home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Человек от Распара пришел рано, и ему пришлось дожидаться нас. Мы проснулись поздно, все еще сплетенные, на постели гостиницы. Наша одежда и все прочее лежало на полу. Рожденное лишь вчера белое шелковое платье валялось, скомканное и смятое, порванное на подоле и коленях после нашей прогулки с препятствиями, все в коричневых и зеленых пятнах от мха. Нефритовое ожерелье висело у меня на шее, а Дарак лежал на мне, отпечатывая его форму у меня на горле.

Когда мы были готовы, слуга Распара, изжелта-бледный суетливый молодой человек, проводил нас к конюшням. Дарак, Эллак, Маггур и я последовали на своих лошадях за его толстой рыжеватой кобылой по извилистым улицам Анкурума, за Кольцевые Ворота к более высоким предгорьям.

Стояло холодное голубое утро, воздух был очень чистым и холодным.

Горы казались тем ближе и отчетливей, чем дальше они высились — серые, с белыми полосами, снизу густо поросшие соснами. Мы миновали небольшой каменный храм с красными колоннами, построенный в честь богини лозы. Конеферма находилась всего в каком-то часе езды от города, но хозяйство там было богатое, производившее помимо лошадей, вино и сыры. Похоже, Распар любил ко всему приложить руку. Каменные Здания с красновато-коричневыми крышами, густо увитые легендарной лозой, стояли вокруг квадратного двора. За зданиями располагались виноградники и луга для дойных коров, один-два фруктовых сада, а уж за ними, вдали, пастбища для лошадей.

Облаченный в коричневое Распар, вежливый и подвижный, распорядился принести нам вина и не терял зря времени на формальности. Сев в открытый экипаж, мы покатили по плодородным акрам. Раз-другой он вопросительно взглянул на меня и на мою мужскую одежду, но ничего не сказал. С Дараком же он дружески болтал о земле и ее плодах.

— Сам Градоначальник не желает видеть у себя на столе ничего, кроме моего сыра, — похвалился он. — Большая честь.

Было очевидно, что Распар не столько не польщен оказанной ему честью, сколько обрадован возросшим благодаря ей сбытом его продукции.

Сбор винограда уже начался. По террасам сновали женщины с корзинами на крутых бедрах. Эллак задумчиво посматривал на них.

Вдоль аллеи между конскими пастбищами выстроились тополя. Вороные, серые и гнедые лошади повернулись и галопом унеслись от нас, мотая длинными головами. Мы миновали еще одну группу зданий — надо полагать, конюшни и хлева. За ними располагалось огромное открытое пространство в виде большого овала, обнесенного оградой из высоких кольев. В центре возвышался помост из наваленных в кучу камней.

Экипаж остановился.

— Тренировочный трек, — объявил Распар.

Мы вылезли из экипажа, и из одного каменного здания к нам вышел человек, поджарый и загорелый, с морщинками от солнца вокруг черных и зыркающих, как у ящерицы, глаз. Он слегка прихрамывал, его правый бок странно крепился вкось. Он все еще находился на некотором расстоянии от нас, когда Распар вполголоса пояснил:

— Это Беллан. Он служит у меня с тех пор, как колесницы разделались с ним в Коппайне два года назад. Теперь он мой объездчик. Он участвовал во многих скачках вроде Сагари и выигрывал их все.

Беллан доковылял до нас, поклонился Распару, окинул нас взглядом. Я ожидала неприязни, даже ненависти. Наверняка ведь должна возникнуть ненависть — по крайней мере к Дараку, прямому и высокому, каким колесничий Беллан уже никогда больше не будет. Но ничего подобного я не почувствовала. Он улыбнулся и кивнул Дараку, когда Распар свел из друг с другом. Он оказался дружелюбным, но сдержанным и, похоже, неторопливым на решения. Голос его был глуховатым и приятным на слух.

— Если господин готов, у меня есть для него колесница.

Из-за зданий появился конюх, ведя обыкновенную металлическую повозку с тремя гнедыми в оглоблях.

— Это для разминки, — заметил Распар. — Вороные будут позже. Дай один круг. Воротную секцию в ограде распахнули внутрь и провели через нее колесницу и упряжку. Лошади рыли копытами землю и мотали головами; при всем том, что они не были главной гордостью Распара, они все-таки были скаковыми лошадьми, капризными и нервными. Дарак, мгновение изучив их взглядом, снял с себя тунику, отдал ее Эллаку, а затем прислонился к колесу экипажа, пока Маггур стаскивал с него сапоги.

Беллан одобрительно хмыкнул.

Дарак прошел в ворота и обошел кругом лошадей. Он немного поласкал их, разговаривая с ними, а потом, явно удовлетворенный, забрался на колесницу. Отвязав и распутав сплетенные вожжи, он тряхнул ими, щелкнул — и кони рванули вперед. Они плохо сочетались в одной упряжке и шли неровно; колесница подскакивала, но Дарак в ту же секунду сообразил, что делать. Правую крайнюю он оставил в покое, левую крайнюю с силой притормаживал, а коренника слегка шлепал вожжами, заставляя его рваться вперед. Колесница покатила, сперва медленно, немногим быстрее пешехода. Неровность мало-помалу покинула тройку гнедых, когда они почувствовали указку поводьев, подгоняющую или сдерживающую. Они притерлись, объединились, и тогда он дал им волю. На середине скакового круга поводья провисли и натянулись, и кони внезапно пустились галопом. Я убедилась, что Дарак и в самом деле знаком с колесницами, хоть и не понимала, где и каким образом он с ними познакомился. Кони и ездок стали теперь единым целым, одним летящим существом. Поднялась туча пыли, едко-золотой на солнце. Я быстро огляделась по сторонам. Эллак ухмылялся, Распар слегка улыбался, поглаживая подбородок, Беллан, стоявший у ограды из кольев, нагнулся вперед. Глаза у него сверкали, ноздри раздувались, ноги беспокойно переступали, покалеченная левая рука дергалась.

Он мысленно мчался на этой колеснице.

Они сделали поворот легко и размашисто за каменным помостом, который представлял собой Скору Сиркуникса. Второй поворот — и сквозь тучи пыли предстала напряженная медная мощь, удерживаемая сильной рукой. Колесница замедлила бег и остановилась. Дарак посмотрел на нас.

— Лошади хорошие, Распар, но плохо сочетающиеся.

— Знаю. Ты заслужил лучших.

Гнедые, рассерженные этим внезапным прекращением своего полета, снова рванули было вперед. Дарак с силой натянул поводья, и тут же подбежал конюх, который распряг и увел лошадей.

Дарак вышел с огороженного поля, его коричневое тело слегка побелело от пыли.

— Ну, Беллан? — спросил Распар.

— Да, — сказал Беллан. И повернулся к Дараку. — У пригодного для колесниц есть нечто от льва в пустыне, — хорошо скрытая мощь проявляется только в движении. Неужели ты никогда раньше не участвовал в скачках?

— На стадионе — нет. Только на треке в… — Дарак заколебался, не желая называть какое-либо место, где он бывал в прошлом. — В одном городе, где я проживал, у меня оказалось много свободного времени.

— Да, — молвил Беллан, — у тебя божий дар, а ты им пренебрегаешь. Ты колесничий, но малость заржавел. Подобно хорошему колесу, тебя надо будет как следует смазать, прежде чем ты будешь готов. Но все же хорошее колесо. Теперь я дам тебе испробовать моих вороных, и посмотрю, понравишься ли ты им.

Их уже привели. Они изумительно смотрелись на солнце: тройка животных, высеченная из единого черного янтаря, отшлифованная до серебряного блеска, со вставленными в ноздри рубинами. Они стояли совершенно неподвижно и ждали, напряженные и опасные.

— Представь им нашего друга, Беллан, — предложил Распар.

— С вашего разрешения, я предпочел бы, чтобы он сам им представился. Дарак пожал плечами. И двинулся вперед ровным и твердым шагом. По их телам пробежала дрожь. Все три головы вскинулись почти одновременно. Дарак тихо рассмеялся. Он вошел в азарт. Он не уклонился вправо или влево, а направился к кореннику тройки. Конь оскалил зубы, и другие двое тоже всхрапнули. Передние копыта чуть поднялись. Рука Дарака, уверенная и ласкающая, скользнула по атласной морде. Поглаживая, он нагнул голову поближе, что-то шепча. Зрелище было чувственным, почти сексуальным, но удивительно прекрасным. Конь ткнулся ему в плечо. Другие двое по обеим сторонам вытянули морды, чтобы получить свою долю внимания.

Беллан негромко рассмеялся.

— Отлично, отлично, мой Даррос.

— Один мозг в трех телах, — сказал Дарак, — именно так они относятся к скаковому кругу?

— Испытай их. Они теперь пойдут с тобой. Но учти, только два круга.

Они нам еще понадобятся, и их нельзя утомлять. Кроме того, нам требуется многое обсудить.

Конюх ввел их в оглобли и запряг. Дарак стоял на колеснице, ему не терпелось поскорей начать. Вороные трепетно дрожали. Конюх выбежал за ограду и закрыл ворота. Вожжи щелкнули и натянулись.

В первый раз мы видели полет, но этот полет был огнем. Черным огнем, вырывающимся из масла. Лошади мчались вперед, стремясь догнать собственные тени, отброшенные на предыдущем круге. Дарак тоже весь устремился вперед. От этой сумасшедшей быстроты ничего нельзя было ясно разглядеть: только изгиб, порыв, оргазмический, неудержимый, и мир застывает, замирает вокруг этого ядра скорости. Я почувствовала, что должна мчаться с ними, так как стоять не двигаясь было кощунством.

— Довольно! Стой, сигкогский пес! — взревел Беллан.

Колесница вспыхнула, замерцала, затормозила. Кони рысью прошли поворот, возвращаясь к нам.

— Разве я не сказал — два раза и не более?

Дарак усмехнулся.

— Мы с ними забыли.

— Вы с ними должны научиться помнить. — Но Беллан тоже улыбался.

Дарак поклонился, слез с колесницы и, взяв принесенные конюхом легкие попоны, собственноручно накрыл ими каждого коня. Те тыкались в него мордами.

Эллак был не на шутку удивлен. Раньше он не слыхивал, чтобы его вождь с улыбкой сносил приказы и оскорбления от какого-либо человека. Наверное, он ожидал драки; и поэтому выглядел сбитым с толку, но его внимание отвлекла хорошенькая девушка, принесшая нам охлажденное вино.

— Тебе многому нужно будет научиться, — сказал Беллан, — и вороным тоже. Мы должны поработать над этим. Ты мало знаешь о Сагари. Благодаря милостивой предусмотрительности моего хозяина, ты очень скоро узнаешь о них больше. — Он кивнул на скаковой круг. — Земля, воздух, огонь и вода. Скачки радости, страха и ненависти. Но прежде всего — твой лучник. — Он взглянул на Маггура, на Эллака, немного отошедшего в сторону с кравчей. — Эти люди будут слишком тяжелыми. Тройке незачем любить лучника так же, как возничего, но она должна быть в силах вытерпеть его.

Тут вступил в разговор Распар.

— Даррос предложил, чтобы с ним ехала его дама.

Беллан, похоже, поразился.

— Женщина? В постели, наверное, великолепна, но на колеснице неуклюжа, как вол.

— Лучник Дарроса я, — заявила я.

Беллан посмотрел на меня пристально, впервые заинтересовавшись.

— Ты? Я думал, ты степной мальчишка. Вижу, что это не так. Прошу прощения.

— Шайрин носят только женщины степных племен, — уведомила его я. — В самом деле? — Беллана эта ошибка не волновала. — Ты умеешь стрелять?

— Я являюсь лучником Дарроса.

Он теперь откровенно ощупывал меня взглядом.

— Маленькая. Вес подходящий. — Он обернулся и кликнул конюха, который тут же подбежал. — Организуй мишень. И принеси лук и простые стрелы.

Я думала, что испытания пройдут на твердой земле, но вышло иначе.

С лошадей сняли попоны, Дарак стоял на колеснице, а я позади него. Беллан проковылял к нам.

— А теперь — что вы думаете, мои три ночные песни? — Обратился Беллан к тройке. Он потерся лицом об их морды, и они тотчас же откликнулись. Затем он двинулся к задку колесницы. — Сними сапоги. Ты должна чувствовать трепещущего под тобой жизнь, жизнь колесницы и биение сердца. Если хочешь устоять на ногах, твои ступни должны быть как ладони. Они у тебя слишком мягкие, поэтому я дам тебе сандалии.

— Ступни у меня твердые, — возразила я и сняла сапоги. День становился все жарче, и слои металла на полу накалились под солнцем. Я почувствовала, как у меня закружилась голова от напряжения: воздух казался хрупким, как треснувшее голубое стекло. Мне вручили лук и стрелы с длинным оперением. Я не знала, что именно они имели в виду, называя их «простыми». Позже мне доведется узнать.

Подошел конюх и установил металлическую перекладину на открытом задке колесницы, приблизительно на уровне моей талии, а затем закрепил ее на месте.

Двое человек скакали на лошаденках по скаковому кругу за колесницей, лицом ко мне. Между собой они везли раскачивающийся на шнуре большой деревянный овал мишени, размеченный заплатами синего, желтого и красного цветов. — Когда колесница помчится на полной скорости, — сказал Беллан, — целься в цвета на мишени. Синий — отлично, поскольку его трудней всего увидеть, красный — хорошо, а желтый — удовлетворительно.

Беллан вышел за ограду. Ворота закрылись.

Толчок. Я выдержала его. Второй толчок — и меня швырнуло на металлическую перекладину, чуть не сбив дыхание. Проклятый Дарак. Я услышала, как он смеется.

— Смелей, Имма.

Мои ноги балансировали на движущемся, подскакивающем полу, расставленные в стороны над колесной осью. Я напрягла тело, плотно прижатое к металлу, и ждала. Теперь мы ехали быстро. Пыльная земля вихрем проносилась мимо, шипя от скорости. Позади и передо мной лошаденки пустились галопом, так и раскачивая мишень. Я натянула лук, сделала руки твердыми, прицелилась, выстрелила. Стрела прошла мимо цели. Волосы от скорости развевались у меня перед лицом. Придется мне их заплести в косу или собрать в пучок на затылке, как воины в крарле. Я снова прицелилась и выстрелила. Стрела задела щит и шлепнулась в пыль. Колесница по-прежнему набирала невероятную скорость. Новый толчок, который чуть не выкинул меня вперед через перекладину. Я откатилась назад к металлической стенке, моргнула, очищая глаза от пыли, прицелилась и выстрелила. Стрела взвилась вверх, опустилась и попала в красное. Я выпрямилась, а затем чуть расслабила колени. Теперь я лучше чувствовала подскакивающий пол. Я нагнулась над перекладиной и выбила три синих, одну за другой.

— Дарак, — окликнула я, — три синих, один красный.

Он меня не услышал.

Всадники догоняли нас. Я выбила большинство красных, и много синих.

Вот они уже впереди нас. Я развернулась кругом и выстрелила с борта. Остальные — красные. Мы обошли их. Я выбила желтый и два синих.

Беллан махнул нам, делая знак остановиться.

Я оставила Дарака с лошадьми и пошла обратно к всадникам. Мишень ощетинилась стрелами, словно дикобраз. Я оставила невыбитыми пять синих.

— Я вижу, ты по-настоящему и не пыталась попасть в желтые, — заметил Беллан. — Это очень хорошо. Среди моих всадников здесь есть великолепные лучники. Они занимаются этим для развлечения. Выбивают примерно три-четыре синих, пятнадцать красных. А у тебя двадцать синих и все двадцать пять красных.

Распар улыбнулся.

— Оставляю вас на попечение Беллана, — сказал он. — Наверное, вы отужинаете сегодня вечерам в моем доме?


Глава 3 | Восставшая из пепла | Глава 5