home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 57

Когда Ледбеттер, Тэпли, Манфред и Лэнгфорд Пил подошли к прииску, навстречу им выступил охранник.

— Извините, ребята, но сюда нельзя.

— Ты давно заступил? — спросил его Джим.

— Вчера днем.

— Кто-нибудь проходил на территорию шахты?

— Никто. Нам приказано никого не пропускать без личного разрешения мисс Редэвей.

— А ты не видел ее или Тревэллиона?

— Нет, не видел. — Он помолчал. — Правда, мне показалось, что кто-то прошмыгнул вон там, на задворках, но когда я подошел, никого не оказалось. Что ж, это и немудрено, на такой работе все время что-нибудь мерещится.

— У нас есть основания полагать, что мисс Редэвей и Тревэллион попали в ловушку в шахте. Хотим пройти.

— Но послушайте… — Лицо охранника от волнения покрылось испариной. — Не можете же вы нару…

— Ты собираешься преградить мне путь, Том? — тихо проговорил Пил и, указав на остальных, добавил: — И всем этим людям?

Том покачал головой.

— Нет… И если Тревэллион в беде, я тоже хочу помочь.

— Мы не знаем точно, там ли он, — заметил Тэпли. — Хотя… не понимаю, где они еще могут быть!

Ледбеттер повернулся к Манфреду.

— Вы работали с нею и хорошо ее знаете. Стала бы она спускаться в шахту, как вы думаете?

— Да она ходит, куда ей заблагорассудится, — ответил Манфред. — Эта женщина сама себе хозяйка.

Ледбеттер подергал за ручку двери конторы.

— Смотрите-ка, открыто, и кто-то был здесь.

— Они бы не ушли, оставив дверь открытой. Даже при охраннике.

Джим толкнул дверь и вошел. Манфред последовал за ним, а Тэпли направился к будке подъемника. Вдруг послышался голос Пила:

— Ребята, он точно здесь! Вот его пиджак!

Ледбеттер бросился к двери, но Манфред остановил его.

— Посмотри-ка сюда!

Перед Манфредом лежала схема квершлага.

— Ее достали вот из этого ящика. Она лежала на столе. А теперь взгляни-ка сюда… — И он протянул ему записку Хескета, адресованную Сэнтли.

— Сорок девятый. Тут говорится, что туда и близко нельзя подходить, а при этом лежит схема, и такое впечатление, будто кто-то изучал ее.

— Ну что ж, это уже кое-что. Пошли.

Ледбеттер тоже узнал пиджак Вэла.

— Конечно, это его.

Теперь все собрались около конторы, Джим оглядел собравшихся и спросил:

— Кто-нибудь из вас работал на «Соломоне»?

— Я работал. — Вперед выступил рыжий парень по имени Ред в запачканной горняцкой одежде.

— Что там такого опасного в сорок девятом? — спросил Ледбеттер.

Ред пожал плечами.

— Да вроде ничего особенного, как и везде. В Комстоке много опасных мест, это всем известно.

— Давайте-ка спустимся и посмотрим, — предложил Джим и, помолчав, добавил: — Лучше идти вшестером, там ведь тесно. А вы, — он посмотрел на остальных, — будьте наготове, нам может понадобиться помощь.

Потом он обратился к Пилу:

— Не мог бы ты посторожить контору? И вы, Манфред, тоже. А ты, Ред, — прибавил он, — выбери троих надежных ребят, пойдете со мной и Тэпом.

— Надо бы костер развести, — сообразил кто-то. — Если они найдут их, без костра не обойтись. Когда поднимаешься на поверхность, проторчав столько часов в жаркой шахте, в самый раз схватить воспаление легких.

— Пожалуй, сбегаю за одеялами, — предложил другой и, повернувшись, скрылся в темноте.

Держа в руках зажженные свечи, шестеро мужчин исчезли в отверстии шахты. Остальные занялись костром.

Впереди шел Ред.

— Проработал я тут совсем недолго, — бросил он через плечо. — Быстро уволился. Не по душе мне пришлось, как велись здесь работы.

— Ты знаешь Хескета? — спросил Ледбеттер.

— Видел пару раз. Он все время сидел в конторе, но шахту хорошо представляет. Спускался сюда украдкой, когда последняя смена заканчивала. Иногда даже что-то делал, только потом аккуратно заметал следы. Уж понятия не имею, чего он хотел, только мы всегда замечали кое-какие изменения, когда заступали на смену с утра. — Ред махнул рукой. — Сорок девятый вон там.

Несколько минут они шли молча. Вдруг путь им преградила стена обломков породы. Ред поднял свечу повыше.

— Тьфу ты, пропасть! Потолок рухнул к чертовой матери!

— Нет, Ред, он не рухнул, его взорвали. Вот, посмотри-ка. — Ледбеттер держал в руках увесистый кусок породы с проделанным в нем отверстием, оставленный буром. — Видишь? Бурили.

— Может, и так, — неохотно согласился Ред. — Только кому это понадобилось?

Они переглянулись, потом рыжий парень заметил:

— С этим туннелем всегда что-то происходит. Порода тут крошится. Я как-то толкал тележку, и вдруг отвалился кусок, который весил ну никак не меньше трехсот фунтов. Он свалился прямо у меня перед носом, окажись я на шаг ближе, и мне крышка.

— А далеко еще до сорок девятого квершлага? — поинтересовался Ледбеттер.

— Футов сто пятьдесят или чуть больше. Да, взрывали, похоже, недавно, еще пахнет порохом. — Ред посветил перед собой. — Пойдемте к другому туннелю. Попробуем подобраться с той стороны.

— Не поможет, — возразил широкоплечий крепыш по имени Блэйн. — Это единственный путь в квершлаг.

— Взрыв устроили после того, как они прошли туда, — заметил Ледбеттер. — Тревэллиона уже несколько раз пытались убить.

— Если они там, — Блэйн указал на завал, — то скоро им оттуда не выбраться. Завал может простираться на пятьдесят, даже на шестьдесят футов. Как только мы начнем разгребать его и отбрасывать породу, сверху посыплется другая. В этих шахтах всегда так. Хуже не бывает, поверьте мне.

В главном туннеле, в том месте, где штреки разветвлялись, Джим остановился и осветил выработку, уходившую под углом от той, в которой они только что побывали.

— Может, туда сходить?

— А за каким хреном! — сказал Блэйн. — Квершлаг не закончен, это нам ничего не даст. Лучше начать разгребать проклятый завал да заготовить лес для крепей. Если не будет подпорок, порода снова обрушится.

Ред стоял в нерешительности, потом наконец проговорил:

— Чего мы медлим, Джим? Пошли!

Двое других остановились.

— Вы идите, а мы пока начнем разгребать. Там копать и копать.

Ред шел впереди.

— Вот будет здорово, если мы носом пророем весь этот чертов завал, — усмехнулся он, — а Тревэллион объявится наверху как ни в чем не бывало!

— Не объявится, — возразил Ледбеттер. — Я знаю его. Он никогда не станет развешивать свою одежду и оставлять дверь незапертой. Он слишком осторожен.

Они шлепали по лужам между шпал. В этом туннеле в отличие от других вода капала с потолка. Здесь было сыро, темно и жарко, и Ледбеттер возблагодарил всех богов, что ему хватило ума не стать шахтером, он просто не понимал, как эти люди могут работать в таких условиях.

— Осталось совсем немножко, — сообщил Ред. — Видно, тут проводили серию взрывов.

Они остановились возле узкого, сводчатого углубления, проделанного в глухой каменной стене. Оно-то и представляло собой незаконченный вход в квершлаг.

Джим отер пот со лба.

— Вот черт! — Он выглядел потрясенным и разочарованным. — Я-то думал, тут нормальный проход.

Они молча слушали, как медленно, монотонно падают сверху капли. За пределами светового круга, отбрасываемого свечой, к ним подступала непроглядная тьма, повсюду сочилась и капала вода. В большинстве шахт даже устанавливались помпы для ее откачки. Ледбеттеру вдруг нестерпимо захотелось выбраться отсюда наружу и снова очутиться под звездным небом.

— Не пойму я, Ред, как ты не боишься работать г таком месте. Это ж надо быть двужильным, да что там… ты, наверное, выносливее вьючного мула, не иначе.

— Сколько себя помню, все время работал на шахте, — ответил Ред. — Да я под землей-то за всю свою жизнь больше проторчал, чем наверху. От меня и жена ушла из-за этого. Только что я могу поделать? Ведь другому-то я не научился.

Он повернул голову, и свеча, закрепленная у него на шляпе, на мгновение осветила сводчатый проем, ведущий в квершлаг.

— Так я и…

— Ред! — Голос Джима сделался глухим и сдавленным от волнения. — Господи, Ред, ради всего святого, посмотри, что это!

Они поднесли свечи к проему. Из каменной тверди стены торчала… тонкая белая рука.


Глава 56 | Жила Комстока | Глава 58