворсе ковра во весь пол, от стенки до стенки.

– Что,что?..Я хочу сказать, не пугайте так бедного Абдула, мой скромный бизнес…

– Брось ты это, Абдул…, или мне следует сказать Фрумпель? – Ааз усмехнулся своей широкой улыбкой. – Мы знаем, кто ты и что ты. Мы пришли сюда сделать маленький бизнес.

При этих словах владелец стал двигаться с быстротой, способности к которой я бы в нем никогда не заподозрил. Одним прыжком он очутился у двери, задвинул засов и опустил занавес, сделанный, кажется из еще более странной материи, чем его ковры.

– Где вас учили манерам? – прорычал он через плечо голосом, ничем не походившим на только что скуливший. – Я, знаете ли, вынужден жить в этом городе.

– Извиняюсь, – сказал Ааз, но он вовсе не выглядел оправдывающимся.

– Ну, в следующий раз будьте поосторожнее, когда вваливаетесь и начинаете швырятся моим именем. Народ здесь не особенно терпим к странным существам и происшествиям.

Он, казалось, всего лишь ворчал про себя, и потому я ухватился за возможность шепнуть Аазу:

– Псст, Ааз. Что за от стенки до стенки?

– Позже, малыш.

– Ты! – владелец, казалось, в первый раз увидел меня. – Ты – статуя! Я не узнал тебя, пока ты двигался!

– Ну, я…

– Мне следовало бы знать, – продолжал бушевать он. – Иметь дело с бесами – значит напрашиваться на неприятности! Не успеешь оглянуться, как всякий…

Он внезапно оборвал речь и подозрительно посмотрел на нас. Рука его исчезла в складках халата и появилась опять с прозрачным кристаллом. Он поднял его и посмотрел через него как в монокль, пристально разглядывая нас по очереди.

– Мне следовало бы знать, – сказал он, сплюнув. – Не будете ли вы так любезны снять свои личины? Я люблю знать, с кем имею дело?

Я взглянул на Ааза, и тот, соглашаясь, кивнул.

Закрыв глаза,я стал осуществлять переход в наше нормальное обличье. У меня хватило времени на гадание,будет ли Фрумпель гадать насчет моей трансформации, если поймет, что на самом деле я не та личность, что виденная им прежде статуя. Но мне не следовало беспокоиться.

– Извращенец! – Фрумпель сумел заставить это слово выглядеть ругательством.

– Я – изверг, если вы хотите иметь с нами дело, – поправил его Ааз.

– Нет, извращенец, пока не увижу, какого цвета ваши деньги, – презрительно фыркнул в ответ Фрумпель.

И вдруг я понял, что он внимательно изучает меня.

– Слушай, ты случайно не бес по имени Трокводл, а?

– Я? Нет! Я… я…

Но он уже снова рассматривал меня сквозь кристалл.

–Хмм, – хмыкнул он, пряча свой кристалл обратно под одежду. – Я полагаю, ты в порядке. Однако я очень хотел бы заполучить в руки этого беса. Он в последнее время ужасно вольно распространял кругом мое имя.

– Слушай, Фрумпель, – вмешался Ааз, – ты, знаешь ли, не единственный, кто любит видеть, с кем имеет дело.

– Хм? О! Отлично, если вы настаиваиваете.

Я ожидал, что он закроет глаза и примется за работу, но вместо этого он снова сунул руку за пазуху. На этот раз то, что он извлек, выглядело похожим на ручное зеркальце с каким-то диском на обратной стороне. Глядя в зеркало, он осторожно вертел пальцами диск.

Результат был мгновенным и поразительным. Не одно лишь лицо, а все его тело начало меняться, наливаясь и принимая красноватый оттенок. На моих глазах брови стали гуще и срослись, линия бороды, словни живая, прокралась вверх по лицу, а глаза жестоко сузились. Почти словно по размышлении я заметил, что его ступни превратились в сверкающие раздвоенные копыта, а из-под нижнего края халата появился кончик заостренного хвоста.

За впечатляюще короткий срок он превратился в… ну, в дьявола!

Несмотря на все свои приготовления, я почувствовал укол суеверного страха, когда он отложил зеркальце и снова повернулся к нам.

– Теперь вы счастливы? – буркнул он Аазу.

– Это начало, – допустил Ааз.

– Хватит препираться, – Фрумпель вдруг снова воодушевился. – Что привело в Пент извращенца? Благотворительность? И где тут вписывается этот малыш?

– Он мой ученик, – уведомил его Ааз.

– В самом деле? – Фрумпель бросил на меня сочувственный взгляд. – Неужели у тебя дела действительно так плохи, малыш? Может быть, мы сумеем что-нибудь придумать?

– Он вполне доволен ситуацией, – перебил его Ааз. – А теперь перейдем к нашей проблеме.

– Вы хотите, чтобы я исцелил малыша от безумия?

– А? Нет. Брось, Фрумпель. Мы пришли сюда по делу. Давай объявим на время перемирие, ладно?

– Если вы настаиваиваете. Это, однако кажется странным: извращенцы и деволы никогда по-настоящему не ладили.

– Мы – изверги!

– Вот видите, что я имею в виду.

– Ааз, – вмешался я, – ты не мог бы просто рассказать ему?

– Хмм? О! Верно, малыш. Слушай, Фрумпель. У нас возникла проблема, и мы надеемся, что ты сможешь помочь нам справиться с ней. Видишь ли, я потерял свои способности.

– Что? – взворвался Фрумпель. – Вы явились ко мне без магических способностей к защите от выслеживания? Это рвет все. Я семь лет провел, строя здесь удобный фасад, и вдруг является какой-то идиот и…

– Стой, Фрумпель. Мы же сказали тебе, что малыш мой ученик. Он знает больше чем достаточно, чтобы прикрыть нас обоих.

– Полунатасканный ученик! Он доверяет мою жизнь и безопасность полунатасканному ученику!

– Ты, кажется, проглядел тот факт, что мы уже здесь. Если бы что-нибудь должно было случиться, оно бы уже случилось.

– Каждую минуту, пока вы двое находитесь здесь, вы угрожаете моему существованию.

– И поэтому тем больше причин для тебя немедленно разделаться с нашей проблемой и прекратить это бессмысленное битье себя в грудь.

Несколько минут они пожирали друг друга взглядами, в то время как я старался быть очень тихим и незаметным. И Фрумпель был казалось неподходящим выбором для того, чтобы мы связывали с ним свои надежды.

– А, ладно, – проворчал наконец Фрумпель. – Посколько я, вероятно, никак от вас иначе не избавлюсь.

– Вот это больше похоже на дело! – победоносно воскликнул Ааз.

– Сядьте и заткнитесь! – приказал наш гостеприимный хозяин.

Ааз сделал, как ему было сказано, а Фрумпель продолжал описывать вокруг него кольцо. Двигаясь, девол держал веревку сперва так, потом этак, иногда сворачивал в круг, а порой давал просто обвиснуть. И все это время он внимательно смотрел на потолок, словно читая там написанное мелким шрифтом сообщение.

Я не имел ни малейшего представления о том, что он делает, но было странно приятно смотреть, как кто-то приказывает Аазу, и это ему сходит с рук.

– Хмм… – наконец сказал девол. – Да, я думаю, мы можем сказать, что ваши способности определенно пропали.

– Восхитительно! – прорычал Ааз. – Слушай, Фрумпель, мы проделали весь этот путь не для того, чтобы нам сообщили то, что мы уже знаем. Предполагалось, что вы, деволы, способны сделать что угодно. Ну так сделай что-нибудь!

– Это не так-то легко, извращенец, – огрызнулся девол в ответ. – Мне нужна информация. Как вы вообще потеряли ваши способности?

– Точно не знаю, – признался Ааз. – Меня вызвал в Пент один маг, и, когда я прибыл, они пропали.

– Маг? Который?

– Гаркин.

– Гаркин? С ним лучше не связываться. Почему бы вам просто не заставить его восстановить ваши способности, вместо того, чтобы впутывать меня?

– Потому, что он мертв. Это достаточная причина для тебя?

– Хмм… это затрудняет дело.

– Ты говоришь, что вы можете сделать все, что угодно? – презрительно фыркнул Ааз. – Мне следовало бы знать. Я всегда думал, что репутация деволов довольно преувеличина.

– Послушай, извращенец! Ты хочешь мой помощи или нет? Я не говорил, что не могу чего-то сделать. Просто это будет трудно.

– Вот это больше похоже на деловой разговор, – хохотнул Ааз. – Давай начнем.

– Не так быстро, – прервал его девол. – Я сказал, что могу помочь вам, но не сказал, что помогу.

– Ясно, – фыркнул Ааз. – Вот оно, малыш, приближается. Ценник. Я же говорил тебе, что они художники по части вымогательства.

– На самом деле, – сухо сказал девол, – я думал о таком факторе, как время, которое понадобиться мне на приготовления. И я считаю, что я совершенно ясно выразил свои мысли относительно вашего пребывания здесь дольше, чем это крайне необходимо.

– В таком случае, – улыбнулся Ааз, – я бы советовал тебе начать. Я считаю, что совершенно ясно выразил с в о и чувства, что мы намерены оставаться здесь до тех пор, пока лечение не подействует.

– В таком случае, – улыбнулся ему в ответ девол, – я считаю, что вы подняли вопрос о стоимости. Сколько у вас при себе?

– Ну, у нас есть…– начал было я.

– Э т о мне кажеться маловажным, – Ааз предупреждающе обжег меня взглядом. – Что, если вы скажете нам, сколько, по-вашему, будет справедливой ценой за ваши услуги?

Фрумпель наградил его испепеляющим взглядом, прежде чем погрузился в расчеты.

– Хмм…материальная стоимость… и, конечно, мое время…и вы явились без приглашения…скажем так, это примерно обойдется вам , это всего лишь приблизительная оценка, уверяю вас, о, в пределах… Слушайте! – он вдруг просветлел и улыбнулся нам. – Может быть, вы согласитесь организовать это как обмен? Я исцелю вас, а вы окажете мне небольшую услугу?

– Какую услугу? – подозрительно спросил Ааз.

На сей раз я был полностью с ним согласен. Что-то в голосе Фрумпеля не вселяло уверенности.

– Мелочь, в самом деле, – промурлыкал девол. – Своего рода работа манком.

– Я бы предпочитал заплатить наличными, – твердо сказал я.

– Заткнись малыш, – посоветовал Ааз. – Что за работа манком, Фрумпель?

– Вы, возможно, заметили молодую пару, зашедшую в лавку перед вами? Заметили? Хорошо. Тогда вы, наверное, заметили также, что в настоящее время их здесь нет.

– Как они ушли? – с любопытством спросил я.

– Я перейду к этому через минуту, – улыбнулся девол. – Во всяком случае, история у них интересная, если даже и обычная. Избавлю вас от деталей, но, коротко говоря, они юные влюбленные, разлученные своими семьями. В отчаяннии они обратились за помощью ко мне. Я оказал им услугу, отправив их в другое измерение, где они смогут быть счастливы, освободившись от вмешательства своих семей.

– За гонорар, конечно, – сухо заметил Ааз.

– Конечно, – улыбнулся Фрумпель.

– Брось, Ааз, – упрекнул я его. – Это кажется достойным делом, даже если ему за это заплатили.

– Именно так! – просиял девол. – Ты очень восприимчив для столь юного. Так или иначе, моя щедрость поставила меня в двольно рискованное положение. Как вы, вероятно заметили, я очень озабочен сохранением своего образа в этом городе. Есть возможность, что этот образ подвергнется угрозе, если родственники пары сумеют установить их путь до моей лавки. Но не дальше.

– Должно быть, это был еще тот гонорар, – пробурчал Ааз.

– Итак, мое предложение следующее: в обмен на мою помощь я попрошу вас принять обличье пары и проложить ложный след, уводящий от моей лавки.

– Насколько большой ложный след? – спросил я.

– О, не нужно ничего сложного. Просто дайте себя увидеть достаточному числу горожан, чтобы была гарантия, что от моей лавки отвлечено внимание. Как только вы покините город, вы можете надеть любую угодную вам личину и прибыть обратно сюда. К тому времени я буду готов к вашему исцелению. Ну, что скажете? По рукам?


ГЛАВА 11 | Другой отличный миф | ГЛАВА 13