home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 15

«Всякий, кто употребляет выражение „легче, чем отнять леденец у младенца“, никогда не пробовал отнять леденец у младенца».

Р. Гуд.

– Теперь нам можно двигаться? – спросил я.

– Нет еще, малыш. Подожди, пока свет не погаснет на полный день.

– Ты хочешь сказать, на полный час.

– Что бы там ни было. А теперь заткнись и продолжай следить.

Мы ждали в тупиковом переулке напротив лавки Фрумпеля. Даже хотя нас предположительно надежно защищали новые личины, мне было нелегко вернуться в тот же город, где меня повесили. Это чувство трудно описать тому, кто его не испытал. И потом так же странно было находиться рядом с Аазом, когда я уже свыкся с мыслью о его смерти. Очевидно, у извергов шейные мускулы значительно сильнее, чем у людей. Ааз просто напряг эти мускулы, и этого хватило, чтобы петля не смогла прекратить доступ воздуха.

Ради моего просвещения Ааз также уведомил меня, что его чешуя служила ему лучшей броней, чем большинство доступных в том измерении кольчуг или пластинчатых доспехов. Я слышал однажды, что демонов можно уничтожить только специально изготовленным оружием или путем сожжения. Кажется, старые легенды, действительно кое в чем основывались на фактах.

– Порядок, малыш, – прошептал Ааз. – Полагаю, что мы ждали достаточно долго.

Он прокрался к выходу из переулка и повел меня по длинному кругу, огибая лавку. И остановился вновь только когда мы вернулись на свое первоначальное место в переулке.

– Ну, как твое мнение, малыш?

– Не знаю. Что мы искали?

– Расскажи мне еще раз, как ты замышлял стать вором, – вздохнул Ааз. – Слушай, малыш. Мы осматривали цель. Верно?

– Верно, – ответил я, радуясь, что могу с чем-то согласиться.

– Отлично. Сколько ты увидел входов и выходов у этой лавки ?

– Только один. Тот, что здесь напротив.

– Правильно. А как мы по-твоему, теперь собираемся попасть в лавку?

– Не знаю, – честно признался я.

– Брось малыш. Если есть только один вход…

– Ты хочешь сказать, что мы просто войдем в переднюю дверь?

– А почему бы и нет? Мы видим отсюда, что дверь открыта.

– Ну, если ты так говоришь, Ааз… Я просто думал, что будет куда труднее.

– Тпру! Никто не говорил, что это будет легко. Одно лишь то, что дверь открыта, не означает, что дверь открыта.

– Я что-то не совсем понял, Ааз.

– Подумай, малыш. Мы ведь выступаем против девола, верно? У него есть доступ к любой магии и разным хитрым штучкам. А теперь что ты скажешь насчет того, чтобы закрыть глаза и снова взглянуть на дверь?

Я сделал, как было сказано. В моей голове сразу возник образ светящейся клетки, полностью накрывавшей лавку.

– Он поставил какой-то полог, Ааз, – уведомил я своего напарника.

Мне пришло в голову, что всего несколько недель назад я отнесся бы к подобному строению с благоговейным ужасом. Теперь же я воспринимал его как довольно обычное явление, всего лишь еще одно препятствие, которое требовалось преодолеть.

– Опиши мне его, – прошипел Ааз.

– Ну…он яркий…бледновато-пурпурный…Тут серия прутьев и поперечных прутьев, образующих квадраты примерно ладонь в поперечнике.

– Он только над дверь или над всей лавокй?

– Над всей лавокй. Верх закрыт, и прутья уходят прямо в землю.

– Хм, придется нам пройти сквозь него. Слушай меня, малыш. Пришло время для быстрого урока.

Я открыл глаза и снова посмотрел на лавку. Здание выглядело таким же невинным как и в тот раз, когды мы обошли его кругом. Меня беспокоило, что я не чувствовал присутствия клетки так, как чувствовал присутствие собственных пологов.

– Что это, Ааз? – встревоженно спросил я.

– Хмм? А, это полог, того же типа, что и применяемые нами, только намного сквернее.

– Чем сквернее?

– Ну, тот полог, который я учил тебя строить – система раннего предупреждения и мало что еще. Судя по описанию, структура, применяемая Фрумпелем, делает значительно больше. Он не только убьет тебя, но и раздробит на кусочки меньше пыли. Это называется дезинтеграцией.

– И мы собираемся пройти сквозь него? – недоверчиво спросил я.

– П о с л е того, как ты получишь быстрый урок. А теперь – помнишь свои упражнения с пером? Как ты для управления им обволакивал перо мыслью?

– Да, – озадаченно ответил я.

– Ну, я хочу, чтобы ты сделал то же самое, но без пера. Представь, что ты держишь что-то, чего там нет. Сверни энергию в трубку.

– А что потом?

– А потом ты вставишь трубку в один из квадратов клетки и расширишь ее.

– И это все?

– Именно. А теперь давай. Попробуй.

Я закрыл глаза и мысленно протянул руку. Выбрав квадрат в центре открытых дверей, я выставил свою мысленную трубку и начал расширять ее. Она коснулась образующих квадрат прутьев, и я ощутил щекотку и физическое давление, словно встретил осязаемый предмет.

– Полегче, малыш, – тихо подсказал Ааз. – Нам требуется лишь немного изогуть прутья, а не сломать их.

Я расширял трубку. Прутья медленно раздавались, пока не встретились с соседними. Тогда я почувствовал новую щекотку и возросшее давление.

– Помни, малыш. Коль скоро мы окажемся внутри, не торопись. Жди, пока глаза у тебя не привыкнут к темноте. Нам не желательно поднимать Фрумпеля, спотыкаясь и сваливая все, на что мы наткнемся.

Теперь мне приходилось напрягаться. Трубка опять достигла следующих прутьев, доведя общее число отогнутых до двенадцати.

– Ты уже достиг? – шепот Ааза казался встревоженным.

– Секундочку… Да!

Труба теперь стала достаточно большой, чтобы мы могли проползти.

– Ты уверен?

– Да.

– Отлично. Лезь первым и показывай дорогу, малыш. Я полезу сразу за тобой.

Достаточно странно – я не испытывал никаких своих обычных сомнений, когда смело прошел через улицу к лавке. Моя уверенность в своих способностях явно возросла, так что я даже не заколебался, когда стал ползти по трубе. Единственный неприятный момент возник у меня, когда я вдруг сообразил, что ползу в разреженном воздухе примерно в футе над землей. Очевидно, я установил трубу немного высоковато, но это не имело значения. Он держала! В следующий раз я буду знать, как действовать лучше.

Я осторожно вылез из конца трубы и встал внутри лавки. Я слышал, как позади тихо движется Ааз, и ждал, пока глаза привыкнут к темноте.

– Отойди тихонечко от двери, – прозвучал у меня в ухе шепот совета Ааза, когда тот встал позади меня. – Ты стоишь на пути лунного света. И можешь теперь убрать трубу.

Уведомленный как подобает, я отодвинулся от пятна лунного света. Я с удовлетворением заметил, что отбрасывание трубы не произвело значительного изменения в моей психической энергии. Я развился настолько, что мог совершать более сложные подвиги с меньшими затратами энергии по сравнению с первоначальными попытками. Я действительно начинал чувствовать себя магом.

Я услышал позади себя легкий шум и повернул голову, чтобы посмотреть. Ааз задергивал дверь занавесом.

Я мрачно улыбнулся про себя. Хорошо! Свидетели теперь нам не нужны.

Глаза мои теперь привыкли. Я мог в темноте различать контуры и тени. В углу находился черный, тяжело дышащий ком. Фрумпель!

Я почувствовал руку на своем плече. Ааз показал на стоящую на столе лампу и поднял четыре пальца.

Я кивнул и принялся медленно считать до четырех. На последней цифре я сфокусировал на лампе быструю молнию энергии, и ее фитиль, вспыхнув пламенем, осветил помещение лавки.

Ааз стоял на коленях рядом с Фрумпелем с ножом в руке. Очевидно, он сумел найти в темноте по крайней мере кое-что из нашего оружия. Фрумпель сел, моргая, а затем застыл. Острие ножа парило на волоске от горла девола.

– Здорово, Фрумпель, – улыбнулся Ааз. – Узнаешь нас?

– Вы?! – ахнул девол. – Вам полагается быть покойниками!

– Покойниками? – промурлыкал Ааз. – Как с нами могло произойти какое-то несчастье, когда наш старый кореш Фрумпель помогает нам слиться с массой граждан?

– Господа! – взвизгнула наша жертва. – Кажется произошла ошибка!

– Совершенно верно, – заметил я. – И допустил ее ты.

– Вы не понимаете! – настаивал Фрумпель. – Я испытал удивление и ужас, когда узнал о вашей смерти.

– Да и мы сами были не слишком этому рады.

– Позже, малыш. Слушай, Фрумпель. Прямо сейчас у нас есть мотив, и возможность тебя прикончить. Верно?

– Но я…

– Верно?

Ааз двинул ножом, и острие придавило кожу на горле девола.

– Верно, – прошептал Фрумпель.

– Отлично. – Ааз отодвинул нож и сунул его за пояс. – А теперь поговорим о деле.

– Я…я не понимаю… – заикаясь, выдавил Фрумпель, потирая рукой горло, словно проверяя, что оно еще цело.

– Это означает, – объяснил Ааз, – что мы хотим получить твою помощь больше, чем хотим отомстить. Однако не надо слишком расслабляться. Выбор был не таким уж легким.

– Я…я понимаю. Ну, что я могу для вас сделать?

– Брось Фрумпель. Вспомни нашу первоначальную сделку. Ты должен признать, что мы проложили для твоих беглецов чертовски хороший ложный след. Теперь твоя очередь. Ты лишь восстанови мои способности, и мы отправимся домой.

Девол побледнел, или, по крайней мере стал из красного розовым.

– Я не могу этого сделать! – воскликнул он.

– Что?

В руке Ааза снова словно по волшебству появился нож.

– Слушай ты, жулик, изгнанный. Либо ты восстановишь мои способности, либо…

– Вы не понимаете, – взмолился девол. – Я не хочу сказать, что не стану возвращать вам ваши способности. Я хочу сказать, что я не могу. Я не знаю ни что с вами произошло, ни как этому противодействовать. Вот потому-то я и бросил вас толпе. Я боялся, что если дам вам этот ответ раньше, то вы не поверите. Я потратил слишком много времени, приживаясь здесь, чтобы позволить разоблачить себя неудовлетворенным клиентом. Я сожалею, действительно, сожалею, и знаю, что вы, вероятно, убьете меня, но я ничем не могу помочь!


ГЛАВА 14 | Другой отличный миф | ГЛАВА 16