home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 17

«Чудеса всех веков собраны для вашего назидания; наставления и наслаждения – за плату».

П.Т. Барнум.

Хотя я знал, что мое родное измерение было не слишком колоритным, на самом деле я никогда не считал его тусклым… пока не увидел впервые Базар на Деве.

Несмотря на то, что и Ааз и Фрумпель и даже бесы упоминали этот феномен, я никогда по-настоящему не пытался представить его себе. Оно и к лучшему. Все, что я смог бы нафантазировать, реальность превратила бы в ничто.

Базар, казалось, бесконечно тянулся во всех направлениях, насколько видел глаз. Палатки и ларьки всех форм и цветов собрались в неправильные группы, налезая друг на друга, стремясь занять побольше места. И всюду сновали тысячи деволов всех возрастов и описаний. Высокие деволы, толстые деволы, хромые деволы, лысые деволы – все суетились, начиная производить впечатление одной бурлящей массы с множеством голов и хвостов. В толпе изредка встречались и другие существа. Некоторые из них походили на ожившие кошмары, в других я не признавал существ, пока они не двигались. Но все они производили шум.

Шум! После моей уединенной жизни с Гаркиным Твикст показался мне шумным, но гам, атаковавший сейчас мои ушы, не поддавался никакому описанию. Из глубины окружавших нас ларьков слышались вопли, странные булькающие звуки, и глухие взрывы, состязавшиеся с постоянным гвалтом торга. Жалобно ли плача, гневно ли рявкая или демострируя окружающее полное беразличие, но весь торг приходилось вести во всю силу легких.

– Добро пожаловать на Деву, малыш! – широко провел рукой Ааз. – Какого ты о ней мнения?

– Тут шумно, – заметил я.

– Что?

– Я сказал, тут шумно! – крикнул я.

– А, ну да. Тут немного оживленнее, чем на вашем среднем Фермерском рынке на Рыбачей пристани, но есть и более шумные места.

Я готов был ответить, но тут на меня налетел прохожий. Глаза у него, или у нее, размещались вокруг головы, а вместо рук имелись щупальцы.

– Взклп! – произнесло оно, махнув щупальцем и двинулось дальше.

– Ааз?

– Да, малыш?

– Мне только что пришло в голову. А на каком языке говорят на Деве?

– Хмм? О! Не беспокойся об этом, малыш. Здесь говорят на всех языках. Не вылупился на свет еще такой девол, который упустит возможность продать только потому, что не говорит на нужном языке. Просто оброни несколько слов по-пентюхски, и они приспособятся достаточно быстро.

– Ладно, Ааз. Ну, а теперь, когда мы здесь, куда мы направимся для начала?

Ответа не последовало. Я оторвался от Базара и взглянул на своего напарника. Он стоял, не двигаясь и нюхал воздух.

– Ааз?

– Эй, малыш, ты чувствуешь это? – восторженно спросил он.

Я понюхал воздух.

– Да, – поперхнулся я. – Что сдохло?

– Брось, малыш. Следуй за мной.

Он погрузился в толпу, не оставив мне иного выбора, кроме как идти по его стопам. По пути руки дергали нас за рукава и различные деволы высовывались из своих ларьков и палаток, подзывая нас, но Ааз не замедлял шага. Я не мог разглядеть повнимательнее ничего из того, мимо чего мы проходили. На то, чтобы не отстать от Ааза, требовалась большая часть моей сосредоточенности. Одна палатка, однако, приковала мой взгляд.

– Смотри, Ааз! – крикнул я.

– Что?

– В той палатке идет дождь!

Словно в ответ на мои слова из палатки донесся раскат грома и треск молнии.

– Да, ну и что? – скользнул по ней равнодушным взгляд Ааза.

– Что, там продают дождь?

– Нет. Приборы управления погодой. Они рассеяны по всему Базару, чтобы не скоплялись в одном месте. В этих приборах что-то интерферируется друг с другом.

– Все витрины такие зрелищные?

– Это не зрелищность, малыш. Тут, бывало, устраивали торнадо, пока не пожаловались хозяева других ларьков, и им теперь приходится ограничиваться демонстрацией укрощенного материала. А теперь поспешай!

– А куда мы вообще направляемся, Ааз. И что это все-таки за запах?

Отталкивающий аромат становился заметно сильнее.

– Это, – торжественно возвестил Ааз, останавливаясь перед куполообразной палаткой, – запах изврской кухни.

– Еда? Мы прошли весь этот путь только для того, чтобы ты мог пообедать?

– В первую очередь, малыш, первоочереднре. Я не пробовал приличного обеда с тех пор, как Гаркин отозвал меня прямо с вечеринки, и посадил на мель в вашем идиотском измерении.

– Но нам полагается искать что-то применимое против Иштвана.

– Расслабься, малыш. Я на полный желудок лучше торгуюсь. Просто подожди меня здесь. Я ненадолго.

– Подождать здесь? Разве мне нельзя пойти с тобой?

– Ну, не думаю, что тебе захочется этого, малыш. Для всякого, кто не родился на Извре, это выглядит даже хуже, чем пахнет.

Я нашел, что в это трудно поверить, но мужественно продолжал спорить.

– Знаешь, у меня не такой слабый желудок. Когда я жил в лесу, мне приходилось есть довольно странные вещи.

– Вот что я тебе скажу, малыш: главная трудность с изврской едой – не дать ей выползти из чаши, пока ее ешь.

– Я подожду здесь, – решил я.

– Хорошо. Как я сказал, я ненадолго. Пока я обедаю, можешь посмотреть драконов.

– Драконов? – переспросил я, но он уже исчез за пологом палатки.

Я медленно обернулся и посмотрел на стоявшую позади меня выставку товаров.

Драконы!

Не далее как в пятнадцати футах от места, где я стоял, находилось огромное, набитое драконами стойло. Большинство драконов было привязано к задней стене, что и помешало мне увидеть их, когда мы приблизились, но при прямом обзоре не возникало никаких сомнений, что это драконы.

Любопытство заставило меня подойти поближе и присоединиться к небольшой толпе перед стойлами. Вонь стояла ошеломляющая, но после запаха изврской кухни она казалась мне приятной.

Я никогда раньше не видел ни одного дракона, но образцы в стойле воплощали все ожидания моих грез. Они были огромны, добрых десять-пятнадцать футов в холке и полных тридцать футов в длину. Шеи у них казались длинными и змеиными, а когтистые лапы пропахивали по земле огромные борозды, когда они нервно переминались с лапы на лапу.

Я удивился, увидев, как много тут разновидностей. Мне никогда не приходило в голову, что драконы могут быть не только одного типа, но здесь стояло живое доказательство обратному. Кроме всегда представляемых мной зеленых драконов, тут были и красные, и черные, и золотые, и голубые драконы. Был даже один бледно-лиловый. У некоторых имелись крылья, у других их не было. Некоторые отличались широкими, массивными челюстями, другие – узкими мордами. У некоторых были узкие раскосые глаза, в то время как у других огромные, как луна, глазищи, казалось, никогда не моргавшие. Однако у всех имелись два общих признака – они все были крупными и выглядели порядком скверными.

Мое внимание привлек занимающийся ими девол. Это был самый большой девол, которого я когда-либо видел, полных восьми футов ростом с руками, как деревья. Трудно сказать, кто на вид был страшнее – драконы или их смотритель.

Он вывел в центр стойла одного из драконов. Тот поднял глаза и обвел толпу буйными желтыми галазами. Толпа под этим взглядом отступила на несколько шагов назад. Я серьезно подумывал уйти.

Девол крикнул толпе несколько слов на непонятном мне языке, а затем взял с козел у стены меч.

Быстрый, как кошка, дракон выгнул шею и плюнул в своего сторожа струей огня. Ударив в девола, пламя каким-то чудом раздвоилось и обошло его, не причинив ему вреда.

Смотритель улыбнулся и, повернувшись, крикнул зрителям еще несколько слов. Когда он это сделал, дракон прыгнул на него, с явным намерением убить. Девол бросился наземь и откатился из-под удара, когда дракон приземлился с таким грохотом, что содрогнулась палатка. Дракон стремительно повернулся, но смотритель уже был снова на ногах, подняв перед глазами дракона амулет.

Я не понял его хода, но дракон, очевидно, понял, потому что присел на задние лапы. Девол с силой толкнул его, и тот скользнул на свое место у задней стенки стойла.

По толпе пробежала легкая рябь аплодисментов. На зрителей явно произвела впечатление свирепость натиска дракона. А на меня лично произвел впечатление амулет.

Смотритель поклонился на аплодисметны и принялся еще что-то говорить, на этот раз подчеркивая слова жестами и восклицаниями.

Я решил, что мне настало время уйти.

– Глип!

Меня дернули за рукав.

Я оглянулся. Там, позади меня, стоял маленький дракон! Он был примерно четырех футов ростом и десяти футов длиной, но по сравнению с другими драконами казался маленьким. Он был зеленый, с большими голубыми глазами и тем, что походило на вислые белые усы.

На долю секунды я почувствовал отчаянный страх. Но он быстро уступил место любопытству. Дракон не выглядел опасным. Он выглядел вполне довольным, просто стоя передо мной и жуя…

Мой рукав! Зверь ел кусок моего рукава! Я опустил глаза и удостоверился, что эта часть моей рубашки и впрямь отсутствует.

– Глип! – снова произнес дракон, вытянув шею за новой порцией.

– Пошел вон! – крикнул я и двинул его по морде, прежде чем сообразил, что делаю.

– Газабкп! – прорычал голос за моей спиной.

Я резко обернулся и уставился на волосатый живот. Я прошелся по нему взглядом, все выше и выше, и увидел вырисовывающиеся надо мной лицо смотрителя.

– Сожалею, – охотно извинился я. – Я не говорю на вашем языке.

– А, пентюх! – прогрел девол. – Ну, заявление все равно остается в силе. Плати!

– За что платить?

– За дракона! Мы что, по-твоему, раздаем образцы!

– Глип! – сказал дракон, прижимаясь головой к моей ноге.

– Тут, кажется, какая-то ошибка, – поспешно сказал я.

– Я бы сказал, что да, – нахмурился девол. – И совершаешь ты ее. У нас на Деве плохо относятся к магазинным несунам.

– Глип! – сказал дракон.

Положение быстро становилось неуправляемым. Если я когда и нуждался в помощи или совете Ааза, так это сейчас. Я бросил отчаянный взгляд в сторону палатки, где он скрылся, надеясь, вопреки всему, увидеть его выходящим из нее.

Его там не было. Фактически не было там и палатки! Она пропала, исчезла в прозрачном воздухе, а с ней и Ааз!


ГЛАВА 16 | Другой отличный миф | ГЛАВА 18