home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Несколько дней они двигались на запад и не встретили ни единого человека, не было даже следов пребывания людей. Путь к Санта-Фе и западным землям остался на юге, далеко за северным горизонтом проходила Оверлендская тропа.

После дождя лужи, куда приходят валяться бизоны, были полны воды. По вечерам они устанавливали дышло фургона так, чтобы оно указывало на запад, ориентиром им служила Полярная звезда, а днем — солнце. В том направлении, какое они избрали, никто не ездил, потому что там не было источников воды.

Наступили спокойные дни. Фургон, освобожденный от тяжелого груза, легко катился по прерии. На третий день бегства Маккаскел подстрелил теленка бизона, а через несколько дней — оленя, которого заприметил среди тростников у небольшого болотца.

Горизонт был чист, путешествие было спокойным, однако прошла неделя, и воды стало меньше. Дункан встревожился.

— Может, надо ехать южнее? — сказал он. — Боюсь, нам не будет хватать воды.

— Попробуем завтра, — попросила его Сюзанна.

В тот день они увидели табун диких лошадей — сотни голов. Лошади отбегали на короткое расстояние, останавливались и, раздувая ноздри, поглядывали на них.

— Интересно, что с ним приключилось? — вдруг сказала Сюзанна. — Я беспокоюсь с той ночи, когда мы услышали стрельбу.

Маккаскел кивнул:

— Я тоже. Теперь я думаю, не лучше ли было нам остаться и подождать его.

— Но Воллиен не сказал, вернется он или нет, — успокоила мужа Сюзанна. — Странный все-таки человек.

В полдень, за час до обеденного привала, они вышли к небольшому ручью. Сначала они увидели верхушки тополей, затем ложбинку на равнине, где бежал ручей.

— Рано, конечно, — сказала Сюзанна, — но давайте устроим привал здесь.

Они выбрали площадку среди редких тополей, недалеко от ручья, некоторые из них были гигантскими старыми деревьями несколько футов в диаметре. Под деревьями росли кусты, и дров хватило бы на целую армию. Развели небольшой костер, сварили бизоньего мяса, а Том за двадцать минут наловил с полдюжины рыб. Если тут кто-нибудь и рыбачил, то это было очень-очень давно. Вода была прозрачной, холодной и чистой.

— Не имею понятия, что это за речушка, — сказал Маккаскел. — Мы должны находиться к западу от Песчаного ручья, я считал, что мы его пересекли несколько дней назад… тогда он был совсем мелким.

— Но это же вода! Надо быть благодарными.

Они собрали дров и сложили их в «гамак». Опорожнили оба бочонка и наполнили их свежей водой.

В тот вечер на закате солнца Маккаскел убил еще одного оленя.

— Никогда не забуду этого места, Дункан. Оно подарило нам так много: воду, дрова и свежее мясо.

— Где Том?

— У ручья. Он соорудил парусную лодку из старой жестяной банки и щепок.

Они сидели вдвоем, наблюдая за столбиком дыма, медленно поднимавшимся к небу.

— Неплохое местечко, Сюзанна, — сказал Маккаскел, посматривая по сторонам. — Тут есть все, что нам нужно. Вон на той равнине, думается, выросла бы отличная пшеница.

— Я хочу в горы, Дункан. Ты обещал мне горы.

Он рассмеялся:

— И ты их получишь! Тронемся в путь на заре.

Позже вечером они снова увидели диких лошадей. Утро занялось ясное, и, когда они пустились в дорогу, Дункан указал вперед кнутовищем:

— Сюзанна! Том! Горы!

На горизонте были горы, окрашенные сейчас в светло-пурпурный цвет.

Дункан пристально смотрел на них, мысленно оглядываясь назад. Он был и все еще остается «зеленым», неопытным новичком. Многого они еще не знают. Ведь даже трудности, которые они представляли себе, на деле оказались намного сложнее. Он не почувствовал приближения беды, когда произошла первая перестрелка, не ожидал, что люди из небольшого поселка станут их преследовать.

Продолжают ли они свою погоню?

Едва ли. Сильные дожди, должно быть, смыли следы, оставленные в день бегства. Теперь фургон стал значительно легче и не оставлял глубокой колеи, по которой их можно выследить. Дункан чувствовал себя намного уверенней.

Мулы бодро шагали, Том распевал песенки, сидя в задней части фургона. Как хорошо жить на белом свете! Сюзанна сидела рядом с мужем, глядя вперед, на горы.


Док Шеббитт зажег сигару.

— Санта-Фе, — сказал он. — В Санта-Фе будет хорошая пожива.

— А как насчет золотых россыпей у Вишневого ручья? — спросил Хил. — Говорят, там богатая жила!

— Я готов отправиться куда угодно, — отозвался Бустер Маккетчон. — Не найдем в одном месте, найдем в другом.

— У них есть золото, — настаивал Айк Мэнтл. — Я знаю, что в фургоне они везут золото.

— Меня одно интересует, — заявил Док, — что могло с ними статься. И тот тип, с которым схватился Гурон, куда он подевался?

— Да, мы потеряли фургон, — сказал Доббс. — А Ред, похоже, упустил эту бабу.

— Мы их не потеряли, — заметил Пэрди, — но, послушайте, глупо же гоняться за фургоном, набитым женской утварью и мебелью.

— Ты говоришь, что мы их не потеряли? — спросил Док.

Пэрди держал в руке жестяную лодочку, тщательно сделанную из крышки консервной банки. Поперечину заменяла щепка, другая щепка служила мачтой.

— Я нашел это внизу. Мальчишка забыл ее у ручья, вода унесла игрушку.

— Да-а, — произнес Док, рассматривая лодочку. — Наверняка она пробыла в воде недолго. Всего несколько миль проплыла, не больше.

— Если мы возьмем под углом к северо-западу, — предложил Доббс, — мы выйдем им наперерез.

Ред Хил поднялся на ноги и, не сказав ни слова, начал седлать коня.

— Может быть, Пэрди прав, — сказал Бустер. — А что, если у них все-таки что-то есть? Да и мулы в цене у Вишневого ручья. Где рудники, там мулы нарасхват.

Но след был не такой свежий, как они предполагали. Они обнаружили его на некотором расстоянии к западу от ручья, и Гурон проехал по нему вперед и назад, внимательно изучая.

— Это не они, — сказал Бустер. — Поглядите на колею. Фургон, который мы ищем, оставлял глубокие борозды.

— Это тот же самый фургон, — возразил Гурон. — Но теперь не такой тяжелый.

— Что это значит? — спросил Шеббитт.

— Они освободились от части груза, — спокойно ответил Пэрди Мэнтл, — и поэтому двигаются быстрее.

— Ты хочешь сказать — они зарыли золото? — возмутился Айк. — Они не сделали бы такую глупость! Только не тут, на краю света!

— Насчет золота я ничего не знаю. Мы его сами придумали. Я видел только мебель. Мулы вымотались, и они ее выбросили. В фургоне никогда не было никакого золота.

— Это ты так думаешь! — осклабился Айк.

— К чему ехать на золотые прииски, если у тебя уже есть золото? — спросил Пэрди.

— Они везут золото, — стоял на своем Айк. — Во всяком случае, у них есть лошади, мулы и фургон, нагруженный всяким добром.

— Много ты видал таких фургонов, Айк? — мягко спросил Пэрди. — Почти все, что они везут, никому не нужно, кроме них самих, за исключением инструментов да жратвы. До сих пор я никогда не видел в фургонах ничего, что стоило бы отнимать.

— Они не могут уехать далеко, — сказал Доббс, — и мы едем в том же направлении. Так или иначе, Реду нужна эта женщина.

— Ну, это всего лишь блажь, — сказал Пэрди.

Ред слегка повернулся в седле.

— Но это моя блажь, — сказал он спокойно, — и она мне нравится.

На миг их глаза встретились, Пэрди пожал плечами и улыбнулся.

— Пожалуйста, — сказал он. — Всякий имеет право блажить время от времени.

Пэрди продолжал улыбаться, но глаза его смотрели холодно и настороженно. Ред отвернулся.

— Поехали, — бросил он. — Мы теряем время.


Утром поднялся резкий холодный ветер, раскачивавший деревья. Пахло хвоей, шуршали листья, с осин летели брызги воды. Еле заметная дорога вела с берега вниз между осинами и тополями, и Дункан интуитивно повернул мулов на нее, направив фургон по дну реки. Сурки разбегались из-под копыт в разные стороны. Миновав деревья, они увидели продолговатый зеленый луг. На краю его находился загон для скота, к которому вела дорога, заросшая травой.

Теперь Маккаскелы сидели, напряженно выпрямившись, на козлах фургона, Том покинул свой пост сзади, чтобы взглянуть, куда они едут.

Слева росли осины. Их светлые стволы напоминали колонны, листья непрерывно дрожали. Приблизившись к загону, они увидели, что там пусто, ограда разрушена, все заросло высокой травой. Дорога свернула вправо, к потоку воды, сверкающей отблесками солнечного света.

Россыпи серых камней то появлялись, то исчезали под набегавшей водой, в этом месте поток был всего лишь несколько футов шириной и, может быть, два фута глубиной. На другом берегу виднелся лес, а за ним — горы, вздымающиеся сплошной стеной, голые и зеленые у вершин, а внизу поросшие густым лесом.

— Па, гляди!

Дункан Маккаскел натянул вожжи. За ручьем, в нескольких ярдах от него стояла бревенчатая избушка, забитая обрезными досками, старая и, как видно, заброшенная.

— Дункан… Мне здесь нравится.

— Давайте осмотримся.

Маккаскел тронул мулов, и те двинулись вперед, навострив уши.

Видно, им тоже тут понравилось, подумал он про себя.

Фургон кидало из стороны в сторону и обдавало брызгами, когда они перебирались через ручей, с трудом мулы втянули его на противоположный берег, подмытый за многие годы водой, и, наконец, выкатили фургон на ровное место.

Вокруг старой хижины росла трава, деревья за ней были вырублены, дальше находились бобровые пруды, на берегах которых громоздились стволы поваленных деревьев. На глазах Дункана в одном из прудов плеснула рыба, и по воде пошла рябь. Он привязал вожжи и спустился с козел, разминая затекшие от долгого сидения суставы. Затем он подал Сюзанне руку и помог ей спуститься.

Том уже мчался к хижине. Прислонившись к косяку открытой двери, он крикнул:

— Ма, тут есть пол!

Сюзанна остановилась и посмотрела по сторонам. Она прислушалась к тихому журчанию бегущей воды, легкому шелесту осиновых листьев. По зеленому куполу горы скользили тени облаков.

— Дункан! Здесь прекрасно, правда?

— Да… да, здесь хорошо. Много воды и травы.

Небольшая хижина нуждалась в ремонте, но журчание воды, шелест осин и бобровые пруды очаровали их.

— Дункан!.. А мы можем…

— Попытка — не пытка, Сюзанна. Побудем здесь несколько дней, осмотримся.

В душе он уже не сомневался. Но сначала все-таки хотел осмотреть ближайшие окрестности.

Здесь было место для огорода, а может, и для пшеницы, картофеля и бобовых.

Дункан Маккаскел пошел к фургону и начал распрягать. Конечно, надо как следует оглядеться, но у него возникло чувство, что он — дома.

Тот, кто построил эту хижину, покинул ее очень давно. Судя по бревнам, лет десять назад, а то и больше. Не было никаких признаков даже временных жильцов. Оставив наезженные дороги, семья прибыла сюда, как будто их вела сама судьба.

Напоив лошадей и мулов, Дункан привязал их к кольям и пустил пастись на сочную зеленую траву, а сам начал собирать валежник, которого здесь, как в любом лесу, было вдосталь. Много тяжелых бревен принес поток, вокруг валялись сгнившие стволы и деревья, поваленные бобрами. Дров хватит на всю зиму.

— Сегодня ночью будем спать под открытым небом, — предложил он, — а завтра подремонтируем и уберем дом.

Оставив Тома собирать дрова, а Сюзанну готовить ужин, он взял винтовку и пошел по еле заметной охотничьей тропе к лугу у реки.

Он был широкий и зеленый — несколько сот акров великолепного пастбища, простиравшегося до осин у подножия горы. Ему попались следы и помет оленей, лосей и даже след медведя.

Маккаскел стоял неподвижно, наслаждаясь спокойной красотой природы. Внезапно среди осин за лугом он увидел тень, мгновение спустя она двинулась вперед, и на залитую солнцем поляну вышел лось, довольно крупный самец.

Дункан поднял было ружье, но тут же заколебался: не хотелось нарушать тишину выстрелом. Он усмехнулся, опустил винтовку и, повернувшись, пошел прочь. У них было еще мясо, и он не сомневался, что завтра утром наловит рыбы.

Неся ружье на согнутом локте, он зашагал обратно к хижине. Том разжег костер, дым медленно поднимался в небо.

Они проделали долгий путь, но дело того стоило. Тени становились длиннее, на мгновение Дункан остановился на полдороге, глядя на расстилающееся внизу тихое и красивое место. Внезапно его охватил страх.

Как далеко был Вишневый ручей? Были ли какие-нибудь поселения поблизости? Или просто соседи? Вдруг он заболеет? Не сможет работать?

Их запасы провизии были очень малы, их придется пополнять охотой и ловлей рыбы. Том был хороший рыболов и обещал стать хорошим охотником, но этого было недостаточно. Им предстояло вспахать и проборонить целину, посеять зерно, они должны навялить мяса и разведать окрестности, посмотреть, есть ли где тропы, есть ли соседи.

Маккаскел полагал, что это земли племени юта, а индейцы этого племени были бесстрашны и трудолюбивы и до сих пор по-дружески относились к белым людям.

Дункан подошел к костру.

— Сюзанна, завтра первым делом проверь наши запасы муки, соли, кофе, сахара и бекона. Прикинь, надолго ли их хватит. Тут полно дичи. — Он поколебался и добавил немного смущенно: — Я видел лося и просто не смог его застрелить.

— Не будем охотиться поблизости, Дункан. Ты правильно поступил!

— Да, не надо, — проговорил он задумчиво. — Возможно, возникнут обстоятельства, когда нам не захочется уходить слишком далеко от дома, чтобы добыть мясо.

Она быстро взглянула на него. Зная мужа очень хорошо, она почувствовала внезапную перемену в его настроении.

— А разве тут что-нибудь не так? Или это место тебя не вполне устраивает?

— Нет, все прекрасно. Тут есть все. Все, за исключением соседей. Вот что меня пугает.

— Ты думаешь, они преследуют нас, да?

Он поколебался, прежде чем ответить, но он никогда не разделял того мнения, что от женщин надо утаивать правду. Надо защищать их, заботиться о них, но не держать в неведении.

— По-моему, мы должны быть готовыми к опасности, Сюзанна, а если мы ошибаемся, тем лучше для нас.

Он присел на корточки и подбросил в костер несколько веток. Оба замолчали, и в наступившей тишине услышали выстрел.


Глава 9 | Быстрый и мертвый | Глава 11