home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22


Брэдфорд Мейтленд уплатил по счету и покинул отель в Мобиле. С первой минуты своего приезда он то и дело ловил на себе изумленные взгляды. Что происходит с этими людьми? Или они считали, что он вообще никогда не вернется?

Возможно, с его возвращением изменится и объект для сплетен. Можно ли поверить тому, что болтают люди о его отце и молодой девушке, которая, по их предположениям, является его любовницей? Неудивительно, что у старика сердце не выдержало.

Несмотря на позднее утро, на улицах было малолюдно, и Брэдфорду не составило труда нанять открытую четырехместную коляску, владелец которой согласился доставить его в «Золотые дубы». Брэдфорд откинулся на спинку сиденья и расслабился, подставив лицо горячим лучам солнца. Внезапно он понял, насколько ненавидел Нью-Йорк и ту жизнь, которую вел. Работа лишь после обеда, пьянки и игра в карты по ночам, постоянная смена занятий, некоторые из которых даже трудно припомнить. Он скучал по утреннему солнцу, вот так, как сейчас, греющему его лицо, — настоящему, жгучему южному солнцу, не сравнимому с холодным солнцем Севера. Скучал по этим широким полям, где можно пустить лошадей вскачь и проехаться с ветерком. Но больше всего он скучал по отцу.

Прошло семь лет с того дня, когда Брэдфорд в последний раз вошел в свой дом. Это случилось поздней ночью в шестьдесят втором году, после того памятного разговора с Кристал. Семь долгих лет… В тридцать лет он доказал, что способен управлять империей Мейтлендов, хотя до войны это не входило в его планы. Тогда он хотел лишь одного — жениться на Кристал и перебраться поближе к техасской границе. Но война и брат убили его мечты. Во всяком случае, большую их часть.

Сейчас он направлялся в дом Мейтлендов. Прежде всего надо увидеть отца, и хотелось бы надеяться, что Закари и Кристал не встанут на его пути.

Приехав вчера в Мобил, он сразу же явился к доктору Скаррону и потребовал у него полного отчета о здоровье отца. Дом доктора Брэдфорд покидал с облегченным сердцем. Отец должен поправиться.

Брэдфорд нахмурился. Действительно ли он ненавидит Кристал или все еще любит ее? В том, что сердце его продолжает любить, еще могли быть сомнения, а вот чувство горечи, возникшее тогда, осталось, безусловно. Обольстительная красавица южанка откровенно заявляла о своей любви к нему и готова была отдаться ему еще до свадьбы. Какого дьявола он изображал из себя благородного рыцаря? Надо было взять ее. Возможно, и забыть ее было бы легче, проведи они вместе хоть одну ночь.

Мысли Брэдфорда вернулись к настоящему, когда коляска въехала под сень огромных виргинских дубов, образующих аллею. Он улыбнулся. Великолепный белый особняк оставался все таким же, являясь воплощением старого, неизменившегося мира, на который война не наложила свою печать. А вот внутренняя жизнь этого дома, видимо, основательно изменилась. Время, безусловно, оказало свое воздействие на обитателей «Золотых дубов». Остались ли старые слуги? Все такой же постоянный гость Роберт Лонсдейл? Появились ли дети у Закари и Кристал? "И сколько их? Может быть, не стоило просить отца, чтобы тот не писал ему о домашних новостях?

Брэдфорд расплатился с кучером, вынес свои чемоданы из коляски и оставил их на ступеньках перед галереей. Он вошел в дом без стука и остановился в холле. Единственным звуком, который он уловил, был грохот кастрюль, доносившийся из кухни.

Брэдфорд стал подниматься по лестнице, чтобы сразу попасть в кабинет Отца. Хотелось надеяться, что отец не слишком изменился. Хотя болезнь могла оставить на нем свой след.

— Хозяин Закари, вы так рано вернулись из города? Что-то случилось?

Брэдфорд обернулся на лестнице и застыл, увидев Ханну, которая стояла в дверях столовой с мокрым полотенцем в руках. У него сжалось сердце, когда он заметил удивление и радость на лице старой служанки.

— Не надо так удивляться, Ханна. Я постарался сделать все так, чтобы меня никто не увидел, в том числе и ты.

— Да, сэр, то есть я хочу сказать… — заикаясь, произнесла Ханна. Глаза ее стали такими огромными, что напоминали блюдца.

— Ты не говори никому, что я здесь, Ханна, потому что я приехал лишь для того, чтобы повидать отца. Он у себя?

Она медленно кивнула, и Брэдфорд стал подниматься по лестнице, оставив пожилую женщину стоять в дверях. Он постучал в отцовскую дверь, дождался ответа и вошел в залитую солнцем комнату.

Они долго смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Брэдфорд был счастлив от того, что отец выглядит так хорошо. Должно быть, та молодая девушка, которую он поселил в доме, действует на него благотворно, с удивлением подумал Брэдфорд.

— Как много прошло времени, сын! Чертовски много! — хрипло сказал Джекоб. В подернутых дымкой глазах засветилась радость. — Похоже, только моя болезнь может заставить тебя приехать домой. Я знаю, что мне отпущено не так уж много времени, и хочу при жизни видеть мир между моими детьми. А его не может быть, если тебя здесь нет.

— Это невозможно, отец. Я пробуду здесь не более дня, — с неохотой признался Брэдфорд, видя, как снова туманятся грустью глаза Джекоба. — Но даже это — слишком большой срок, чтобы избежать бури… Закари все еще здесь живет?

— Да.

— Тогда нет необходимости даже обсуждать этот вопрос. Я приехал повидать тебя, а не братца и его жену… А теперь скажи, что спровоцировало приступ? Доктор Скаррон ничего не сказал мне об этом.

— Во всем виноват я сам, — досадливо ответил Джекоб. — Мы с Закари вновь поспорили об Анджеле, и я вспылил. Доктор много раз говорил, что мне надо держать себя в узде и не расстраиваться.

— Так ее зовут Анджела? Удивительно, как много девушек носят это имя, — пробормотал Брэдфорд и добавил:

— А что Закари? Или он такой пуританин, что его шокирует пребывание в доме твоей любовницы?

— Да Бог с тобой, Брэдфорд! Значит, ты тоже слышал эту сплетню? И сразу поверил в нее?

— Нет ничего страшного в том, чтобы содержать молодую девушку, если это никого не ущемляет, — возразил Брэдфорд. — Так делалось во все времена.

— Черт бы тебя побрал, Брэдфорд, я о тебе думал лучше! — повысил голос Джекоб.

— Ну-ну, успокойся, — встревожился сын. — Я только хотел сказать, что не собираюсь обсуждать твои поступки я, давать советы, как ты должен жить. Ты вдовец, и никто не требует от тебя обета безбрачия… Но если твои отношения с девушкой иные, то в чем тогда дело?

— Сожалею, что вышел из себя, но…

— Надо беречься! — упрекнул его Брэдфорд. — Ты ведь сам говоришь, что следует держать себя в руках.

— Да, это так. Но я уже четыре года слышу эту сплетню! Мне наплевать, что, обо мне думают люди, но это несправедливо по отношению к Анджеле. Даже Закари верит в это, да в вообще он тот самый болван, который дал сплетне ход?

— Не понимаю.

— Как тебе понять, если ты запретил мне писать обо всем, что происходит в атом доме. Брэдфорд вздохнул:

— Touche[3]. Извини.

— Так вот. Поначалу позволь мне сказать несколько слов об Анджеле. Когда Уильям Шеррингтон четыре года назад умер, ей предстояло самой зарабатывать себе на пропитание. Я должен был…

— Минутку! — удивленно воскликнул Брэдфорд. — Так ты говоришь о девчонке, отец которой был фермером на твоей земле?

— Именно. Я знал Анджелу с момента ее рождения. Ее мать Чарисса и я были друзьями детства. Стюарты, родители Чариссы, дружили с моими родителями, когда мы жили в Спрингфилде. Так или иначе, в силу давних семейных связей я чувствовал ответственность за судьбу Анджелы. К тому же мне была симпатична эта девочка. Ты понимаешь меня?

— Да, конечно, — соврал Брэдфорд. Он знал о Чариссе все. И с болью вспомнил то время, когда его мать ночами плакала у него на плече из-за того, что в жизни Джекоба появилась Другая женщина. Они думали, что очень умные — его отец и Чарисса Стюарт. Они были уверены, что никто не узнает об их связи. Но Саманта Мейтленд знала, и знала с самого начала. Она не рассказывала об этом никому, кроме Брэдфорда. Только ему она изливала свое горе.

Брэдфорд долгое время ненавидел своего отца и женщину, которая принесла матери столько страданий и из-за которой Джекоб Мейтленд заставил семью упаковать чемоданы и переехать в Алабаму, потому что он хотел быть рядом с ней. В конце концов Чарисса Стюарт вышла замуж за Уильяма Шеррингтона, а затем исчезла. Его мать снова была счастлива. Прошли годы, и Брэдфорд простил отца.

Теперь, когда Саманта Мейтленд умерла, Брэдфорда не волновало, есть ли у отца женщина или нет — пусть их будет хоть дюжина. Но Брэдфорд не мог поверить в то, что его отец живет с дочерью своей старой возлюбленной. Это казалось ему невероятным.

Джекоб продолжал рассказ:

— Я привел Анджелу в свой дом четыре года назад не для того, чтобы подать ей милостыню, а чтобы сделать равноправным членом семьи. Я дал ей образование. А ведь она не могла даже написать свое имя. Это умная молодая женщина, в этом году она отлично закончила престижный пансион. Я мог бы дать Анджеле все, что ей хочется, но она ни о чем не просит меня. Большую часть своей жизни она помогала отцу на ферме. Очень добрая и деликатная, хотя иногда, пожалуй, слишком горячая. Ей двадцать один год, она очень красива. — Джекоб тепло улыбнулся. — Вообще, я знал лишь одну женщину, которая могла сравниться с ней по красоте. Это ее мать.

— О чем еще ты хотел бы рассказать? — спросил Брэдфорд, чтобы сменить тему.

— О Закари и Кристал. Они оба с самого начала невзлюбили Анджелу и всячески отравляли ей жизнь. Они негодовали из-за того, что я ввел девушку в дом и стал считать ее своей дочерью. Мне всегда хотелось иметь дочь, — мечтательно сказал Джекоб, затем продолжил:

— Твой старинный приятель Роберт влюбился в нее — во всяком случае, он так говорит — и хочет жениться на ней.

— Что ж, рад за Роберта.

— Я не слишком уверен, что это хорошая идея, — сразу возразил Джекоб. — Я пытался отговорить Роберта, потому что у этого парня не хватает чувства ответственности. Вообще, по моему мнению, этот союз никому из них не принесет, радости. Закари эта идея вообще повергла в ужас, и я думаю, что он сделает все, чтобы помешать этому браку, даже если Анджела даст согласие. Как я уже сказал, Закари в какой-то степени виноват в том, что возникли сплетни. Каждый раз, когда Анджела приезжала из пансиона, даже на рождественские каникулы, Закари вместе с женой перебирался в город… Вроде бы для того, чтобы защитить Кристал от безнравственного поведения отца. Правда, он говорит, что всего лишь уступал просьбе жены, которая якобы не хотела находиться под одной крышей с Анджелой, но я в это не верю… Особенно после того, как узнал, что он считает Анджелу моей любовницей.

— Да, ситуация, — покачал головой Брэдфорд. — А ты не можешь как-то объясниться, чтобы изменить положение вещей?

— Что бы я ни сказал, они не перестанут болтать. Ты и сам это знаешь.

— Послушай, — сказал Брэдфорд, озорно блеснув глазами, — я завтра уезжаю и могу взять Анджелу с собой в город. Один горячий поцелуй на публике — и направление слухов и сплетен изменится… Правда, это может повредить моей репутации. Я ведь помолвлен, отец. Думаю, что из Кендиз Тейлор получится жена не хуже других.

— А ты любишь ее?

— Я долго искал любовь, но безуспешно. Нельзя же искать вечно. Ну а если вдруг влюблюсь, заведу любовницу. — Он не сказал вслух:

"Каков отец, таков и сын».

— Мне это не нравится, Брэдфорд. Брэдфорд поднял бровь:

— Что именно: что я обзаведусь любовницей или что женюсь на Кендиз Тейлор?

— Я надеялся, что ты женишься по любви, — с грустью проговорил Джекоб. — Я сделал это без любви и потом всю жизнь сожалел.

Брэдфорд почувствовал, что в нем поднимается гнев, как когда-то в прошлом.

— Тогда зачем ты женился на матери? — резко спросил он.

— По настоянию отца, — хмуро сказал Джекоб. — Отец любил манипулировать чужими жизнями, в особенности моей. В тот момент у меня не было никаких увлечений и пристрастий, поэтому я уступил ему. Но ты должен знать свою мать… Брак мой оказался далеко не идеальным… По этой причине я никогда не настаивал на твоей женитьбе.

— А сейчас, когда я решился на брак и полагал, что мой выбор тебя обрадует, ты, кажется, огорчен?

— Если бы ты чувствовал себя счастливым, я тоже был бы счастлив. Но ведь ты признался, что не любишь Кендиз Тейлор.

Брэдфорд вздохнул:

— Помимо Кристал, была лишь одна девушка, которую я любил и с которой был счастлив. Но она исчезла из моей жизни… Надежда отыскать ее тает с каждым днем, хотя я и не отказался от поисков. — Он поднялся и зашагал по комнате. — Но не могу же я ждать вечно!

— О чем ты говоришь, Брэдфорд, тебе всего тридцать!

— Это так, но сколько времени уйдет на поиски, если шансы найти ее день ото дня становятся все призрачнее? А Кендиз — славная женщина, тихая, застенчивая. Из нас должна получиться хорошая пара. И кто знает — может, я полюблю ее.

Послышался стук в дверь. Джекоб ответил, и в комнату ворвался взволнованный Лонсдейл. Он не обратил внимания на Брэдфорда, который поспешно прикрыл рукой лицо. Все внимание Роберта было направлено на Джекоба.

— Полагаю, вы должны знать, сэр, что она отказала мне. — Выпалив это, Роберт заметался по комнате.

— О ком ты говоришь, мой мальчик? — спросил Джекоб, хотя прекрасно все понял.

— Об Анджеле! Она отвергла меня!.. Она сказала, что не любит меня, что любит другого… Я не хочу показаться непочтительным, сэр, но, очевидно, это вы! Она любит вас, потому что вы безгранично добры к ней.

— Не будь смешным, Роберт, — ровным голосом сказал Джекоб. — Анджела мне как дочь.

— В таком случае, кто этот другой?

— Должно быть, она встретила кого-нибудь, когда училась в пансионе'.

— И все же, кто бы ни был тот человек, я не отступлюсь!

— Может быть, все-таки лучше отступиться, Роберт, коли она не расположена к тебе.

— Простите меня, сэр, но я не могу так легко сдаться, — горячо возразил Роберт. — Мне не нужна никакая другая женщина, кроме Анджелы!

— Она знает, насколько ты огорчен ее отказом? — участливо спросил Джекоб.

— Конечно, нет! Я не мог ей сказать об этом.

— Где сейчас Анджела?

— У Сюзи Флетчер. Сюзи предложила нам остаться на ночь. Я был слишком расстроен и уехал, а Анджела приняла предложение. Она, видимо, вернется завтра после обеда… Но заявляю вам, сэр, что я собираюсь жениться на Анджеле! И я больше не намерен выслушивать твои доводы, Закари. Мы можем быть близкими друзьями, однако…

Роберт осекся, когда Брэдфорд повернулся к нему лицом. В первое мгновение лицо Роберта осветилось радостью, но затем он внезапно нахмурился и выбежал из комнаты, не произнеся больше ни слова. Брэдфорд улыбнулся, посчитав, что его старинный друг поступил таким образом отнюдь не из неприязни, а из гордости.

— Я не думаю, что Роберт ненавидит тебя. Как и все твои прежние друзья, он не может понять, почему ты присоединился к Союзу и воевал против них. Война разрушила много связей — и личных, и в масштабе всей страны. С личными потерями очень трудно смириться… Мне кажется, что Роберт был просто-напросто смущен.

— Хочу надеяться, что ты прав, отец, — сказал Брэдфорд с вялой улыбкой. — Но, похоже, наш план срывается. Я уезжаю утром и, стало быть, не смогу встретиться с Анджелой, а тем более взять ее с собой в город.

— Может, ты побудешь подольше? — Джекоб сделал еще одну попытку уговорить сына.

— В твоем доме достаточно проблем и без меня. Не стоит усугублять ситуацию. Я направляюсь отсюда в Техас, причем еду туда с радостью. Ты знаешь, наше старое ранчо разрушено во время войны, но его несложно восстановить. Подготовлю его к приезду невесты. Я оставил Джима Маклолина заниматься делами Мейтлендов в Нью-Йорке, но если ты с этим не согласен, я могу переиграть.

— Если ты так решил, с какой стати я буду возражать? Я заинтересован в том, чтобы ты продолжал вести дела, потому что довольно скоро все окажется твоим. Единственное мое желание, чтобы ты задержался здесь подольше… Хотя бы на несколько дней…

Брэдфорд медленно поднялся и сжал отцовскую руку.

— Честное слово, я бы с удовольствием побыл с тобой, но будет лучше, если мы с Закари вообще не встретимся. И я решительно не желаю видеть Кристал. Кстати, где они?

— Закари повез Кристал в город транжирить деньги. Эта женщина безумно любит этим заниматься. Скорее всего они пробудут там до вечера.

— Мне повезло, что я не столкнулся с ними утром. Я пообедаю с тобой, а после мы можем еще побеседовать. Все другое время я буду находиться в своей комнате. Жаль, но ничего с этим не поделаешь.


Глава 21 | Ангел во плоти | Глава 23