home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 53

Маргрита и Тревэллион подошли к «Соломону». На небольшом уступе, в который упиралась дорога, тесно громоздились постройки. В длинном здании слева располагались три конторы с висевшими на дверях табличками: «Суперинтендант», «Управление делами» и «Проба руды».

С задней стороны площадки находилась будка подъемного устройства и вход в шахту, а напротив конторы — кузнечный цех, мастерские и хранилище руды. По сравнению с такими приисками, как «Хейл и Норкросс», «Сэвидж», «Офир» и многие другие, «Соломон» считался не очень крупным предприятием. Уилл Крокетт слишком долго следовал советам Элберта Хескета, а тот нарочно делал все, чтобы препятствовать развитию прииска — так ему было легче удержать над ним контроль.

— Вам понадобятся немалые деньги, чтобы разрабатывать прииск надлежащим образом, — заметил Тревэллион. — Нужно идти глубже и одновременно вести горизонтальную выработку в направлении моего участка…

— Но ведь там же ваш участок, — возразила Грита.

Он пожал плечами.

— Здесь, как ни крути, результат один. Я застолбил этот участок, подписавшись своим именем и именем Уилла Крокетта, и вы, как его наследница, тоже имеете право на эту землю.

— Но вы сделали это ради Уилла, и я здесь ни при чем.

— Только не подумайте, что я собираюсь упускать свое, — улыбнулся Вэл. — Моя доля это моя доля, другое дело, что мы могли бы осваивать эту землю вместе, на правах партнеров.

Дверь конторы отворилась, и на пороге появился Сэнтли, он поздоровался с Тревэллионом.

— Наслышан о вас, хотя мы и не знакомы.

— Мое имя Тревэллион, мистер Сэнтли. А это мисс Редэвей.

— Очень приятно. Мистер Тревэллион, надеюсь, вы не собираетесь спускаться в шахту? Работы сегодня не ведутся. Вот если бы вы могли прийти в понедельник…

— Если мне понадобится, я могу спуститься в шахту и без подъемника.

— Да, но это очень опасно. Кроме того, мистер Хескет оставил записку, которая адресована в основном мисс Редэвей, где он предостерегает вас, чтобы вы не спускались в сорок девятый штрек. Это запретная зона.

— Почему она запретная? — поинтересовалась Грита.

— Полагаю, там небезопасно. Мистер Хескет не очень-то посвящает меня в свои планы, держит их при себе.

— Вы знакомы с результатами проб? — спросил Тревэллион.

— Нет, сэр. Отчеты поступают прямиком к мистеру Хескету. Пробами у нас занимается мистер Шинмейкер, он получил распоряжение не распространяться о них и строго его соблюдает.

Сэнтли огляделся по сторонам.

— Я не должен говорить вам этого, мэм, но мистер Хескет резко прекратил работы в сорок девятом штреке. Я даже не понимаю почему. Просто выгнал всех оттуда и поставил что-то вроде загородки. — Сэнтли помолчал. — По-моему, там угроза глиняных оползней.

— Мы только глянем одним глазком, — сказал Тревэллион. — Мисс Редэвей еще никогда не видела шахты.

— Пожалуйста. — Сэнтли посмотрел на часы. — Я уже собирался закрывать. Может, вам понадобится ключ?

— Думаю, да. Спасибо. Вам необязательно оставаться. Мы не пробудем там долго.

Тревэллион провел Гриту по конторе, кратко объяснив, что представляют собой пробы руды. Солнце клонилось к закату, когда они вышли на улицу.

Внезапно Грита повернулась к нему.

— Вэл, я хочу спуститься вниз!

— В шахту? В такой поздний час?

— Ну и что? Ночью там, должно быть, не темнее, чем днем. Разве нельзя нам взять с собою пару фонарей? — И она указала на стену, где висели в ряд фонари. — Мы же недолго.

— По-моему, лучше прийти сюда при свете дня и когда здесь будут люди. Нельзя спускаться в шахту, если никто не знает об этом.

— Ну пожалуйста, Вэл! Всего на несколько минут! Я только хочу посмотреть, что там такого особенного в этом сорок девятом штреке.

— Ну…

— Пожалуйста, Вэл! Спустимся на несколько минут. Вы же раньше спускались в эту шахту?

— Давно. Уилл пригласил меня осмотреть ее незадолго до того, как потерял прииск. Думаю, с тех пор там многое изменилось… Ну что ж, на минутку спуститься можно.

Тревэллион вспомнил, что на столе у Сэнтли видел план шахты. Вернувшись в контору, он склонился над схемой. Теперь он без труда найдет сорок девятый штрек. Тревэллиону совсем не хотелось спускаться в шахту, но в конце-то концов они пробудут там всего несколько минут.

— Вы можете испачкаться, — предупредил он. — Под землей сыро и грязно.

— Ну и что? В отеле переоденусь. Мне уже приходилось пачкаться. — Она рассмеялась. — Ну же, Вэл! Пойдемте!

— Вам придется карабкаться по лестнице, — снова предупредил он.

— Я карабкалась по горам в Альпах, — ответила она. — И должна признаться, у меня неплохо получалось. Так что не беспокойтесь.

— Фонари лучше не брать, из них капает масло. Возьмем свечи. Трех штук обычно хватает на десять часов, а мы прихватим в два раза больше, на всякий случай. — Тревэллион повесил пиджак на крючок, надел горняцкую куртку и положил в карман несколько запасных свечей.

В шахте Грита почувствовала возбуждение и легкий испуг. Непроницаемую тишину нарушал лишь стук падающих капель и камешков, срывавшихся время от времени с потолка. Они двигались вдоль узкой колеи, предназначенной для вагонеток, вывозивших руду. Остановившись на развилке двух путей, Тревэллион подобрал с земли лопату.

Он вспомнил схему, которую видел в конторе. Судя по всему, они находятся где-то совсем рядом с сорок девятым штреком.

Сделав еще несколько шагов, он остановился так резко, что Грита сзади наткнулась на него.

— Что случилось? — спросила она.

Он наклонился и подобрал с земли какой-то предмет.

— Как странно. Сэнтли сказал, что работы в сорок девятом давно не ведутся, а эта штуковина — кусок бикфордова шнура, используемого при взрывах.

— Может, они работали где-то поблизости? — предположила Грита. — Давайте поторопимся. Здесь ужасная жара, и мне хочется поскорее выбраться наверх.

Тревэллион усмехнулся.

— А чья это была идея? Разве не ваша? Ну ладно, думаю, мы уже почти у цели.

Сейчас он припомнил, что сорок девятый штрек представлял собою квершлаг, прорытый между двумя туннелями для обеспечения циркуляции воздуха, позволявший также брать породу из образовавшегося между этими двумя туннелями углового пространства.

У самого входа в штрек он остановился, пристально оглядел его и махнул рукой.

— Здесь пустая порода. Это и по схеме было видно. Всего лишь «конь» и ничего больше.

— А что такое «конь»?

— Комстокская залежь представляет собою разлом, образовавшийся миллионы лет назад, который простирается приблизительно на четыре мили в длину. Когда он образовался, газы из земных недр начали подниматься вверх. Здесь повсюду бьют горячие ключи, они-то и выносят золото и серебро на поверхность. Но потом гигантские осколки начали откалываться от скал и падать в этот разлом, вот и получилось то, что горняки называют «конем». В сущности, это полоса пустой породы, которая пролегает между насыщенными рудой пластами. Наткнувшись на такое место, вы должны решить — либо вы продолжаете работу, либо прекращаете ее, считая, что ничего, кроме пустой породы, вас там не ждет.

По пути в сорок девятый штрек Тревэллион время от времени останавливался и озирался. Немного погодя он произнес:

— Мы теряем время. Здесь ничего нет.

— Тогда почему…

— Он сказал то, что есть на самом деле. Здесь действительно нечего брать. Кажется, впервые в жизни Хескет не солгал.

Вэл указал на землю под ногами. Вдоль стены тянулась широкая черная полоса грязи, она почти доходила до колеи, по которой они двигались.

— Это оползень. Каменные пласты нередко перемежаются со слоями грязи и глины, которые под огромным давлением выталкиваются в свободное пространство, возникающее во время прокладки туннеля.

— И что?

Он пожал плечами.

— Если глина пошла, то она уже не остановится, поэтому там, где ведутся работы, должен быть один или двое рабочих, которые занимаются только тем, что выгребают глину и выносят ее наружу. В противном случае она со временем заполнит весь туннель.

— Вы хотите сказать, она может заполнить все это пространство?

— Да, ведь вместе с нею из стен сочится вода. Кроме Комстока я видел подобное только однажды — в одной заброшенной шахте в Орегоне. Грязь заполнила там почти все рабочее пространство, снесла крепления и вытолкнула их наружу.

— Неужели ничто не может остановить ее?

— Ничто, пока она не заполнит собою все вокруг.

Грита вздрогнула и, повернувшись к Тревэллиону, проговорила:

— Давайте выберемся отсюда!

Но не успели они сделать двух шагов, как впереди раздался глухой удар, и мощный порыв всколыхнувшегося воздуха затушил их свечи.

Грита стиснула руку Тревэллиона.

— Вэл, что это было?

Она почувствовала запах пыли и чего-то еще, совершенно ей незнакомого.

— Это взрыв, Грита, — сказал Тревэллион. — Стойте и не шевелитесь, пока я не зажгу свет.

— А этот запах… что это?

— Пороховой дым, — ответил он. — Боюсь, мы влипли в неприятную историю.

Грита слышала, как стучит ее сердце. Она смертельно испугалась.

Тревэллион чиркнул спичкой и зажег свечи.

— Давайте-ка посмотрим, насколько плохи наши дела, — сказал он и направился вдоль колеи к устью квершлага. Но устье исчезло — вход в туннель завалило огромными осколками породы и обломками деревянных креплений.

Тревэллион поднял свечу и посветил. Взрыв устроили так, что оба входа в квершлаг оказались завалены. Вэл задумался, пытаясь вспомнить, как залегли пласты вдоль туннеля. Интересно, какова площадь, охваченная взрывом? И какое расстояние отделяет их от остального мира? Вероятно, очень большое…

— Потушите свечу, Грита, — сказал он. — Нам нужно беречь воздух.

— Мы в ловушке, да, Вэл? — Грита изо всех сил старалась совладать со страхом, звучавшим в ее голосе.

— Да, все очень ловко подстроено. Теперь понятно, зачем он оставил записку — хотел возбудить наше любопытство и заманить нас сюда.

— Но, Вэл… ведь нас же найдут… Найдут, когда придут завтра на работу!

— Завтра воскресенье, и никто на работу не выйдет. А скорее всего, Хескет вообще распустил рабочих, сказав, что мы собираемся нанять своих.

— А мистер Сэнтли? — Грита цеплялась за малейшую возможность, как за соломинку.

— Он живет далеко, около Генуи, и вернется не раньше понедельника. Если Хескет не придумает, как устранить его вообще.

Он обнял ее за плечи.

— Грита, давайте смотреть правде в глаза. Никто не придет сюда, никто не будет искать нас и задавать вопросы. Во всяком случае, какое-то время.

— Значит… значит, это конец? Неужели мы умрем здесь?

Он мрачно улыбнулся.

— Может, и так. По крайней мере, мы хоть знаем, чего нам ждать. Никто не будет нас искать, и спасение в наших собственных руках. — Он махнул рукой. — Сядьте вон там и подумайте о чем-нибудь хорошем, а я поработаю.


Глава 52 | Жила Комстока | Глава 54