home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

Сюзанна устроилась в темноте неподалеку от лошадей. Том расположился рядом и, несмотря на решение бодрствовать, в конце концов уснул.

Подошел Воллиен и тихо сказал:

— Думаю немного соснуть. Мэм, вам бы лучше сделать то же самое. По примеру вашего мальчика… Маккаскел, ваша вахта первая. Прислушивайтесь. Научитесь различать звуки, естественные для ночи, вы будете слышать их час, другой. Всякий посторонний звук — это уже преследователи. Наблюдайте за моей лошадью. У вас лошади городские, на них нельзя положиться. А мой конь услышит их гораздо раньше вас и сразу навострит уши. Это мустанг из дикого табуна, еще жеребенком он научился распознавать опасность, чтобы дать от нее стрекача, и он не упустит ни звука. Разбудите меня примерно через час.

Положив под голову седло, он улегся, завернулся в одеяло и через минуту заснул.

Дункан Маккаскел уселся возле жены.

— Они найдут нас по остаткам костра, — сказал он. — Уверен, там остался дымок. Они немного выждут, и мы их услышим.

— Странный он человек! — заметила Сюзанна.

— Тсс. Он может услышать.

— Нет. Он дышит ровно. Наверняка спит. — Через минуту она добавила: — Мы можем многому у него научиться, Дункан. Он знает такое, что и нам знать не грех.

— Да, — согласился он, — ты права. Наше образование тут немногого стоит.

Скоро Сюзанна задремала, а Маккаскел встал и подошел поближе к лошадям, которые пощипывали траву на небольшой округлой лужайке. Дункан обошел лагерь и пожурил себя за то, что не сделал этого сразу. С одной стороны подход к лагерю загораживало упавшее дерево, верхушка которого уткнулась в скалу, а корень — в кручу обрыва; пробраться через дерево было невозможно из-за густых сучьев.

С другой стороны стеной росли деревья. Пройти сквозь них бесшумно тоже невозможно. Со стороны пруда, покинутого бобрами, также был заслон из поваленных ветром деревьев, сломанных сучьев и старых пней. Лагерь был защищен от ружейного огня, за исключением одного открытого участка близ упавшего дерева, но найти его ночью было затруднительно.

Устраивая лагерь, Воллиен сразу все это учел. Да, многому можно у него научиться. Надо уметь видеть, а не просто смотреть.

Маккаскел прислушался, но не уловил никаких звуков, кроме естественных для ночного леса. Он двигался осторожно, стараясь ступать беззвучно и не задерживаться подолгу на одном месте. Дункан задумался над тем, как важно постараться понять этот неведомый мир, и попытался припомнить из прочитанного то, что могло бы помочь. Он уселся на бревно передохнуть, продолжая напряженно прислушиваться.

Несколько раз его веки смыкались. Дункан встал и сделал новый обход, ловя каждый посторонний звук. Вахта его закончилась, и он шепотом разбудил Кона Воллиена. Тот мгновенно проснулся.

— Время, — шепнул Маккаскел. — Пока все тихо.

Воллиен сел, натянул сапоги, опоясался ремнем и револьверными кобурами и взял ружье.

— Немного сосните, — сказал он тихо. — Бандиты знают, что вы новичок в этих краях, и сперва захотят украсть лошадей. Не обнаружив их, они попытаются напасть на лагерь.

— Разбудите меня, я буду готов.

Дункан Маккаскел растянулся на одеяле. Он устал, но собирался передохнуть всего лишь минутку. Нужно быть начеку. Ведь в конце концов кто этот человек, которому они вверяли свою жизнь? У него могли быть собственные планы. Однако, подумав так, Дункан тут же отверг эти подозрения, закрыл глаза и уснул.

Проснулся Маккаскел, почувствовав на плече руку Воллиена. Было очень тихо. Рядом шевельнулась Сюзанна, она проснулась и прислушивалась к тишине, как и он. Дункан взял ружье, призвав себя к осторожности, чтобы ненароком не застрелить того, кого не надо.

Стрелять в человека? Его поразило то, что он воспринял эту мысль без привычного чувства вины. Что способствовало этому? Влияние окружения? Или подсознательное примирение с необходимостью?

Сюзанна следила за удаляющимся Дунканом, потом резко села, внезапно осознав, что Тома рядом нет.

Ушел? Куда?

Женщина быстро вскочила и замерла, на ней было светлое платье. Подхватив одеяло, она завернулась в него. У нее не было оружия, но она помнила, что поблизости валялась крепкая дубинка; Сюзанна опустилась на колени, нашла ее и выпрямилась. Неподалеку среди деревьев что-то шевельнулось, и она крепче сжала свое оружие.

Снова послышался слабый шорох, и показалась тень — короче и шире, чем у сына и мужчин из ее лагеря. На нее пахнуло смрадом давно не мытого тела.

Сюзанна взяла дубинку обеими руками, медленно замахнулась. Человек ее не видел, и она изо всех сил ударила его по лицу.

Человек вскрикнул и отпрянул. Сюзанна ударила снова, на этот раз попав в голову. Чужак стал бешено отбиваться, едва ли сознавая, что делает. Сбросив с плеч одеяло, она снова замахнулась и угодила противнику в лицо. Ему удалось перехватить дубинку. Сюзанна ударила его ногой по колену, он пошатнулся, выпустил дубинку и упал. Она изо всех сил ударила снова, но промахнулась, била еще и еще, по руке и по плечу. В темноте ничего не было видно. От усилий она тяжело дышала.

Внезапно Сюзанна услышала выстрел… Звук его был тише, чем у ружья Дункана, потом еще два. В наступившей тишине грянул выстрел из тяжелого ружья, и снова стало тихо.

Избитый ею чужак полз в кустах, она подумала о преследовании, но потом натянула одеяло и замерла, выжидая.

Послышались шаги, кто-то приблизился к ней. На этот раз запахло хвоей и кожей.

— Как вы? — Это был Воллиен.

— Я избила кого-то… несколько раз ударила.

— Как же вы его?

Она подняла дубинку обеими руками.

— Вот так. Первый раз по лицу. Со всего маху.

Сюзанне самой показалось удивительным, что она рассказывает об этом с некоторой гордостью. Что же такое с ней происходит?

— Ему здорово досталось.

Воллиен потрогал дубинку.

— Наверняка так, мэм. Лихо вы его отделали. На палке кровь.

Судорожно вздохнув, Сюзанна выпустила из рук палку, и она упала на землю.

— Я не понимала, что делала…

— Вы поступили так, как надо, — твердо сказал он. — Ваш сынишка с лошадьми. Он тоже вел себя, как надо. Мальчуган крепко держал их еще до того, как все началось. Молодец парень.

— А Дункан? Где Дункан?

— Он там… с мальчиком. Этой ночью забав больше не будет. Всем можно поспать.

Воллиен ушел в темноту, а Сюзанна стояла, кутаясь в одеяло: внезапно она ощутила холодную сырость ночи. Она больше не чувствовала себя в безопасности. Взявшись за парусиновую подстилку, женщина подтащила постель поближе к фургону.

Зашумели деревья, и она подняла голову. Небо заволокло тучами, поднялся ветер. Парусиновый полог на фургоне захлопал под его порывами.

Из темноты вышел Дункан.

— Сюзанна, ты лучше ляг в фургоне. А я устроюсь под ним. Собирается дождь.

Она не любила спать в фургоне, который был битком набит вещами, и из-за них не было видно, что происходит снаружи. Но сейчас она с благодарностью приняла предложение Дункана. Темнота больше не приносила покоя.

— У тебя все в порядке, Дункан?

— Да. Том уже под фургоном.

— А где Кон?

— Не знаю… Поблизости где-нибудь.

— Дункан, я рада, что он здесь.

Муж промолчал. Может, подумал, что она усомнилась в нем? Нет, нисколько она не усомнилась, но двое защитников лучше, чем один.

— Я тоже рад, — отозвался он спокойно.

Только в фургоне, почти засыпая, Сюзанна вспомнила, что не рассказала мужу о том, как избила человека. Вдруг она усмехнулась: Дункан был бы поражен… и шокирован! Где это видано, чтобы воспитанные молодые дамы дрались в темноте с мужчинами?

Как ни странно, она заснула, и, когда Дункан разбудил ее, тронув за руку, небо уже было серым.

— Том еще спит, но Воллиен считает, что пора трогаться.

Сюзанна не раздевалась, поэтому лишь расправила юбку и обулась. Горел костер, Воллиен варил кофе, сидя на корточках у огня и грея руки. Он оглянулся на нее.

— Утром вы выглядите даже лучше, — заметил он. — Хорошее качество.

— Что вы знаете о том, как выглядят женщины по утрам? — сказала она резко, не задумываясь.

— Думаю, больше, чем вы хотели бы услышать. Я не всегда жил в захолустье.

— Они убрались? Эти люди, я хочу сказать.

— Сомневаюсь. У вас много такого, чем они были бы рады поживиться. Но чем дальше вы уедете, тем больше шансов, что они отстанут. Слишком велика опасность встречи с индейцами.

— А для нас?

Воллиен пожал плечами.

— Вы вроде намерены испытать судьбу? Я знавал людей, которые пересекли прерию без единой встречи с индейцами, а у других стычки бывали чуть ли не каждый день. Все зависит от того, как вы встретите их.

— Вы сомневаетесь, что мы справимся, да?

Кон снова пожал плечами.

— Надежда есть всегда.

Они поели на скорую руку и выпили кофе. Том проснулся, когда они запрягали мулов, и съел оставленный ему бутерброд с беконом.

Кон Воллиен сел на коня и отправился разведать местность.

— Поблизости никого, — доложил он, вернувшись. — Поехали!

Фургон тронулся. Дункан погонял мулов, ружье висело у него за спиной. Том сидел сзади, приглядывая за лошадьми. Воллиен, проверяя дорогу, ехал впереди.

— Жаль, но я должен признаться, — сказал вдруг Дункан, — что-то меня в нем раздражает.

— Чего ты от него хочешь, обычный мужлан.

— Может быть. Но он знает этот край, Сюзанна, и умеет в нем жить. Мы должны пользоваться каждой минутой и перенимать его опыт.

— Он движется, как кот.

— Да… Именно.

— Кон сказал, что ты отлично проявил себя в ночной схватке. Он хорошо отозвался о тебе.

— Вот как?

Роща осталась позади. Они выехали на безлесную равнину. По крайней мере, подумала Сюзанна, эти подонки не смогут подобраться незаметно.

Она оглянулась по сторонам.

Кон Воллиен исчез.

— Дункан, что случилось? Куда он уехал?

Тот посмотрел вперед, назад… Никого.

— Ну, будь я проклят!..

Тут они увидели, что едут по краю длинного склона. Впереди простиралась равнина, поросшая елкой и серо-зеленой травой. Кое-где виднелись гряды красного песчаника. Ни деревца, ни кустика… Несколько диких грушевых деревьев на склоне, вдалеке стадо антилоп и непонятные черные точки на горизонте.

Оказывается, Воллиен спустился по склону и далеко внизу осматривал местность. Сюзанна ужаснулась. Тут могла укрыться целая армия врагов, и они никогда не догадались бы…

Дункан Маккаскел натянул вожжи и окинул взглядом бескрайние просторы. И сегодня вечером, и еще неизвестно, сколько суток им предстоит ночевать в этой голой степи. Ему стало страшно. Он содрогнулся и положил ладонь на руку жены.

— Боже ты мой, — произнес он тихо, — даже невозможно представить, что нас здесь ждет! Если с нами в пути что-нибудь случится, ведь никто не поможет. Ни доктора, ни больницы…

— Но мы ведь знали, на что идем, Дункан, — сказала жена спокойно. — Мы обсуждали это.

— Вот именно. Обсуждали. Но мы не знали, как будет на самом деле. Теперь нам предстоит почувствовать это на своей шкуре.

— Сколько же людей тут погибло? Где их могилы, и есть ли они вообще, кто знает!

— Много, Сюзанна, но все равно люди идут и идут. Всегда находится тот, кто надеется, кто жаждет нового, кто мечтает обрести лучшую долю.

Маккаскел подобрал вожжи и тронул мулов. Те потоптались на месте и тяжело двинулись вперед. Дункан похлопал их вожжами. Фургон двинулся и покатился вниз.

Взор Сюзанны устремился вперед, к маленькой движущейся точке. Воллиен, должно быть, повернул назад, потому что солнце осветило его одежду из оленьей кожи, и точка из черной стала коричневой.

— Мы не совсем одни, Дункан, — произнесла она спокойно. — Вон он, Воллиен. Он там.

— Да. — В глазах мужа была грусть, губы, казалось, утратили способность улыбаться. — Он с нами.


Глава 2 | Быстрый и мертвый | Глава 4