home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 2

Их больше не делают такими, как бывало!

Г. Форд

На самом деле я беспокоился далеко не так сильно, как вы могли бы подумать, судя по моему положению. Как я сказал Маше, у меня был один туз в рукаве… вот в этом-то и заключалась вся красота!

Некоторое время назад я принимал участие… точнее, я спровоцировал вытеснение Синдиката с Базара-на-Деве. Считал это справедливым, поскольку именно я и дал ему доступ на Базар, и кроме того Ассоциация Купцов Девы хорошо заплатила мне за избавление их от Синдиката. Конечно, это произошло до того, как Синдикат нанял меня присматривать за его интересами на Базаре, а Базар согласился предоставить мне дом и платить мне процент с прибылей за недопускание Синдиката к Базару. Кажется путанным? Так оно и было… немного. К счастью, Ааз показал мне, каким образом эти задания не становятся взаимоисключающими, и что этика позволяет брать деньги у обеих сторон… ну, во всяком случае, не мешает. Разве удивительно, что я столь высоко ценю его советы? Однако, я отвлекаюсь.

В ходе начальных стычек в той компании, я приобрел небольшой сувенир, о котором почти забыл чуть ли не до той минуты, когда стал готовиться к этому поиску. С виду он не представлял собой ничего особенного, всего лишь пузырек с пробкой, удерживаемой на месте восковой печатью, но по моим предположениям, он означал разницу между успехом и неудачей.

Я мог бы упомянуть о нем Маше, но, откровенно говоря, я горел желанием приписать честь удачного проведения этого трудного дела себе лично. Уверенно усмехаясь, я огляделся кругом удостовериться, что за мной не наблюдают, а затем сломал печать и вытащил пробку.

Для того, чтобы полностью оценить всю силу происшедшего потом, вы должны понять, чего ожидал я. Живя на Базаре, я привык к некоторым броским вещам… молниям, огненным шарам… ну, знаете, к подобным спецэффектам. Конкуренция на этом рынке жестокая, и эффекты окупаются. Так или иначе, я подобрался, приготовившись к чему угодно. Ожидал-то я вздымающегося облака дыма и, возможно, удара грома или гонга, для особой значительности.

А получил я вместо этого тихий хлопок, какой получаешь, вытащив пробку из бутылки с содовой водой, и небольшое облачко испарения, в котором не хватило бы массы, даже на приличное колечко дыма. Конец спектакля. Все. Das ist alles'.

Сказать, что я был немного разочарован, будет все равно, что сказать, будто деволы немного разбираются в торговле. Предельное преуменьшение. Я всерьез думал, то ли мне выбросить эту бутылочку, то ли, действительно попробовать получить назад деньги с продавшего ее девола, когда заметил, что в воздухе передо мной что-то плавало.

На самом-то деле мне следует сказать, что в воздухе кто-то плавал, поскольку там явно парила фигура… или, точнее, пол фигу

' Это все (нем. ) ры. Он был голым до талии, а возможно и ниже. Определить я не мог, потому что ниже пупка изображение таяло, делалось невидимым. Парил он низко, надвинув на лоб феску, так что та скрывала его глаза, и сложив руки на груди. Руки и торс у него выглядели весьма мускулистыми, и он мог бы показаться впечатляющим… если б не был таким маленьким! Я ожидал чего-нибудь, ростом где-то между с меня самого и с трехэтажное здание. А получил шести — восьми дюймов ростом, будь он виден весь. А так голова и торс тянули только дюйма на три. Незачем говорить, я был антипотрясен. И все же, кроме него у меня ничего не имелось, а если я чему и научился в ходе различных испытаний и приключений, так это пускать в дело все, что имелось в наличии.

— Кальвин? — Обратился я к нему, не уверенный, как полагается это делать.

— Точно, приятель, такое у меня имя, не затаскай его, — ответила фигура не вылезая из-под фески.

Ну, я был не уверен, какими именно должны быть отношения между нами, но был весьма уверен в том что не такие, и поэтому попробовал опять.

— Мгмм… мне надо указать, что я твой господин и, следовательно, вершитель твоей судьбы?

— Да ну?

Фигура вытянула один длинный палец и приподняла им феску до черты где он мог посмотреть прямо на меня. Глаза у него светились кроваво-красным.

— Ты знаешь, каков я?

Вопрос меня удивил, но я охотно подхватил шутку.

— О, по-моему, ты джин. А точнее, джин по имени Кальвин. Девол, у которого я тебя купил, сказал, что ты последняя новинка среди джинов.

Человечек покачал головой.

— Неверно.

— Но…

— Я пьян, как сапожник!

Последнее сопровождалось заговорщицким подмигиванием.

— Пьян? — Словно эхо повторил я.

Кальвин пожал плечами.

— А чего еще ждать? В бутылку-то меня загнали много лет назад. Полагаю, можно сказать, что я Джин Бестоника.

Не уверен, почему я разинул рот — поразившись или собираясь что-то сказать, но я уловил, наконец, огонек у него в глазах.

— Джин Бестоника. Мило. Это шутка, верно?

— Абсолютно верно! — признал, сияя обескураживающей улыбкой джин. — Запутал тебя на минуту, а?

Я начал было кивать, но он еще тараторил вовсю.

— Я думал, мы вполне можем начать с правильного подхода. Всякий, кто мной владеет, должен обладать чувством юмора. Это можно выяснить сразу же, понимаешь? Слушай, как тебя зовут?

Он говорил так быстро, что я чуть не упустил возможность вступить в разговор. И упустил бы, если б он не умолк, выжидающе глядя на меня.

— Что? О! Я Скив. Я…

— Скив, да? Странное имя для извращенца.

На это я ответил назидательно.

— Надо говорить из-верг. И я не он. То есть, я не изверг.

Джин чуть склонил голову набок и прищурясь посмотрел на меня.

— В самом деле? Выглядишь ты безусловно похожим на него. Кроме того, я никогда не встречал ни одного не извращ… извиняюсь, не изверга, который стал бы указывать на различие.

Это было своего рода комплиментом. Во всяком случае, я это воспринял именно так. Всегда приятно знать, как твои чары действуют.

— Это личина, — пояснил я. — Я счел это единственным способом работать на Извре, не подвергаясь наскокам со стороны местных.

— На Извре!

Кальвин, казалось, искренне расстроился.

— Клянусь богами, Эфенди, что же мы здесь делаем?

— Эфенди?

— Разумеется. Ты — эфенди, а я — эфир. Такова уж традиция у джинов. Но это неважно. Ты не ответил на мой вопрос. Каким ветром такого умного паренька, как ты, занесло в это захолустное измерение?

— Ты знаешь Извр? Ты бывал здесь раньше? — в первый раз, как я открыл бутылочку, мои надежды воспарили.

— Нет, но слышал о нем. Большинство знакомых джинов сторонятся его, как чумы.

Вот и все воспарение надежд. Все же я хотя бы заставил Кальвина говорить серьезно.

— Чтобы ответить на твой вопрос, я здесь ищу одного моего друга. Он… ну, можно сказать, что он сбежал из дому, и я хочу найти его и привести обратно. Беда в том, что он в данную минуту… немного расстроен.

— Немного расстроен? — Скривился джин. — Похоже, он определенно самоубийца. Никто в здравом уме не сунется по доброй воле на Извр… о присутствующих, конечно, не говорят. У тебя есть какое-то представление о том, почему он направился в эти края?

Я беззаботно пожал плечами.

— Понять это не так уж трудно. Он — изверг и поэтому, естественно, что когда дела пошли наперекос, он направился в…

— Изверг?

Кальвин смотрел на меня так, словно у меня выросла вторая голова.

— Один из этих громил — ваш друг? И вы это признаете? И когда он уходит, пытаетесь его вернуть?

Я не мог утверждать про других граждан Извра, но про Ааза я знал, что он не громила. Это факт, а не праздное предположение. Я понимаю разницу, потому что у меня работают двое громил, Гвидо и Нунцио. Я уж собирался указать на это, когда мне пришло в голову, что мне вовсе не требуется давать Кальвину какие-то объяснения. Я его хозяин, а он — мой слуга.

— Это касается лишь меня и моего друга, — натянуто произнес я. — Как я понимаю, твоя забота — помогать мне всем, чем можешь.

— Верно, — кивнул джин, ничуть не обижаясь на мою резкость. — Таков порядок. Так какая же работенка побуждает тебя вызвать на помощь одного из мне подобных?

— Достаточно простая. Я хотел бы, чтоб ты отвел меня к моему другу.

— Неплохой вкус. Я лично люблю пони и красный фургон.

Джин сказал это так запросто, что лишь секунду спустя до меня дошел смысл сказанного.

— Прошу прощения?

Кальвин пожал плечами.

— Я сказал, «Я лично люблю пони и… ».

— Знаю. Я слышал, что ты сказал, — перебил я. — Просто мне не понятно. Ты говоришь, что не будешь мне помогать?

— Не не буду… не могу. Прежде всего, ты так и не удосужился сообщить мне, кто твой друг.

— О, это просто. Его зовут Ааз, и он…

—… А во-вторых, это не в моих силах. Сожалею.

Это остановило меня. Я никогда не задумывался о величине сил джина.

— Разве? Но когда я тебя вызвал, то думал, что ты обязан помочь мне.

—… Всем, чем могу, — закончил за меня Кальвин. — К несчастью для тебя, это охватывает не такую уж большую область. Сколько ты заплатил за меня?

— Гривну… но это было довольно давно.

— Гривну? Неплохо. Должно быть, ты здорово торгуешься, раз заставил девола расстаться с зарегистрированным джином за такую цену.

Я склонил голову, благодаря за комплимент, но почувствовал себя обязанным объяснить.

— Он в то время был в состоянии шока. Остальной его товар весь побили.

— Не испытывай слишком большой гордости, — продолжал джин. — Ты все равно платил. Я б не заплатил гривну за свои услуги.

Дело выглядело все менее обнадеживающим. Мое легкое разрешение проблемы исчезало быстрее, чем снежок на Деве.

— Чего-то я не пойму, — сказал я. Я всегда думал, что джины считаются большими мастаками по части магии.

Кальвин печально покачал головой.

— Это в основном торговая реклама, — с сожалением признался он. — О, некоторые из больших парней могут горы своротить… буквально. Но такие джины высокого полета и стоят обычно дороже, чем обошлось бы сделать то же самое без всякой магии. Мелкая сошка вроде меня достается подешевле, но мы многого не можем делать.

— Извини, Кальвин. Все это не имеет ни малейшего смысла. Если джины и в самом деле менее способны, чем, скажем, средний маг, работающий по найму, то зачем их вообще кто-то покупает?

Джин сделал величественный жест.

— Из-за ореола таинственности статуса… Ты знаешь что-нибудь про Джинджер?

— Про имбир? В смысле, имбирный лимонад?

— Нет, Джин-джер… через Дж… В смысле, измерение откуда происходят джины и джинси.

— Думаю, нет.

— В стародавние времена, как гласит предание, Джинджер пережил внезапное катастрофическое падение денежных знаков.

Это показалось немного знакомым.

— Экономический коллапс? Как на Деве?

Джин покачал головой.

— Хищение, — уточнил он. — Исчезло все казначейство измерения, а когда мы нашли наконец кого-то, умеющего проверять отчетность, то оказалось, что пропала также и большая часть казны.

Поднялся громкий крик «Держи!», «Лови!», сделали несколько попыток выследить преступников, но главная проблема заключалась в том, где достать деньги. Выпуск новых не годился, так как он просто обесценил бы имеющиеся у нас средства. Нам требовалось быстрое финансовое влияние извне, из других измерений.

Вот тогда какой-то гений маркетинга и наткнулся на идею «Джин в Бутылке». На службу завербовали почти всех жителей измерения, обладавших малейшим умением или потенциальными способностями в области магии. Не обошлось без сопротивления, но вербовщики уверяли, что предусматривались только временные контракты, и поэтому план вступил в действие. Указание на ограниченность контракта стало гвоздем рекламной компании… упомянутый мной ореол таинственности лишь для немногих. Вот почему к большинству джинов прилагаются условия… только три желания или что-то в этом роде, хотя некоторые более творчески подходят к исполнению желаний.

Мне вдруг пришла в голову мысль.

— Мгм, Кальвин? А сколько желаний выполнишь мне ты? Я же сказал, девол был немного ошарашен и ничего не сказал мне об ограничениях.

— По части желаний или возможностей, да? — Подмигнул джин. — Не удивительно. Ошарашены или нет, деволы все равно знают, как продавать. На свой лад они поистине изумительны.

— Сколько?

— Чего? А. Боюсь, что мой контракт, Скив, предусматривает только одно желание. Но не беспокойся, я буду играть честно. Без всяких хитростей и словесных ловушек. Если ты получаешь за свои деньги только одно, то будет лишь справедливым, чтобы с ним все обстояло честь по чести.

— Понимаю, — сказал я. — Так что же ты можешь сделать?

— В общем-то немногое. Лучше всего мне даются скверные шутки.

— Скверные шутки?

— Ну, знаешь, вроде «Как сделать из джина шипучку»?

— По-моему я…

— Бросить его в кислоту. Как тебе…

— Картина ясна. И все? Ты рассказываешь скверные анекдоты?

— Ну, я еще даю очень неплохие советы.

— Вот и хорошо. Думаю, мне такие понадобятся.

— Первый мой совет будет забыть обо всем и отправиться, пока не поздно, домой.

Такая мысль на мгновение показалась искушающей, но я отбросил ее.

— Ни за что, — твердо сказал я. — Давай вернемся к моей первоначальной просьбе. Ты можешь мне посоветовать, как найти Ааза?

— У меня может найтись несколько идей на этот счет, — признался джин.

— Хорошо.

— Ты пробовал заглянуть в телефонный справочник?

К этому времени подозрение переросло в полную уверенность. Мой скрытый туз оказался двойкой… нет, джокером. Если я рассчитывал на Кальвина, как на какой-то результат между успехом и провалом, то я попал в большой просак.

До этой минуты я считал отыскание Ааза само собой разумеющимся и беспокоился лишь о том, что сказать, когда мы окажемся лицом к лицу. И теперь, глядя на улицы и небоскребы Извра, я болезненно осознал, что только найти Ааза будет потрудней, чем я думал… намного трудней.


ГЛАВА 1 | Мифо-наименования и из-вергения | ГЛАВА 3