home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Эксперимент прерван!


Извлеченный из конверта документ назывался «Аттестат о среднем образовании». «Поздравляем с успешной сдачей экзаменов!» — гласила приложенная записка. На остальных листах были результаты тестов. Английский язык, обществоведение, естественные науки, литература и искусство и, что было самым трудным для Кэссиди, математика. На этом предмете она чуть было не срезалась. Но теперь все уже позади.

Прочитав документ, она спрятала лицо на груди у Тая и заплакала. Она сделала это! После пяти долгих трудных лет она наконец добилась поставленной цели. Все препятствия были преодолены. Тай обнял ее и дал выплакаться.

— Ты сама понимаешь, какая ты необыкновенная? — В его в голосе слышалось уважение. — Ты так яростно отталкивала меня из-за этого?

Она подняла лицо и шмыгнула носом.

— Ты о чем?

— Я имею в виду твою гордость, независимость и боязнь сбиться с пути.

— Это создавало массу проблем, не так ли? — Она улыбнулась сквозь слезы. — Наверно, поэтому я так долго отказывалась выйти за тебя замуж.

— Понимаю. — Он снял конфетти у нее с волос. — Я полагаю, что ты трудилась над этими тестами все пять лет, что рассталась с Лонни. — Это даже не было вопросом. — Хотела доказать, что ты сможешь?

— Я хотела чего-то добиться в жизни, — подтвердила она. — Мне был двадцать один год, я пахала как лошадь на дурацкой работе, у меня на иждивении был пятилетний гений, а мой брак закончился разводом. Не о такой жизни я мечтала.

— И ты определила для себя, чего ты хочешь, и стала этого добиваться. — Он смотрел на нее спокойно и понимающе. — Это много значит!

— Я добилась этого потому… — Голос у нее окреп. — Потому что поняла, что могу сама заботиться о себе и своем сыне. Черт! Целых пять лет я потратила на Лонни. Зато потом я точно знала, чего хочу. Я хотела закончить школу, получить аттестат и найти приличную работу… Ну и наладить отношения с тетей Эстер и дядей Беном.

Он с улыбкой покачал головой.

— И вдруг появился я и стал пытаться разрушить твои жизненные планы. Неужели ты в самом деле так считала, Кэссиди? Что я хочу лишить тебя независимости? — Он взял в ладони ее лицо, любуясь сильными и тонкими чертами. — Неужели ты не понимаешь? Я не пытаюсь лишить тебя чего-то. Я хочу сделать тебя счастливой.

— Счастливой? — Она рассмеялась легко и радостно. — Этого мне еще никто не предлагал!

— Обидно это слышать. Потому что никто на этой земле не заслуживает счастья больше, чем ты. Все, что тебе нужно сделать, — это принять его.

Она приблизила к нему лицо и поцеловала его в щеку.

— Мне так страшно, — прошептала она, вся дрожа.

— Я знаю. Ты не любишь рисковать, и я понимаю, почему. — Он погладил ее по волосам. — Но дай себе шанс, милая. Ты уже почти начала доверять мне. Так поверь же и самой себе. Хоть ты и совершала в жизни ошибки, но это не тот случай.

— Ты всего-то просишь, чтобы я поверила, что мы не ошибаемся, — усмехнулась она. — Совсем немного, ты не находишь?

— Я не ошибаюсь, — уверенно ответил он.

— Но пойми, беспокоюсь я не о себе. Если у нас что-то не заладится, то Хатч…

— Хатчу нужен отец, — прервал ее Тай. — Наверно, не слишком благородно убеждать тебя таким образом, но вы оба стали слишком дороги мне. Вы стали частью моей жизни, и я не могу представить, как буду жить без вас. Возвращаясь домой, я хочу услышать твой голос, увидеть его светлые волосенки и задорные глазки. Я привык считать, что у меня хороший дом, но сейчас вижу, что ошибался. Настоящим домом его можете сделать только вы с Хатчем.

Он умолк. Она не скрывала слез.

— Я люблю тебя, Тай.

— А я люблю тебя. Ради тебя я готов говорить стихами: ты — рассвет после долгой ночи, ты дождь после засухи… Тебе нравится, милая? Вы с Хатчем — мое будущее. А я — ваше.

— Но как ты можешь быть так в этом уверен? спросила она, — Как можно быть уверенным, что все быстро не закончится? — Она не произнесла имя Лонни вслух, но он понял.

— Могу. Потому что в отличие от твоего внутреннего голоса мой не делает ошибок и никогда не дает мне плохих советов. А ты до сих пор боишься и хочешь убежать.

— Нет, я больше не хочу убежать.

Другого приглашения ему было не нужно. Он наклонился к ней и пристально поглядел ей в глаза. Ему хотелось в них утонуть. Она так порывисто обняла его за шею, что чуть не задушила. Он не попытался вырваться. В конце концов, чего стоит парочка сломанных костей по сравнению с се объятиями?

Она была высокой и гибкой, податливой и сильной. Она волновала его больше, чем любая из женщин, с которыми ему доводилось быть. Он приподнял ее, и она обвила его ногами. Губы у нес раздвинулись, и он потянул за завязочки, на которых держалась ее блузка, обнажив маленькие упругие груди. Она застонала, прижимаясь к нему все теснее.

— Подожди минутку. — Он нашел в себе силы оторваться от нее. — Может, нам еще кое-что обсудить?

Кэссиди в недоумении смотрела на него.

— Что обсудить?

— Твои намерения.

— Помилуй Боже, Тай! — Со смехом она прижалась к его плечу. — Ты сошел с ума. Я обнимаю тебя, почти голая. Чтобы стать еще ближе, мне остается только забеременеть. А ты спрашиваешь о моих намерениях. По-моему, они очевидны.

— Прости, милая, но мне не хочется, чтобы утром ты сожалела о сделанном. Через несколько минут я положу тебя на эту постель, и мы займемся любовью, пока совсем не обессилеем, или пока ты не потеряешь сознание. Смотря что последует раньше.

Легкая дрожь прошла у нее по телу.

— Звучит заманчиво.

— Да, но… ты заговорила о беременности. Ты не считаешь, что мы должны это обсудить?

— На этот раз я подготовилась. Утром я зашла в аптеку и… Ну, в общем, кто-то из нас должен предохраняться. Он рассмеялся.

— Похоже, мы оба были на высоте. Я тоже зашел в аптеку. — Так, одна проблема отпала, но осталось еще кое-что. — Но, видишь ли, милая, я не буду спать с тобой, пока не получу заверений. Сейчас ты переспишь со мной, а утром выкинешь вон. Она поцеловала его в губы.

— Я обещаю, что утром буду так же любить тебя.

Этого достаточно?

— Нет. Я несколько старомоден — мне нужен брак или ничего.

— Хорошо, ты выиграл. — Она выскользнула из его объятий и накинула блузку. Опустившись на колени, она шутливо протянула к нему руки.

— Не окажете ли вы мне честь жениться на мне, мистер Меррик? Обещаю любить и уважать вас до конца своих дней.

Свершилось!

— Леди, я думал, вы никогда не попросите меня об этом. Я женюсь на вас. Обязательно и с радостью. — Он поднял ее на руки и в три шага донес до постели.

Отбросив покрывало, он уложил ее на белоснежные простыни. Блузка на ней распахнулась, обнажив грудь и плечи, юбка задралась. Он в жизни не видел таких стройных ног с красивыми коленями, будто специально созданных для того, чтобы обвивать тело мужчины.

Он села, обхватив руками колени.

— Тай. — Голос у нее изменился. — Я не занималась этим ни с кем, кроме Лонни.

— Знаю, и я не буду торопить тебя. — Он сдержал слово. — То, как будет у нас сегодня, не будет похоже на то, что было у тебя с ним, и ты забудешь о нем.

Она закрыла глаза, молясь, чтобы он оказался прав.

— Обещаешь?

— Обещаю. — Он придвинулся ближе. — Мы же обещали не лгать друг другу, помнишь?

— Наверно, позабыла, — с тихим смехом ответила она.

— Все хорошо. Главное, что я не забыл. — Он нежно улыбнулся ей. — Сосредоточься, дорогая, на мускулах, и все пройдет хорошо.

Она нежно погладила его сильное тело.

— Тут их так много, что трудно сосредоточиться.

— На это я и рассчитываю.

Ночь вошла в комнату, окружив их тенями, чтобы ничто не мешало тихому шепоту и осторожному смеху. Только безмолвная луна наблюдала за любовниками, озаряя изящные изгибы женского тела и сильное бронзовое тело мужчины. В эти несколько часов Тай окончательно покорил свою невесту, любя ее так сильно и беззаветно, что не оставалось больше места для сомнений и колебаний. Они слились воедино. Дополнили друг друга. Они стали одним целым.

Тая разбудил телефонный звонок. Он поднял трубку. Тут же проснулась и Кэссиди.

— Что случилось? — простонала она. — Кто там?

— Сейчас скажу… Алло!

— Это не голосок Кэссиди я там слышала? — услышал он вопрос Уилли.

— Не твое дело, старая чертовка! Она захихикала.

— Наверно, это значит «да». Поздравляю тебя, малыш. Послушай, мне очень жаль прерывать ваш праздник, но боюсь, это неизбежно.

Это не предвещало ничего хорошего. Тай исподтишка глянул на Кэссиди: для его же собственного блага нужно, чтобы она пребывала в спокойном состоянии духа.

— Что ты хотела сообщить, что случилось?

— Звонили из школы Хатча.

— И?.. — Страшная мысль пронеслась у него в голове. Он постарался, чтобы голос не выдал его. — Так что? Говори, не тяни.

— Да нет! Все в порядке. Прости меня, я напугала тебя зря.

— Есть немного. Может быть, ты скажешь, в чем дело?

— С мальчиком все в порядке. По крайней мере, физически. — Слышно было, как она смеялась. — По крайней мере, пока. Но учителя сильно напряглись. Они требуют, чтобы Кэссиди немедленно явилась в школу. Постарайтесь не нервничать.

— А до завтра это не может подождать?

— Очевидно, нет.

— Ну..

— Они хотят, чтобы ты тоже пришел, Тай.

— Я? Что им от меня нужно? Кэссиди лежала на самом краю. Свободной рукой он прижал ее к себе.

— И ты меня спрашиваешь? Ты же знаешь этого парня. С ним могло произойти все, что угодно.

— Это уж точно. Мы скоро приедем, — ответил он и повесил трубку.

Теперь ему нужно было придумать, как лучше сообщить о звонке Кэссиди. Можно встать с посте ли, отойти на безопасное расстояние и оттуда сообщить ей новость. Или обнять ее покрепче… После той ночи, что они провели вместе, он знал, что делать. Он подмял ее под себя и, слегка поглаживая, проговорил:

— Приходится кое-что тебе сообщить…

— Ничего не понимаю, — заволновалась Кэссиди. — Он проучился там меньше недели. Что он мог натворить за несколько дней?

Тай вспомнил себя в его годы.

— Ну, много чего…

— Но ему же только десять лет. Что такого плохого могло случиться?

Тай не мог придумать ничего лучшего, как снова сравнить мальчугана с собой.

— Он, пожалуй, будет похлеще меня.

— А они и тебя хотят видеть.

— Да, они и меня хотят видеть?

— Но зачем?

— Думаю, дорогая, мы узнаем это, когда приедем в школу, — пожал плечами Тай.

В школе их провели в зал заседаний. Их встретили женщина, представившаяся как миссис Лопес, учительница седьмого класса, и завуч.

Тая охватило нехорошее предчувствие.

— Спасибо, что так быстро приехали. Меня зовут Кайл Петере.

— Что натворил Хатч? — не удержалась Кэссиди.

— Речь идет о его научном проекте, — начала миссис Лопес. — Из школы, где он учился раньше, нам сообщили, что он начал работу. Я захотела ознакомиться с ней.

— Научный проект? А в чем он состоял? — побледнела Кэссиди. — Чем он решил заняться этим летом?

— Даже не знаю, с чего начать… — нахмурился мистер Петере. — Он решил выдать вас замуж за мистера Меррика. Это был эксперимент… с человеческими чувствами, если можно так выразиться.

Тай выругался про себя. Вот откуда все его чертовы штучки.

Миссис Лопес раскрыла лежащую перед ней папку.

— Согласно его записям, он отправился в брачное агентство «Золотая Роза», чтобы найти…

— Отца, — прервал ее Тай. — Да, я знаю. Я был в курсе с самого начала. Агентство принадлежит моей бабушке и мне. Я был там, когда Хатч пришел.

Мистер Петере приподнял одну бровь.

— Так вы одобряете его действия? Тай оперся о стол. Он старался, чтобы учителя почувствовали, насколько он серьезен.

— Я одобряю все, что вело к тому, чтобы мать Хатча вышла за меня замуж.

Учителя обернулись к Кэссиди.

— Вы поняли, что все это организовал Хатч? Он подстроил ваше выселение, он отсоединил аккумулятор. Он… — миссис Лопес зарделась, — он развинтил вашу кровать.

Кэссиди всплеснула руками. Тай был начеку, миссис Лопес успела отскочить, но мистер Петере оказался не столь проворным.

— Ах, простите, я не хотела задеть вас. Видите ли, я вечно забываю, какие у меня длинные руки…

— Милая, перейдем к развинченной кровати.

— Да, правда. Хатч хотел, чтобы Тай стал кем-то вроде рыцаря в сверкающих доспехах и спас меня.

— Ну, если вы так это восприняли… — протянул мистер Петере.

— Но ему же всего десять лет. В этом не было ничего плохого. Он просто хотел, чтобы меня спасали.

— Начнем с квартиры, — вступила миссис Лопес. — Он подстроил, чтобы вас выселили. Вас это не беспокоит?

— Ну, здесь вы ошибаетесь — нас выселили из-за Мисс Мопси.

— Это собака.

— Правильно. — Кэссиди склонила голову набок. Лоб ее пересекла морщинка. — А откуда вы знаете? Миссис Лопес перелистала бумаги.

— Это в плане Б. — Она надела на нос очки. — »Прогуляться с Мисс Мопси перед дверью миссис Уолтере, пошуметь. Может, она заметит.» К сожалению для вас, она заметила.

— Послушайте, неужели это необходимо? — возмутился Тай. — Если бы Кэссиди пошла и поговорила с той женщиной, они бы все выяснили. Дорис давала им время, чтобы найти новое жилье.

— Откуда ты знаешь? — Кэссиди напряглась еще больше. — И откуда тебе известно ее имя?

Слишком поздно он понял, что сболтнул лишнее.

— Я подумал, что это возмутительно — выбросить вас на улицу на ночь глядя. Я решил поговорить с ней, когда ездил за твоей машиной.

— Ах, да. Машина. — Миссис Лопес снова заглянула в листки. — Она не завелась, потому что перегорел… как его?.. Цилиндр зажигания.

— Цилиндр зажигания? — переспросил мистер Петере. — Такого нет. Тай кивнул.

— Знаю. Просто аккумулятор был отсоединен.

Кэссиди резко обернулась к нему.

— Так ты знал? И ничего мне не сказал?

— Но ты же отвергла мою помощь, помнишь? попытался защититься он. — Я предложил, а ты сказала, что твой сын сам разберется.

— Дальше… — прервал их мистер Потере. — Перейдем к скунсу, испачкавшему домик.

— А может, не надо? — взмолился Тай. Кэссиди обхватила себя руками за плечи. Это был первый оборонительный жест с тех пор, как они пришли сюда.

— Не пытайтесь убедить меня, что Хатч и тут виноват. У него не было времени поймать скунса, притащить его в домик и…

— Зная вашего мальчика, — прервал ее завуч, — я бы не был так в этом уверен. Но в данном случае вы правы. Он сделал совсем не это. Он просто использовал некоторые вонючие химикаты с похожим запахом.

— Это ничему не повредило, — вмешался Тай. — Я говорил с ним об этом и заставил вычистить весь домик снизу доверху. Больше он ничего подобного не предпринимал.

— Ты что? — Кэссиди вскочила, толкнув его с такой силой, что чуть не свалила с ног.

Он потер ушибленное плечо. Боже! Он изо всех сил пытается защитить ее сына и что за это получает? В следующий раз пусть сами разбираются.

— А что я такого сделал?

— Ты знал обо всех его фокусах и ничего мне не сказал?

— Ты обо всем знала. Помнишь, как у нас кончился бензин? Я сказал тебе, что это проделки Хатча, а ты ответила, что лучше не обращать на него внимания.

Глаза у нее потемнели от обиды.

— Я — его мать. Ты с самого начала должен был обо всем рассказать мне.

— Зачем? Чтобы ты тут же уехала? Кэссиди! Мне и так с трудом удалось удержать тебя. Если бы я выдал мальчика, ты бы давно уже была в Джорджии.

— Ты обещал не врать мне!

— Думаю, я понял, что произошло, — вмешался мистер Петере. — Хатч устраивал вес эти инциденты с поощрения мистера Меррика.

— Этого не было! — Тай возмущенно посмотрел на завуча. — Вы ошибаетесь. Десятилетний мальчик страстно желал обрести отца. И он решил добиться этого своим собственным способом. Он сам разработал план и осуществил его, используя ум, логику, знания и пытаясь…

— Манипулировать людьми. Мистер Меррик, я так понимаю, что вы ввязались в эту историю, стремясь помочь своей бабушке в се бизнесе. Но, согласитесь, что это не слишком красиво.

Кэссиди медленно опустилась в кресло.

— Простите, что вы сказали?

— Я делал это не ради моей бабушки, — очень жестко проговорил Тай. — Я уже объяснил, почему вел себя так.

— Вы так уверены? Учитывая недавние отрицательные отзывы в прессе об агентстве «Золотая роза», я представляю, почему вы так старательно ухаживали за миссис Лониган и се сыном. Думаю, теперь у вас будет еще больше проблем.

— Нет, — прошептала Кэссиди.

— Это еще не все, — участливо посмотрел на нее мистер Петере.

Тай сжал кулаки. Больше всего ему хотелось придушить завуча.

— Думаю, мы уже все услышали.

— Боюсь, что нет. Говорил ли вам Хатч о репортерах, посещавших агентство во время его первого прихода туда? Они вели хронику всех его приключений. Вы знали, что он отправлял им все свои отчеты?

— Нет, — только и мог сказать Тай. — Я не знал.

— Минутку! — Руки у Кэссиди дрожали, что было плохим знаком. — Я хочу знать, о чем вы говорите. Какое все это имеет отношение к агентству «Золотая роза»?

— Я после тебе расскажу, — быстро ответил Тай.

— Нет, расскажи сейчас.

— Хорошо. Ничего там особенного не было. Один из журналистов докопался, что одна из бабушкиных служащих, Ванда, не использует компьютер при подборе пар, но удачных совпадений у нее больше, чем у машины. Но поскольку мы преподносим себя как компьютеризованное агентство, то гордость некоторых оказалась уязвлена. Когда все это получило огласку, бабушка специально перепроверила на компьютере все Вандины комбинации. И что же? Компьютер подтвердил правильность каждой из них. Конец рассказа.

— Не совсем, — сказала миссис Лопес. — Вы забыли упомянуть о последовавших статьях о вашем агентстве. Вы ведь нуждаетесь в них, чтобы упрочить вашу репутацию.

Впервые за все время их знакомства Тай увидел на лице Кэссиди выражение крайнего отчаяния.

Она сидела, обхватив себя за плечи, сохраняя полную неподвижность: ни дрожи, ни движения брови, ни шевеления пальцев.

— Понятно, почему ты так разволновался, когда компьютер выбрал нас, — прошептала она. — Стояли репортеры, у тебя не оставалось иного выбора, как только начать встречаться со мной.

Тай нервно провел рукой по волосам.

— Да, милая, ты права, в тот момент у меня не было выбора. Но потом кое-что произошло, ты сама это знаешь.

Она склонила голову.

— Нами стал манипулировать Хатч.

— Нет, черт подери!!! — вскричал он. — Мы поцеловались. Ты помнишь этот поцелуй? Уверен, что да. Да разрази гром, он меня всего перевернул, да и тебя тоже!

— Прошу вас, мистер Меррик! Здесь школа. Он был в бешенстве.

— Где ребенок?! Немедленно приведите его, и мы уйдем отсюда, пока вы снова не начали копаться в моей жизни.

— Да, пожалуйста, — согласилась Кэссиди.

— Что за чудеса? — пробормотал он. — Она согласилась со мной. Неужели это и есть девяносто девять процентов совпадения?

— Конечно, согласилась, Тай. Непременно надо уйти. Это просто необходимо. — Подобие улыбки исказило ее лицо. — Извините за неудачный научный проект, миссис Лопес. Я думаю, Хатч успеет подготовить другой до нашего отъезда в Джорджию.

Она произнесла это так легко, так ясно. Южный выговор звучал тепло и мягко. Подрагивающие губы улыбались. Те самые губы, которые он целовал еще два часа назад. Но самыми ясными были ее полные слез глаза. Ему стоило огромного труда не схватить ее на руки и не унести отсюда прочь.

— Ни в какую Джорджию ты не едешь, — приказал он сквозь зубы. — Мы обручены.

— По-моему, это не место для подобных дискуссий…

— Ты права. — Он снова обернулся к завучу. — Я только хочу, чтобы вы знали, чтобы у вас больше не оставалось сомнений на этот счет. Я не только одобряю работу Хатча, я горжусь им. — Он поднялся с кресла и поднял вместе с собой Кэссиди. — Он хотел иметь отца. Неужели можно представить более достойную цель? И если в этом сумасшедшем мире мальчик не может провести умный научный эксперимент, то я ничего не понимаю в жизни. И еще я вам кое-что скажу. Я приложу все усилия, чтобы этот эксперимент увенчался успехом. Я считаю, что малыш заслуживает высшей оценки.

Если бы Кэссиди захотела вмешаться, он без колебаний взвалил бы ее на плечо и вынес из школы. Но она не пыталась. Все ее силы уходили на то, чтобы не расплакаться. Из женщины, которая никогда не плачет, она превратилась в настоящую плаксу.

К ним подошел Хатч. Он внимательно взглянул на них и открыл портфель.

— Мы уходим, да?

— Да, мы уходим. Но мы еще вернемся. Хатч достал большой конверт.

— Что это? — спросил мистер Петере.

— Это другой мой научный проект. Он понравится вам с миссис Лопес. Тут об ирригации и эрозии почвы и о том, как убедиться, что влаги достаточно для выращивания необходимого количества еды. Не то чтобы меня это так интересовало, в данный момент меня больше всего беспокоит моя мама. — Мальчик выглядел очень грустным. — Я просто хотел сделать ее счастливой. И может быть, обрести отца.

— Но, Хатч, — возразила миссис Лопес, — ты мог кое-кому навредить. Вспомни свой седьмой опыт. Ты готовился подложить ей змею в комнату. Я понимаю, ты не знал, что она ядовитая, но…

— Хатч! — нахмурился Тай.

— Я не хотел! Честно! Я просто наблюдал за ней. Мама слишком боится змей. Я даже пытался спрятать ее за спиной, но Тай заметил.

— А в чем тогда состоял седьмой эксперимент? поинтересовалась учительница. Хатч густо покраснел.

— Я собирался вылить в бассейн мамину пену для ванн. Мне казалось, это будет романтично. Миссис Лопес вздохнула.

— Дайте нам еще день, чтобы обсудить это, мистер Меррик. Может быть, в том, что вы сказали, и есть доля истины.

Обняв за плечи Хатча и Кэссиди, он вывел их из здания школы. Не успели они дойти до машины, как она высвободилась.

— Будь добр, отвези нас в ближайший мотель. Судя по ее лицу, она считала его полным дерьмом.

— Нет, я не буду столь добр. Ты должна меня выслушать, Кэссиди.

— Ничего я тебе не должна. Ты все время лгал мне!

— Я тебе не лгал! Я не сказал тебе, чем занимается Хатч, только потому, что сам не знал. — Он подтолкнул мальчишку. — Расскажи ей, парень.

— Я никогда не говорил Таю, что веду научную работу. Честно. Он понял, что я хочу иметь отца, но считал, что все эти трюки изобретаю просто от избытка ума.

— Недюжинного ума, — подтвердил Тай. Кэссиди зашагала в сторону, отчаяние охватило его. — Согласен, я должен был сказать тебе насчет квартиры. И машины. И скунса. Признаю. Но я знал, что парень не имел в виду ничего плохого. К тому же у меня появилась отличная возможность окрутить тебя.

— Окрутить? — Она остановилась.

— Ну да, это звучит старомодно, согласен. Но это лучше всего выражает то, что я собирался делать.

— Но это не меняет того, что ты решил поправить свои финансовые дела, используя меня.

— К черту, женщина! Надоело! Тебя только одним способом убедишь. — С этими словами он рванул с себя рубашку, пуговицы разлетелись во все стороны. Он бросил рубашку на асфальт. — Говорю же тебе, я встречался с тобой не ради моей бабушки и не из-за агентства.

Глаза у Кэссиди округлились.

— Тай! Что ты делаешь? Перестань!

— Ни за что не перестану! Не перестану, пока ты не прекратишь спор и не признаешься, что любишь меня. Так на чем я остановился? Ах, да. Я женюсь на тебе не для того, чтобы спасти бизнес Уилли. — Он совершил такое, чего никогда не позволил бы себе ни один настоящий ковбой. Он сорвал с головы стетсон и швырнул его на землю. — И я женюсь на тебе не из-за статьи в журнале.

Она замахала руками. Если бы они стояли ближе, она наверняка задела бы его.

— Хорошо, хорошо, я тебе верю.

— Прости, милая. Не слышал, что ты сказала. — Он сел на землю, подобрав под себя одну ногу. — Ну чего стоишь, парень? Помоги!

Хатч поражение смотрел на него.

— Ты хочешь, чтобы я стащил с тебя сапоги?

— Если тебя не затруднит. — Все еще надеясь вернуть ее, он продолжал:

— Я люблю тебя, глупая женщина. Я хочу на тебе жениться потому, что я схожу по тебе с ума, а не из-за какого-то научного эксперимента или из-за статьи в журнале. — Теперь он поджал под себя уже разутую ногу, а другую протянул Хатчу. — Хватит бездельничать! Стаскивай сапог и уноси его отсюда. Отнеси оба в пикап. Нечего им тут валяться.

Хатч не заставил себя долго упрашивать. Он немедленно схватил оба сапога, пересек стоянку и скрылся из виду.

— Ладно, женщина, перейдем на серьезный тон. — Так будет лучше, а не то они соберут тут весь Сан-Антонио. — Ты веришь мне или я бросал слова на ветер?

— Прекрати! — взмолилась Кэссиди. — Я верю тебе.

— Так, это уже что-то. — Он стоял босиком, упершись руками в бока и смотрел на нее сверху вниз. — Но все еще недостаточно хорошо.

— Что еще ты хочешь от меня услышать?

— Не так много. — Он взялся за пряжку ремня. — Как насчет: я верю тебе, я знаю, что в словах тех людей нет ни слова правды. Как насчет: я люблю тебя. Тай. Я всегда тебя любила. Я могу доверить тебе мою жизнь. Это было бы хорошим началом. — Она кинулась ему на шею. От неожиданности он пошатнулся. К утру он насчитает немало синяков, но это того стоит.

— Я люблю тебя, Тай. Я всегда тебя любила. Я могу доверить тебе не только мою жизнь, но и жизнь моего сына.

— И ты выйдешь за меня замуж?

— Прямо сейчас. Как только мы купим лицензию.

— А где ты будешь жить?

— Где захочешь. — Она взглянула на него. — Но я рассчитываю на самое красивое ранчо во всем Техасе.

Он наклонился, и они поцеловались.

— Отлично. Теперь, когда ты выставила меня полным идиотом перед учителями Хатча, помоги мне собрать одежду.

Она наклонилась и подобрала из пыли ковбойскую шляпу.

— Пожалуй, я слишком быстро сдалась.

— Ты так считаешь? — не понял он.

— Ага, — она улыбнулась, — интересно было бы посмотреть, как далеко ты мог зайти.

Он нахлобучил стетсон на голову и подмигнул.

— Милая, ради тебя я мог бы раздеться догола.

На пути к ранчо Кэссиди окончательно поняла правду. Она возвращалась домой. В тот дом, которому она принадлежала. В дом, где ее ждали и где ее встретят с распростертыми объятиями.

Когда они приехали, Уилли стояла посреди двора. Рядом с ней стояла взволнованная пожилая пара.

— Тетя Эстер! — вскричала Кэссиди.

— И твой дядя Бен. — Тай остановился и выключил двигатель. Словно извиняясь, он пожал плечами. — Я пригласил их сюда в качестве сюрприза для тебя. Как долго они здесь пробудут, решать вам троим, но домик целиком в их распоряжении.

Она обвила его шею руками, только слегка стукнув по носу, и поцеловала. Как же сильно она его любила! Как она могла в этом сомневаться? Она посмотрела на людей, воспитавших ее.

— Иди, — подбодрил ее Тай. — Они еще больше испуганы, чем ты.

Кэссиди вылезла из пикапа и направилась к дяде и тете. Скоро все трое бестолково обнимались, стукаясь лбами. Очевидно, все члены семьи забывали о своем действительном росте. Наконец Кэссиди посмотрела на Хатча.

Мальчик показывал на розовые кусты с обеих сторон крыльца.

— Мама! Гляди, они все в цвету! Кэссиди не верила своим глазам. Никогда еще она не видела так много розовых бутонов.

— Похоже, они нашли для себя идеальный дом и пустили корни. Совсем, как мы. — Она подозвала к себе сына. — Пойди и познакомься со своими родственниками, мой сладкий. А после я представлю их твоему новому папе. — Она посмотрела на Тая. — Я верю, они полюбят его так же, как я.


Глава 8 | Приму твою любовь | ЭПИЛОГ