home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26


Анджела проснулась словно от толчка, втайне надеясь увидеть в постели рядом с собой Брэдфорда. Однако она оказалась одна. Уж, не привиделось ли ей все во сне?

Все слишком хорошо, чтобы быть явью. Она отчетливо помнила, как призналась Брэдфорду в любви и услышала его счастливый смех. — Затем они занимались любовью, и Брэдфорд был с ней так же нежен, как и в первый раз. Потом они долго-долго разговаривали. Анджела рассказала ему, как одиннадцатилетней девчонкой влюбилась в него и как ее любовь становилась год от года все сильней. Поведала о своих мыслях и чувствах в тот памятный день в Спрингфилде, о своем желании хотя бы один день побыть счастливой, не думая о возможной цене за содеянное. Брэдфорд внимательно слушал Анджелу, лишь изредка задавая ей вопросы.

После этого он рассказал, как долго и безуспешно разыскивал ее. Признался, что постоянно думал и мечтал о ней и о том дне, когда наконец разыщет ее и больше никогда не потеряет.

— И будь уверена, я больше не отпущу тебя! Никогда, Ангел! — заключил Брэдфорд, и она почувствовала себя самой счастливой женщиной на всем белом свете. Они снова затеяли любовную игру, на сей раз озорную и страстную.

Они проговорили всю ночь, узнавая много нового друг о друге и сожалея о том, что так долго были в разлуке. Наконец Анджела уснула в объятиях Брэдфорда… А может, она спала с самого начала? Неужто все, что ей сейчас вспомнилось, происходило в действительности?

— Бог мой, мисси, я не помню, чтобы ты спала так долго! Уже почти час, и все давно позавтракали, — сказала Ханна, входя в затемненную комнату.

— Господи! Что же это Евлалия не разбудила меня? — спросила Анджела, широко раскрыв от удивления и без того огромные фиолетовые глаза.

Ханна весело хмыкнула:

— Хозяин Брэдфорд прогнал ее. И меня тоже. Сказал, что он допоздна разговаривал с тобой о прошлых временах и что тебе надо выспаться. Пусть спит, говорит, пока не проснется сама.

— Он в самом деле так сказал? — взволнованно спросила Анджела.

— Да, мисси, так и сказал.

— Ой, Ханна, я так люблю тебя! Воскликнула Анджела и обняла пожилую женщину.

— Я тоже тебя люблю, дитя мое, ты ведь знаешь. И я вижу, какая ты счастливая сегодня, как новорожденный младенец. Это хорошо, это славно! Твои мечты, похоже, сбываются…

— Да, Ханна, да! Определенно, да! А где Брэдфорд сейчас? Он внизу?

— Он в столовой, пьет кофе; — ответила Ханна, раздвигая шторы. — Он ждет, когда ты спустишься и позавтракаешь с ним.

— Почему же ты сразу не сказала? — воскликнула Анджела и бросилась к большому гардеробу. Она достала кремовое хлопчатобумажное платье.

— Не спеши так, дитя мое. Этот человек никуда не убежит.

Для разнообразия Анджела выпустила золотую монету поверх платья и надела золотые висячие сережки, гармонирующие с кулоном. Но тратить время на прическу она не желала и лишь с помощью бархатной ленточки подобрала волосы сзади, позволив им рассыпаться по плечам и спине золотисто-коричневым каскадом.

Анджела торопливо сбежала по лестнице, с трудом заставив себя под конец замедлить шаг, чтобы с достойным видом войти в столовую. У Анджелы перехватило дыхание, и она почувствовала слабость в ногах, когда увидела, какой радостной улыбкой встретил ее появление Брэдфорд. Он встал, подошел к ней, обнял и поцеловал. Затем сжал ее так крепко, что ей стало трудно дышать. Наконец он оторвал губы от ее рта, но из объятий так и не выпустил.

— Проклятие, я уже успел соскучиться по тебе, Ангел! — счастливо засмеялся Брэдфорд. Продолжая обнимать ее одной рукой, второй рукой он приподнял ее лицо и снова поцеловал — на этот раз легонько и нежно. — Мне хочется быть с тобой все время, не разлучаясь ни на минуту. Мне так не хотелось уходить от тебя утром! Но я понимал, что это будет шок, если меня застанут в твоей комнате.

— Ханна поняла бы. Она знает о моем отношении к тебе.

Анджела вспомнила о своих попытках расспросить Ханну о Брэдфорде. Теперь-то она поняла, почему эта добрая женщина не хотела ей о нем рассказывать. Ханна знала, что Анджела любит Брэдфорда, а он был помолвлен с Кристал… Милая Ханна!

— А вот Евлалия, — с улыбкой прибавила Анджела, — действительно была бы в ужасе.

— Надеюсь, что, когда я объявлю о своем намерении жениться на тебе, твоя несговорчивая горничная не будет столь непреклонной.

— Жениться на мне? — ахнула Анджела.

— Ради Бога, не делай такие круглые глаза! — хмыкнул Брэдфорд. — А это, по-твоему, я имел в виду, когда говорил, что не отпущу тебя?

— Я… я н-не думала, что ты собираешься жениться н-на мне, — заикаясь, проговорила она.

— А почему бы мне не жениться на тебе? Я не собираюсь тебя прятать. Ангел!

— Но… я думала, что ты все еще любишь Кристал. Я сделала этот вывод после твоих слов во время вчерашнего обеда.

Брэдфорд глубоко вздохнул, продолжая любовно смотреть своими золотистыми глазами в ее глаза.

— Я действительно когда-то любил Кристал, но это было очень давно, Анджела. Она убила во мне любовь, когда вышла замуж за моего брата. Кристал была неотъемлемой пастью моей юности, и мне понадобилось время, чтобы переступить через нее. А вот ты — мое будущее, и я намерен любить тебя всю жизнь, намерен сделать тебя счастливой. Ты дашь мне такую возможность? Выйдешь ли ты за меня замуж и позволишь ли оповестить весь свет, что ты — моя?

— Да, Брэдфорд! Да, да! — воскликнула Анджела, и слезы радости брызнули из ее глаз. Она бросилась к нему на шею и прижалась к груди;

— В таком случае я сообщу о помолвке сегодня за обедом. И продолжительность ее будет предельно краткой. Недели или двух вполне достаточно.

— Нет! — испуганно возразила Анджела.

— Хорошо, я женюсь на тебе завтра, — улыбаясь, проговорил Брэдфорд. — Но это разочарует отца, потому что будет слишком мало времени для того, чтобы организовать грандиозную свадьбу.

— Я имею в виду другое. Просто мы пока что не можем никому сказать об этом.

— Господи, почему? — удивленно спросил он. И вдруг в глазах его мелькнул гнев, пальцы впились в талию Анджелы. — Или ты все наврала мне вчера?

— Да нет же! — поспешила она успокоить Брэдфорда, с облегчением отметив, что гневные искры в его глазах угасли. — Поверь мне, я люблю тебя каждой своей клеточкой… Чего хочешь ты, того хону и я.

— Тогда почему ты не желаешь, чтобы я объявил о Помолвке сегодня?

— Твоя семья не поймет нас, Брэдфорд. В глазах твоих родных мы знакомы всего один день.

— Они знают, что мы встречались семь лет назад.

— Ты был тогда взрослым мужниной, а я — четырнадцатилетней девочкой… Хотя для меня та ветрена значила бесконечно много, никто не поверит, что ты уже тогда мог меня полюбить. Тем более что ты был влюблен в Кристал и намеревался вернуться к ней. Если мы за это время больше не , встречались, то как мы объясним эту скоропалительную помолвку.

— Но мы ведь встречались, Ангел, — промурлыкал Брэдфорд. Игривые огоньки запрыгали в его глазах, он притянул к себе Анджелу.

— Брэдфорд!

Он коротко рассмеялся.

— Ну да, мы никому не должны говорить о той сказочной неделе… — Он перешел на шепот. — Я и сам начал было сомневаться в том, что тогда, в декабре, ты всецело была моей… До вчерашнего дня… А вчера жизнь моя началась заново.

— Как и моя, любимый, — проговорила Анджела, чувствуя себя переполненной безудержной радостью. — Стало быть, ты понимаешь, почему мы должны подождать с объявлением о помолвке?

— Нет, — решительно сказал Брэдфорд. — Просто я сообщу своей чопорной родне, что встретил тебя в Спрингфилде, как только ты начала учиться в пансионе. Скажу, что мы часто виделись и я влюбился в тебя, но ты с твоей тягой к знаниям хотела окончить учебу, прежде чем вступать в брак. А сейчас, когда это произошло, я приехал, чтобы назвать тебя своей женой. Пусть это объяснение не полностью соответствует истине, но вполне правдоподобно. Согласна?

— Но твой отец обидится. Он будет удивлен тем, что я никогда не рассказывала ему о своей любви к тебе. Ему будет непонятно, почему ты никогда не писал ему о нас. А в семье вряд ли смогут понять, почему ты ни разу за эти четыре года не приехал в «Золотые дубы», хотя я проводила здесь каждое лето… Словом, придуманная тобой история способна сильно расстроить Джекоба.

— Анджела, придуманная мной история предназначается для Закари и Кристал, а не для моего отца. Он не такой легковерный.

Анджела широко раскрыла глаза:

— Я надеюсь, ты не собираешься рассказать Джекобу всю правду? Брэдфорд вздохнул:

— Ну зачем выискивать всевозможные изъяны в сочиненной мной истории, женщина? Лучше бы ты осталась неграмотной фермерской дочкой. Уж тогда бы ты точно вышла за меня замуж завтра.

— Тогда бы мы с тобой больше не встретились, и я так, бы и умерла старой девой, сохранив любовь к тебе до гробовой доски.

— г Выкинь это из головы, Ангел, — улыбнулся он. — Ты станешь моей женой, и в этом не может быть сомнения. Будь по-твоему, мы подождем месяц, но не более того. Через месяц семья узнает, что я влюбился в тебя по уши. Хотя для этого мне понадобился всего один день — тот день, когда ты отдала мне свою невинность.

— Ты и в самом деле любишь меня? — спросила Анджела. Ее глаза были похожи на два прозрачных фиолетовых озера.

— Да, только я не знал об этом до вчерашнего дня. Я думал, что испытываю к тебе лишь чувственное влечение, но все оказалось гораздо серьезнее. Ты станешь матерью моих детей, хозяйкой моих земель, моей дамой сердца. Ты та женщина, которая вытеснила всех других женщин из моих мыслей. Я хочу состариться рядом с тобой и любить тебя всегда, Ангел.

— На свете никогда не было более счастливой женщины, — прошептала Анджела и коснулась губами его губ. Он сжал ее в крепком объятии и поцеловал столь страстно, что им обоим вспомнились безумные любовные игры минувшей ночи.

— Я объявлю о помолвке на следующий день после организуемого Кристал бала, и мы поженимся через неделю… Только откуда взять терпение, чтобы ждать так долго? Ты ведь просто обольстительна, и у меня нет сил противостоять твоим чарам, Ангел!

— Но до вчерашнего дня ты ведь терпел, — слегка поддразнила его Анджела.

— Это будет так трудно. Ангел! Ведь нам придется воздерживаться от интимных встреч. Ты можешь представить себе, что я буду переживать один в своей постели, мечтая о тебе и зная, что должен ждать?

— Честное слово, Брэдфорд, вы, мужчины, иногда бываете просто смешными, — внезапно рассердилась Анджела. — Вы считаете, что можете спать с любой женщиной… А вот с женщиной, которой вы сделали предложение, не можете себе этого Позволить. Разве не так?

Брэдфорд смутился:

— Что-то вроде того. — Так вот, эта женщина не намерена ждать, Брэдфорд, — решительно сказала Анджела. — Моя постель к твоим услугам.

— Ты это серьезно?

Суровое выражение ее лица смягчилось.

— Моя любовь не признает условностей, — с хрипотцой в голосе прошептала она, прижимаясь к Брэдфорду. — За первые семнадцать лет жизни я научилась не стыдиться своих желаний.

Брэдфорд с любопытством смотрел на Анджелу. Его густые черные брови почти сошлись у переносицы.

— То есть., ты настолько меня любишь, что намерена избавить от страданий по ночам?

— Моя любовь не знает границ, и я сказала именно то, что хотела сказать. Я не намерена лишать тебя радости лишь потому, что так предписывают законы общества. В душе я считаю, что мы уже женаты. И готова все отдать ради того, чтобы просыпаться по утрам в твоих объятиях до конца дней своих.

— Но как быть с горничной? Может быть, лучше, если ты будешь приходить ко мне? Я пока не обзавелся слугой, да в этом сейчас и нет необходимости.

— Нет, в этом случае придется лгать Евлалии, а это мне не по душе. Лучше будет, если я ей все расскажу. — Анджела весело засмеялась:

— Ее это не шокирует, потому что она сама встречается каждую ночь с Тоддом — рабочим на ферме. И потом она очень любит твоего отца. Она скорее вырвет себе язык, чем решится огорчить его.

— Она верна тебе?

— Надеюсь… А если нас вдруг застанут, Джекоб наверняка настоит, чтобы ты поступил так, как положено джентльмену, и мы поженимся даже раньше… Но если ты, любимый, предпочтешь терпеть и страдать, тогда я буду не в силах помочь тебе, — с лукавой улыбкой добавила Анджела.

— Ты одновременно и ведьма, и ангел во плоти, — засмеялся Брэдфорд. — Когда я буду вынужден поступить так, как положено джентльмену, ты уж подчинись моему желанию.

— Твое желание — это и мое желание, — пробормотала она.

— Слава Богу, что не все женщины робкие и запуганные создания.

Покашливание Ханны вынудило Брэдфорда отпустить Анджелу.

— Я думала, что вы уже поели. Но вы так увлеклись разговорами о прошлом… Может, сказать Тильде, чтобы она подала еду? — спросила Ханна. По ее взгляду было ясно, что она все понимает.

— Не о прошлом, Ханна. О будущем… А оно обещает быть таким славным, — непринужденно сказал Брэдфорд.

Существовала одна проблема, и она была связана с Кендиз Тейлор. Брэдфорд должен разорвать с ней помолвку. Он никогда не связывал с Кендиз больших надежд. Впустую потратил два года своей жизни и столько же времени заставил ждать Кендиз. А сейчас он должен будет сказать ей, что любит Другую женщину.


Глава 25 | Ангел во плоти | Глава 27