home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

«Только постоянная и добросовестная тренировка в боевом искусстве обеспечит долгую и счастливую жизнь».

Б. Ли.

– Думаю, я теперь вычислил это, малыш.

Заговорив, Ааз перестал затачивать меч и изучал режущую кромку клинка. С тех пор. как началось наше путешествие, он хватался за каждую возможность поработать над своим оружием. Даже когда мы просто останавливались отдохнуть у ручья, он занимался обработкой их лезвий или налаживанием баланса. Я чувствовал, что за последнюю неделю больше узнал об оружии, просто наблюдая за его работой, чем за всю свою предыдущую жизнь.

– Что вычислил?

– Почему люди в этом мире обучаются либо владением оружием, либо магией, но не тем и другим.

– И почему же это?

– Ну, две причины я вижу просто сходу. Прежде всего, это дело обуславливания рефлексов. Ты прореагируешь так, как тебя натренировали. Если тебя тренировали владеть оружием, ты прореагируешь на кризис оружием, если тебя тренировали владеть магией, ты прореагируешь магией. Проблема в том, что если тебя обучали и тому, и другому, то ты заколеблешься, решая, что использовать, и пока ты этим занят, тебя отколошматят. Поэтому, для сохранения простоты Гаркин обучал тебя только магии. И вероятно, и его самого только ей и обучали.

Я подумал об этом.

– Это имеет смысл. А какова другая причина?

Он усмехнулся.

– График обучения. Если то, что ты рассказывал о продолжительности жизни в этом мире, обладает приблизительной точностью, и если ты хоть какой-то образец того, как быстро обучаются люди в вашем мире, то у вас есть время только на освоение либо одного, либо другого.

– Думаю, я предпочитаю первое объяснение.

Он фыркнул про себя и вернулся к заточке меча.

Одно время его шпильки беспокоили меня, но теперь я преодолевал их одним махом. У него, кажется, вошло в привычку критиковать все в нашем мире, особенно меня. После недели беспрестанной подверженности его уколам единственное, что встревожило бы меня, так это то, что он перестал жаловаться.

На самом деле я был весьма доволен своими успехами в магии. Под руководством Ааза мои успехи возрастали с каждым днем. Одним, самым ценным из усвоенных мной уроков, было в черпании сил прямо из земли. Дело заключалось в рассмотрении энергии как осязаемой силы и перекачивание новой энергии вверх по одной ноге в мозг, одновременно выпуская истощенную энергию по другой ноге обратно в землю. Я уже мог полностью перезарядиться даже после целого дня тяжелого пути, просто постояв неподвижно несколько минут с закрытыми глазами и производя энергетический обмен. На Ааза, как всегда, это не произвело впечатления. По его словам мне полагалось уметь осуществлять энергетический обмен, пока мы шли, но я не позволял его ворчанию приглушать мой энтузиазм. Я обучался, и куда быстрее, чем мне могло присниться.

– Эй, малыш! Доставь мне кусочек дерева, а?

Я улыбнулся про себя и огляделся. Примерно в десяти футах примерно от меня лежала маленькая ветка высохшего дерева около двух футов длиной. Я лениво вытянул палец и она отправилась в полет, мягко проплыв поляну и паря перед Аазом.

– Неплохо, малыш, – признал он. А затем его меч сверкнул, как молния, разрубив ветку надвое. Обе половинки упали на землю. Он подобрал один из кусков и изучил место разруба.

– Хмм…Может быть, для этого меча есть еще надежда. Почему ты позволил им упасть?

Последнее относилось ко мне.

– Не знаю. Может, ты поразил меня, когда взмахнул мечом.

– О, неужели?

Он вдруг бросил в меня палку. Я закричал и попытался отскочить, но она болезненно стукнула меня в плечо.

– Эй! Для чего это?

– Назовем это предметным уроком. Ты знаешь, что можешь контролиро– вать эту палку, потому что ты это только что делал, когда доставлял ее ко мне. Так зачем ты отскакивал? Почему ты не остановил ее магией?

– Я полагаю, это не пришло мне в голову. Ты же не дал мне время на раздумье.

– Ладно, тогда раздумывай! На этот раз ты знаешь, что надвигается.

Он подобрал второй кусок дерева и ждал, зло усмехаясь, что с заостренными зубами сделать легко. Я проигнорировал его, давая своему уму успокоиться, а затем кивнул, показывая, что я готов.

Палка ударила меня прямо в грудь.

– У-у! – прокомментировал я.

– Вот в этом-то, мой юный друг и заключается разница между занятиями в классе и в полевых условиях. Класс прекрасно подходит для того, чтобы дать тебе понять, что ты можешь сделать разные вещи, но в действительности, на практике тебе никогда не предоставят роскоши лениво собрать свои силы, и у тебя редко будет неподвижная мишень.

– Скажи, э, Ааз. Если ты действительно пытаешься нарастить во мне уверенность в себе, то как же получается, что ты всегда вышибаешь у меня почву из-под ног всякий раз, когда я начинаю думать, что чего-то достиг?

Он встал и вложил меч в ножны.

– Уверенность в себе – чудесная вещь, малыш, но только, если она оправдана. И в один прекрасный день мы рискнем жизнью одного или обоих из нас, полагаясь на твои способности, и нам не будет от этого ничего хорошего, если ты будешь заблуждаться. А теперь за работу!

– Гм… А у нас есть время?

– Расслабся, малыш. Бесы – народ цепкий, но путешествуют они медленно.

Наша стратегия по выходе из хижины была простой. За отсутствием определенного направления для нашего поиска, мы пойдем вдоль силовых линий мира, пока либо не найдем Иштвана, либо обнаружим другого мага, который сможет направить нас к нему.

Могут спросить, что такое силовые линии. Я спросил. Силовые линии, как объяснил Ааз, это пути мира, по которым свободнее всего текут его энергии. Во многих отношениях они похожи на магнитные линии.

Могут спросить, что такое магнитные линии. Я спросил. Не буду приводить ответ на это Ааза, но он не был объяснением.

Так или иначе, силовые линии – это и союзник и враг мага. Те, кто хочет черпать энергию из этих линий, обычно строят жилища на одной из них или поблизости. Это облегчает им перекачивание энергии. Но это также облегчает нахождение магов их врагами.

По теории Ааза, Гаркина обнаружили именно поиском по силовым линиям. Следовательно, логично было бы предположить, что мы найдем таким же способом Иштвана.

Я конечно ничего не знал ни о силовых линиях, ни о том, как следовать по ним, по крайней мере, пока Ааз не научил меня. Техника эта к счастью, оказалась не сложной, что было к счастью, так как у меня и так хватало других забот с усвоением всех других уроков, которыми завалил меня Ааз.

Требовалось просто закрыть глаза и расслабиться, пытаясь представить себе висящее в воздухе обоюдоострое копье, пылающее желто-красным цветом. Интенсивность свечения указывала на близость силовой линии, направление наконечника указывало течение энергии. Довольно похоже на стрелку компаса, чем бы она там ни была.

Как только мы определили, что Гаркин как и подозревал Ааз, открыл свою лавочку прямо на силовой линии, и установили направление течения энергии, мы столкнулись с новой проблемой. В какую сторону нам следовать вдоль нее?

Решение было вдвойне важно, так как, если Ааз прав, то на одном направлении нас будет ждать бригада убийц-бесов, вполне вероятно, в том самом направлении, куда нам нужно идти. Мы разрешили эту проблему, двигаясь в течении одного дня перпендикулярно силовой линии, а потом два дня параллельно ей в избранном направлении, а затем вернулись к линии, прежде чем продолжить наше путешествие. Мы надеялись таким образом обойти убийц.

Это сработало и не сработало.

Сработало в том смысле, что мы не наткнулись на засаду. И не сработало в том смысле, что теперь они, кажется, шли по нашему следу, хотя оставалось неясным, действительно ли они выслеживали нас или возвращались вдоль силовой линии обратно к Иштвану.

– Я тебе который раз говорю, малыш, – настаивал Ааз, – это добрый знак. Он означает, что мы выбрали нужное направление и что мы доберемся до Иштвана, опередив доклад его наемных убийц.

– А что, если мы двигаемся не в том направлении? – спросил я. – Что если они на самом деле преследуют нас? Сколько мы будем путешествовать в этом направлении, прежде чем сдадимся и повернем назад?

– Сколько, по-твоему, тебе требуется времени для достаточного усвоения магии, чтобы устоять против стаи убийц-бесов, вооруженных в других измерениях?

– Давай примемся за работу, – твердо сказал я.

Он огляделся и показал на искривленное плодовое дерево, усыпавшее поляну своими опадышами.

– Ладно, вот что я от тебя хочу. Пялься на небо, созерцай свой пупок или что угодно. А потом, когда я скомандую, используй свою силу, чтобы схватить один из этих плодов и кинуть его мне.

Не знаю сколько часов мы потратили на эту муштру. Это трудней, чем кажется, собирать все свои силы со стоячего старта. И как раз когда я уже было подумал, что добился успеха и заслуживаю одобрения, Ааз сменил тактику. Он завязывал разговор, преднамеренно отвлекая меня, а затем прерывал меня в середине фразы своим сигналом. Нет нужды говорить, что я терпел жалкий провал.

– Расслабся, малыш. Попробуй сделать так. Вместо того, чтобы каждый раз собирать свои силы с нуля, создай внутри себя небольшое пространство и храни там толику энергии. Просто сохраняй этот резерв в целости и готовности, чтобы прикрыть тебя, пока ты был занят зарядкой своих больших пушек.

– А что такое пушка?

– Неважно. Просто нарасти этот резерв, и мы попробуем вновь.

С этим добавочным советом тренировка пошла значительно лучше. Наконец, Ааз прервал практические занятия и поставил меня помогать ему практиковаться с ножом. На самом деле эта задача доставила мне большое удовольствие. Она влекла за собой использование моих сил для левитирования одного из плодов и отправки его в полет вокруг поляны, пока Ааз не всадит в него нож. В качестве дополнительного упражнения я потом извлекал нож и левитировал его обратно к нему для новой попытки. Упражнение отличалось монотонностью, но я никогда не уставал от него. Казалось почти сверхъестественным то, как сверкающий, делающий сальто кусок стали бросался перехватить плод, когда Ааз практиковался сперва в броске верхом, потом низом, и через спину.

– Останови его, Скив!

Крик Ааза вытряхнул меня из мечтательного состояния. Не раздумывая, я мысленно потянулся… и нож остановился в воздухе! Я моргнул, но удержал его там, плавающим в футе от плода, тоже висевшего на своем месте в воздухе.

– Здрасте! Вот это номер, Скив! Теперь есть в чем иметь уверенность.

– Я сумел! – произнес я, не веря собственным глазам.

– Ты безусловно, сумел! В один прекрасный день этот маленький образчик магии спасет тебе жизнь.

Я по привычке левитировал нож обратно ему. Он выдернул его из воздуха, и начал было засовывать его за пояс, но затем остановился, чуть склонив голову набок.

– И самое время к тому-же. Кто-то приближается.

– Откуда ты знаешь?

– Ничего особенного. Мой слух немного лучше чем твой, вот и все. Без паники. Это не бесы. Судя по звукам, это копытный зверь. Никакое дикое животное не двигается так прямолинейно.

– Что ты имеешь в виду под словами: «в самое время»? Разве мы не будем прятаться?

– На этот раз – нет, – улыбнулся мне он. – Ты быстро развиваешься. Настало время научить тебя новому заклинанию. У нас есть несколько дней, прежде чем этот неизвестный доберется сюда.

– Дней?

Ааз ускоренно приспосабливался к нашему измерению, но с единицами времени у него все еще не ладилось.

– Перечисли мне опять эти измерения времени, – проворчал он.

– Секунды, минуты, часы…

– Минут! У нас есть еще несколько минут.

– Минут? Я не могу научиться новому заклинанию за несколько минут!

– Разумеется сможешь. Оно легкое. Вот что потребуется тебе сделать. Надо так замаскировать мои черты, чтобы они походили на человеческие.

– А как мне это сделать?

– Так же, как ты делаешь все остальное. Мысленно. Сперва закрой глаза… Закрой их…Отлично! Теперь представь другое лицо.

Все, что мне пришло на ум, это лицо Гаркина. Поэтому я и представил оба лица бок о бок.

– Теперь перемести новое лицо на мое… и наплавь или нарасти необходимые черты. Как глину… просто сохраняй его в подсознании и открой глаза.

Я посмотрел и почувствовал разочарование.

– Не сработало!

Он смотрелся в черное зеркало, вынутое им из поясной сумки.

– Разумеется, сработало.

– Но ты же не изменился!

– Нет, изменился. Ты этого не можешь увидеть, так как чары наложил ты. Это иллюзия, а поскольку твой разум знает правду, тебя она не обманывает, но любого другого обманет. Гаркин, а? Ну, это пока сойдет.

Его отждествление нового лица ошеломило меня.

– Ты действительно видишь лицо Гаркина?

– Разумеется. Хочешь взглянуть?

Он предложил мне зеркало и улыбнулся. Это была плохая шутка. Одно из первых открытых нами обстоятельств, касающихся его сомнительного статуса в этом мире, заключалось в том, что в то время, как он мог видеть себя в зеркале, никто из нашего мира не мог. По крайней мере, я не мог.

Теперь я и сам услышал звуки приближающегося всадника.

– Ааз, ты уверен?

– Положись на меня, малыш. Нам не о чем с тобой беспокоится.

Но я все равно беспокоился. Всадник теперь появился в поле зрения. Это был высокий мускулистый мужчина, судя по виду, рыцарь. Это впечатление подкреплялось везшим его массивным единорогом, нагруженным доспехами и оружием.

– Эй, Ааз! А не стоит ли нам…

– Расслабься, малыш. Смотри сюда.

Он шагнул вперед, поднял руку.

– Здравствуй, незнакомец. Далеко ли отсюда до ближайшего города?

Рыцарь повернул своего единорога к нам. Он наполовину поднял руку в приветствии, а затем вдруг напрягся. Нагнувшись вперед, он прищурился, приглядываясь к Аазу, а затем в ужасе откинулся в седле.

– Клянусь богами! Демон!


ГЛАВА 4 | Другой отличный миф | ГЛАВА 6