home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




3. Вперед, на Портовое Устье!

Но весь смысл кофейной рекламы и заключается в том, чтобы устраивать спектакли. Мы должны останавливаться в каждой деревеньке и давать представления.

— В порту Допохорона нас будут ждать полицейские. Там по реке проходит очень много судов, а на берегу крепость, — напомнила Артия.

— Они будут искать его, — сказал Черный Хват, тыкая пальцем в сторону Феликса Феникса. — А не нас. Ты сама говорила…

— Говорила! Но потом я хорошенько подумала. И пришла к выводу, что ты, Черный Хват, был прав. Искать будут всех нас. За то, что мы помогли бежать преступнику.

— Не мы, а ты… ты и Эбад Вумс…

Сам Феликс стоял, ничего не говоря, опустив глаза. Он не просился уйти с «Пиратского кофе», и никто ему этого не предлагал. Эйри сказал:

— Может, попробуем остановиться в следующем порту. Вряд ли новость долетит туда так быстро…

— Ни в каком следующем порту мы останавливаться не будем! — отрезала Артия. — Направимся в обход побережья. Припасов у нас хватит, хоть ваш работодатель и скряга. Я проверила.

— Но Артия! Артия! Наш наниматель…

— Да чего вы так с ним носитесь? Что, хотите всю жизнь рекламировать кофе?

— Он нам платит!

Артия стояла, широко расставив стройные ноги в высоких ботфортах. Палуба под ногами покачивалась, хотя судно стояло на якоре.

— У меня есть предложение получше. Слушайте: мы пойдем прямо к Портовому Устью. Там и устроим наше представление.

— Мистер Кофе хотел не этого.

— Этого хочу я!

Они стояли и ошарашенно глядели на нее. Только красно-зеленое пятно на поручне полубака — Планкветт — да Эбад, сидевший в сторонке, на бочке с кофе, с трубкой в зубах, смотрели на нее совсем с другим выражением — задумчиво и оценивающе.

В команде зрело глухое недовольство. Первым его выразил Черный Хват: громко топая, он подошел к Артии и приблизил к ней заросшее щетиной лицо с черной повязкой на глазу.

— Девочка, ты нас погубишь. Из-за тебя нас всех повесят! Ты еще дитя несмышленое. Нос не дорос указывать нам — мол, хочу того, хочу этого. Ты вломилась в нашу жизнь и принялась ее крушить. Ты никогда в жизни ни в чём нужды не знала — обо всём богатый папочка заботился. А нам приходилось бороться. Никто не давал нам работы — после того случая с взорвавшейся пушкой все считали, что мы приносим несчастье. Да, верно, твоя мать, пока была жива, заботилась о нас Она нам приказывала, и мы повиновались. Ладно. Но ты…

Закончить он не успел. Артия шагнула вперед, сорвала с его глаза повязку и влепила звонкую пощечину: сперва в правую щеку, затем в левую.

Черный Хват покраснел, как вареная свекла в винном соусе. Взревев, он замахнулся кулаком — Эйри и Питер дружно кинулись вперед, — но Артия ловко уклонилась от удара с безупречной грацией тренированного бойца. Откачнувшись назад, она ответила ему резким апперкотом в небритую челюсть.

У Черного Хвата глаза вылезли из орбит. Он откинул голову и рухнул на палубу с грохотом, от которого крохотный кораблик закачался еще сильнее.

Вокруг собралась вся команда. За исключением Феликса, который отошел на корму и принялся с интересом разглядывать что-то необычайно интересное на ледяной глади реки. И Эбада, по-прежнему в задумчивости восседавшего на бочке. Попугай увлеченно чистил перышки.

— По Пиратскому закону Дальних Морей, — заявила Артия, — любой, кто не согласен с точкой зрения капитана, может драться со мной. Это справедливо. — И дружеским тоном добавила: — Вы все, джентльмены. Вы станете драться со мной один на один, в порядке строгой очереди. Я готова вести бой на любых условиях. Правда, я об Черныша кулак ушибла. Так что сгодятся и шпаги — или, на худой конец, пистолеты…

— Артемизия, — начал было Эйри.

— Если еще раз назовешь меня этим именем, я проткну тебя насквозь, мистер О'Ши. Даже неудобно напоминать, но моя шпага настоящая. Меня зовут Артия Стреллби. Или, если угодно, капитан Стреллби.

— Артия! Клянусь священной свиньей Эйры… — Эйри возвел глаза к небу.

Питер и Уолтер явно чувствовали себя не в своей тарелке. Они выросли, глядя, как Молли сражается на сцене. Артия дралась точно так же, как ее мать. Недаром Молли обучала ее целых десять лет. И, хотя драки те были сценическими, Артия каким-то образом ухитрилась обратить иллюзию в реальность.

— Ну? — спросила Артия, немного выждав. — Кто из вас хочет драться?

Первым заговорил Вускери:

— Артия, это неправильно…

Но Дирк не дал ему договорить:

— Не зли ее! Смотри, какие у нее глаза: она нас всех пронзит, едва взглянет.

Черный Хват, ворча, с трудом приподнялся на локтях и сел, потирая ушибленную челюсть. Артия подошла к нему.

— Угомонился, Черныш? Или хочешь еще поспорить?

— Ну и кулак же у тебя, Артия, — пожаловался Черный Хват. — Ты мне чуть челюсть не сломала.

— Ну и челюсть же у тебя, Черный, я об тебя чуть руку не сломала.

Черный Хват улыбнулся и встал.

— Твоя взяла. На этот раз…

У них над головами на крошечных реях поскрипывали паруса.

— Взять рифы для выхода в Пролив! — приказала Артия. — Кто полезет наверх? Что, добровольцев нет? Тогда я сама назначу. Черный, Уолтер, Питер, вперед!

Всё еще ухмыляясь, Черный Хват подскочил к грот-мачте. Более хрупкий Уолтер с несчастным видом поплелся к бизань-мачте, вцепился в нее, как голодная мышь в кукурузный початок, и начал довольно ловко карабкаться вверх. Питеру достался фок.

Артия крикнула:

— Черный, сними этот дурацкий флаг с чашкой и ложками!

— Есть, капитан!

— А какой же флаг мы поднимем взамен? — в голосе Эйри сквозило неприкрытое любопытство.

— Пока никакого. Вот заварим кофе — тогда покажу.

— Ты, я вижу, всё рассчитала, — Эйри пристально взглянул на нее и добавил: — Ты говорила, что в Портовом Устье мы устроим представление — какое же?

— Гонки на приз, — ответила Артия.

— Рекламные?

Но Артия уже повернулась к нему спиной.

Вскоре из камбуза донесся густой аромат свежесваренного кофе. На пороге появился Вускери с целым подносом кофейников и оловянных чашек.

— Отставить, — велела Артия. — Отнеси всё обратно. И слей в кастрюлю.

Вускери недоуменно уставился на нее.

— Но… — начал было он.

Дирк выхватил у Вускери поднос:

— Лучше не дразни ее! Она штучка дикая — говорю тебе, дикая!


2. Лед тронулся | Пиратика | * * *