home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

Сюзанна, стройная, изящная и необыкновенно привлекательная женщина, спрыгнув с фургона, увидела, что Дункан, бессильно сложив руки, сидит у костра и пристально смотрит на огонь.

— Дункан! Дункан! Что с тобой случилось?

— Ничего… Вот это… — Он развел руками вокруг себя. — Я не имел права тащить тебя с Томом сюда… Не имел никакого права.

— Мы ведь вместе все обсудили, Дункан, и решили, что так будет лучше.

— Я знаю, Сюзанна, но это было дома, на Востоке. Одно дело вести разговоры о дальнем Западе в уютной комнате и совсем другое — оказаться с ним один на один.

Он устремил взгляд в сторону необъятных прерий.

— Что там, Сюзанна? Что ждет нас там?

— Кто-то едет, па! — воскликнул двенадцатилетний Том. Не в пример отцу его не одолевали сомнения.

Между деревьев показался всадник на чалой лошади — высокий мужчина с грубоватой внешностью и ружьем в руках, казавшимся неотъемлемой его частью.

Ярдах в пятидесяти от них всадник натянул поводья и оглядел лагерь.

— Привет! Не возражаете, если я подъеду?

Вид его не внушал доверия, однако Дункан Маккаскел сказал:

— Ладно, давайте.

Незнакомец остановился у костра и спешился.

— Увидел дым и подумал: а вдруг вы варите кофе?

Не выпуская из рук ружья, он подошел к Сюзанне и снял шляпу.

— Простите, мэм. Неприлично напрашиваться вот таким образом, но я всю ночь в седле и уже три дня не пил кофе.

— Присаживайтесь. Завтрак скоро будет готов.

— Я — Дункан Маккаскел. Сюзанна — моя жена. Том — мой сын.

— Добрый день.

Гость подбросил в костер хворосту, посмотрел на фургон, на глубокие колеи от колес.

— У вас тяжелый груз. Далеко собрались?

— На Запад, — сказал Дункан.

— С таким грузом вы далеко не уедете.

Незнакомец принял кружку из рук Сюзанны и присел на корточки.

— У вас четыре мула… Хорошие мулы. Но и для них груз тяжеловат.

— Управимся, — холодно отозвался Дункан.

Сюзанна подумала про себя, что незнакомец очень даже недурен. Правда, лицо заросло щетиной, сапоги сносились, а одежда истрепалась. В движениях звериная сила сочеталась с кошачьей грацией.

— Хороший кофе. — Он потянулся к кофейнику и налил себе еще. — Вы ездили когда-нибудь по прериям? Я имею в виду — без дорог?

— Нет, не приходилось.

— Недавно прошли дожди. Сено из такой травы прекрасное, но четверке мулов тащить нагруженный фургон будет тяжело. А если мулы сбегут, как вы их найдете?

— У нас есть еще верховые лошади.

Незнакомец отхлебнул кофе.

— Их у вас нет.

— Как это?

— У вас была пара гнедых? Такие крупные красавцы?

— Да.

— Так вот, их у вас больше нет. Украли.

— Как так? — Маккаскел вскочил на ноги. — Что вы хотите этим сказать?

— То, что на рассвете их увели ребята вон из того поселка.

— Не может быть… — Маккаскел собрался было пойти проверить, правду ли сказал незнакомец, потом взглянул на Сюзанну и передумал.

— Том, сбегай, посмотри, где лошади.

Сюзанна выкладывала нарезанный ломтиками бекон на сковородку, лицо ее раскраснелось от жара.

— Мэм, вы очень красивая женщина.

— Спасибо.

— Вы перебирались через реку? Проезжали поселок?

— Мы там останавливались.

Маккаскелу незнакомец явно не нравился.

— Так я и думал. Они видели ваших животных и вашу женщину.

— Что вы имеете в виду?

— Там обосновалась небольшая, но теплая компания. Они увидели тяжело груженный фургон и решили забрать лошадей.

Прибежал побледневший Том.

— Па, лошадей нет! Там следы… на песке… ведут прямо к поселку.

Маккаскела прошиб холодный пот. Он знал, что путешествие на Запад будет трудным, но это происшествие осложняло его еще больше. Он медленно поднялся и направился к фургону за ружьем.

— Дункан!.. — Сюзанне стало страшно.

— Я должен вернуть лошадей. Пойду посмотрю, что можно сделать.

Незнакомец взял со сковороды два ломтика бекона и, не поднимая глаз, спросил:

— Маккаскел, вы когда-нибудь стреляли в людей?

— В людей? — удивился Маккаскел. — Нет. Никогда.

— Вы идете в поселок с оружием, значит, должны быть к этому готовы.

— Я не думал…

— Мистер, в этих краях чертовски не хватает лошадей и женщин. Вы собираетесь идти в поселок, но при этом не готовы убивать. Не пройдет и часа, как ваша жена станет вдовой.

— Чепуха. Я обращусь к властям.

— Здесь вы их не найдете. Тут каждый сам себе власть!

— Пущу в ход оружие. Я застрелил дюжину оленей…

— А что, эти олени отстреливались? Мистер, воры рассчитывают на то, что вы придете. Они с нетерпением ждут. Они оставили следы, потому что хотят убить вас, мистер.

— Что?

— Они видели вашу женщину. Эта шайка полагает, что мулы и груженый фургон чего-нибудь да стоят. Они забрали лошадей, чтобы вы отправились их искать. Никто их потом ни о чем не спросит, но даже если и спросит, они скажут, что явился какой-то разъяренный тип с оружием, затеял драку, в которой его убили.

— Что же мне делать? Оставить им лошадей?

— Э-э… Отправляйтесь туда, но с таким видом, словно собираетесь кого-нибудь прикончить. Увидите здоровенного толстяка, заведите с ним разговор, а сами этак небрежно нацельте в него дуло. А потом велите им вернуть лошадей.

— Дункан! Не ходи! Даже две лошади того не стоят…

— Мы вырастили их, Сюзанна. И они принадлежат нам. Я пойду за ними.

— Он должен попытаться, мэм. Если он этого не сделает, они украдут и мулов.

— Откуда вам это известно? — спросила Сюзанна. — Мы же ничего о вас не знаем, может, вы — один из них?

Гость, криво усмехнувшись, согласился:

— И верно, мэм, не знаете.

— Я пойду, — повторил Маккаскел.

— Да, лучше идти… Раз уж вы решили, действуйте, а насчет вашей женщины не беспокойтесь. Если с вами что-нибудь случится, я о ней позабочусь. Это уж непременно.

— Эй, поосторожнее!

— Вы должны идти, Маккаскел. И чем скорее вы это сделаете, тем лучше.

Маккаскел колебался, переводя взгляд с незнакомца на жену.

— Дункан, — спокойно сказала Сюзанна. — Если надо, иди. И не тревожься обо мне, уверяю тебя, все будет в порядке.

— Па, можно я с тобой? Я умею стрелять.

— Ты остаешься с. матерью.

Маккаскел взял ружье и пошел, ощущая сухость во рту от страха. До поселка было всего триста ярдов, и он не знал, хорошо это или плохо. Раньше, когда они проезжали по поселку, он видел людей, сидящих на крыльце салуна, и был рад поскорее мимо них проехать.

Он думал об оружии. У него было хорошее ружье, и он был неплохим стрелком, но ему никогда не приходилось стрелять в людей. Сможет ли он сделать это сейчас? А незнакомец? Жена и сын остались с ним, а может быть, этот человек еще опаснее тех, что в поселке?

Вот и хижины. Он остановился прямо перед ними. Лошади были привязаны к рельсу у салуна. Их даже не пытались спрятать. Это был дерзкий вызов.

Маккаскел вспомнил, — как мужчины у салуна смотрели на Сюзанну. Поначалу он намеревался двигаться прямо по прерии, но потом заколебался — ему казалось, что, удалившись от реки с прибрежными деревьями, они отрежут себе путь назад и устремятся в какую-то неведомую даль. Так они попали в этот поселок.

Там, на Востоке, неведомый Запад был всего лишь темой для разговоров о переселении, которые продолжались до тех самых пор, пока они не упаковались и не двинулись в путь.

Люди у салуна выжидали. Двое сидели на простой скамье, один стояли в дверях. Они смотрели, как он приближается. Теперь поворачивать назад было поздно. Конокрады сразу поняли бы, что он струсил.

Незнакомец был прав. Его хотят убить. Это было очевидно. Что же делать? Лошади здесь, ему нужно лишь подойти, объявить себя их владельцем и забрать их.

Только и всего… Или нет?


Незнакомец допил кофе. Лицо Сюзанны было бледным и напряженным.

— Ну, — сказал мужчина, — вам надо составить план действий. Ваш муж пошел на опасное дело, и я гроша ломаного не дам за его жизнь. Вы скоро будете вдовой, мэм. Мне-то что, но…

— Вы допустите, чтобы его убили?

— Это меня не касается.

— Помогите ему.

— Вы его женщина?

— Я его жена.

— Я не о том. Я хочу знать: вы его женщина? Это не всегда совпадает.

— Я его женщина и горжусь этим. Он прекрасный муж, а я верная жена.

Мужчина лениво поднялся и пошел к своей лошади.

— Поеду и погляжу на эту забаву.

Он вскочил в седло.

— Впрочем, если его убьют, вам придется выбирать — я или они.

— Тогда я вернусь домой, — ответила Сюзанна. — Я уверена, мы с Томом не пропадем.

Незнакомец усмехнулся и тронул коня. Миновав деревья, он увидел Дункана, приближающегося к салуну, и, повернув лошадь к деревьям, подъехал к поселку, незаметно наблюдая за Маккаскелом. Встав в тени деревьев, он вытащил из чехла ружье. В сущности, все зависело от того, как развернутся события.

Он услышал, как Маккаскел произнес:

— Я вижу, вы нашли моих лошадей. Спасибо, что сберегли их для меня.

Ответил ему тощий человек, он, казалось, забавлялся:

— Ваши лошади, говорите? А откуда это известно? Лошади забрели сюда сами, и мои ребята их привязали. Теперь они наши.

— Эти лошади принадлежат мне. У меня есть документы.

Тощий осклабился и насмешливо продолжил:

— Документы? Плохо дело! Я, мистер, не умею читать. Словечка не разберем ни я, ни мои ребята.

Маккаскел вспомнил совет незнакомца. В дверях, опершись о притолоку, стоял толстяк. Маккаскел слегка повернулся и как бы невзначай направил дуло ружья на толстяка.

— Я забираю лошадей. Поблагодарите своих ребят от моего имени за заботу. Но мы этих животных вырастили, и они принадлежат нам. Мы не собираемся от них отказываться

Дункан направился к лошадям.

Тощий лениво сплюнул.

— Мистер, если вы отвяжете лошадей, кому-нибудь придет в голову, что вы надумали их украсть. Хотите схлопотать пулю?

Разговаривая с тощим, Маккаскел не спускал глаз с толстяка.

— Если в меня будут стрелять, я успею нажать на спуск и попаду вон в того, в дверях.

Ружье слегка качнулось, но, развязывая узел одной рукой, Дункан держал толстяка под прицелом.

— Не дурите! — крикнул тот. — Пусть убирается!

Продолжая целиться в толстяка, Дункан Маккаскел, вставив ногу в стремя, вскочил в седло. Повернув коня, он отвязал вторую лошадь.

Маккаскел вывел лошадей на дорогу, все еще держа толстяка на мушке, но когда он разворачивался, ружье на мгновение отклонилось от цели… и толстяк тут же исчез в салуне. Люди на крыльце бросились на пол, и один из них стал отползать к открытой двери.

Грянули два выстрела.

Маккаскела охватила паника, но в ту же секунду он успокоился — ведь он цел и невредим, лошади с ним, а главная опасность осталась позади.

Прежде чем он услышал свист, он почувствовал, как пуля пролетела мимо его щеки: два выстрела почти одновременно слились, один лишь слегка опередил другой.

Резко повернув коня, Маккаскел увидел, что дорога пуста. На крыльце салуна никого не было, но из двери верхней части амбара, напротив салуна, свешивалось тело.

В густой тени деревьев за поселком Дункан увидел своего гостя с ружьем.

— Теперь отступайте потихоньку, а если заметите движение, стреляйте, — сказал незнакомец.

Держа ружье на изготовку, Маккаскел поскакал прочь. Миновав поселок, он резко повернул и пустил коней рысью под защиту деревьев. Внезапно его охватила дрожь, и он ощутил пустоту и боль в желудке.

— Поскорее бы убраться отсюда! — вслух воскликнул Дункан.

Незнакомец тоже ускакал. Человека в амбаре пристрелил он.


Луис Ламур Быстрый и мертвый | Быстрый и мертвый | Глава 2