home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 49


Два последующих дня Анджела провела в постели. За окнами бушевала гроза.

Несмотря на ее протесты, Брэдфорд послал за доктором, который прописал ей строгий постельный режим. Анджела вынуждена была подчиниться, понимая, что требуется какое-то время, чтобы привести в порядок свои нервы и мысли.

Она еще не видела Брэдфорда, и разговора между ними не было. Анджела узнала о пожаре и радовалась, что Брэдфорд спасся. Бешенство и ужас придали ему сил, он разорвал веревки и успел выскочить из горящего дома.

На второй день после полудня Анджелу посетила Мэри Лу. Она говорила о разных приятных вещах, но развеселить подругу ей так и не удалось.

После ухода Мэри Лу Анджела подошла к окну и долго смотрела в темноту, слушая шум дождя. В комнате было тепло и уютно, в камине тихо потрескивали поленья. Она сняла платье и положила его на стул. Анджела не слышала, как в комнату вошел Брэдфорд, и вздрогнула, услышав его слова:

— Куда ты собираешься, Анджела? Обернувшись, на увидела, что он смотрит на раскрытые, чемоданы возле кровати.

Она подошла к чемоданам и закрыла крышки.

— Собираюсь в Европу… Думаю отправиться завтра.

— У меня сложилось впечатление, что тебе здесь понравилось, — почти шепотом произнес Брэдфорд. Что ж, по крайней мере она не сказала, что едет в Мехико.

В глазах Анджелы застыла тоска, которую она не пыталась скрыть.

— Это верно, но я пробыла здесь слишком долго. Мне хотелось бы попутешествовать, посмотреть новые места, — ответила она и подошла к камину. На фоне пламени ее ночная рубашка казалась прозрачной. — Кстати, ты так и не сказал мне, зачем приехал сюда. И почему твое лицо было в синяках.

Брэдфорд смущенно потрогал подбородок.

— Мы с Грантом выясняли отношения, — пробормотал он.

— У него такой же вид, как и у тебя? Брэдфорд прислонился к кровати, на его губах мелькнуло подобие улыбки.

— Нет, на сей раз он взял надо мной верх. Да я и заслужил это.

— Это верно, заслужил, — согласилась Анджела.

— Грант рассказал мне то, что я с ослиным упрямством не желал слушать.

— Что ты… имеешь в виду? — чувствуя внезапную слабость, спросила она.

— То, что ты сбежала вовсе не с ним и что вы никогда не были любовниками.

— Почему же ты не верил мне, когда я говорила то же самое?

— Потому что я видел вас в постели, Анджела. Это было в Накогдочесе. Ты целовала Гранта, а тело твое было обмотало простыней. Я приехал за тобой, чтобы вернуть в «Золотые дубы», но, когда открыл дверь в твою комнату и увидел вас вместе, я подумал самое худшее. А что еще я мог думать? Я и до сих пор не могу понять, как вы могли оказаться в постели, если не были любовниками.

Анджела выслушала его спокойно и так же спокойно объяснила:

— Грант ввалился в мою комнату пьяный. Я вскочила с постели, не успев одеться. Поскольку он не держался на ногах, я подтащила его к кровати. Он еще раньше просил меня выйти за него замуж, но я ответила отказом. А в этот раз он умолял поцеловать его, прежде чем я уйду. Я не увидела в этом ничего крамольного. Остаток ночи я провела в другой комнате. Вот и вся история.

Брэдфорд пересек комнату и остановился перед Анджелой.

— Я понимаю, насколько гадко вел себя, Анджела. Но все же, почему ты уехала из «Золотых дубов», никому не сказав ни слова? Ты способна представить, что я пережил? Поэтому я и решил, что ты убежала с Грантом. Это едва не сгубило меня… Почему ты это сделала?

— Я случайно оказалась в коридоре в то утро, когда Кристал читала тебе письмо. Я слышала его от начала до конца, Брэдфорд. И я всему поверила. Поверила, что ты мой единокровный брат. Я решила, что должна бежать, потому что видеть тебя было выше моих сил. Я верила этой лжи до тех пор, пока меня не разыскал Джим Маклолин и не вручил письмо Джекоба.

— Но почему ты никогда об этом не говорила?

— Да потому, что ты не давал мне такой возможности!

Теперь все становилось на свои места, все было ясно. Кроме одного. Не убил ли он любовь этой женщины своей необузданной ревностью и жестокостью?

— Я понимаю, что ты чувствовала. Когда Кристал заявила, что ты моя единокровная сестра, мир для меня внезапно стал черным и пустынным… Ты испытала то же самое? — тихо и печально спросил Брэдфорд. Сейчас он думал не о себе, а о ней.

— Да… Даже когда я узнала о приезде твоей невесты… это почти не имело значения, ведь я считала, что ты никогда не будешь моим.

Брэдфорд застонал. Он напрочь забыл о том, что сказал ей не правду. Смиряя свою гордость, он смущенно произнес:

— Я не женат, Анджела.

— Я знаю, — усмехнулась она. — Кендиз прислала телеграмму, когда ты был в отъезде. Она по твоему совету вышла замуж.

— Я непременно сказал бы ей о тебе! — горячо заверил Анджелу Брэдфорд. — Я просил ее стать моей женой, потому что хотел сделать приятное своему отцу, а она дала согласие, чтобы порадовать своего старика… Хотя любила совсем Другого… Но потом я встретил тебя и понял, что такое счастье. Она приехала в «Золотые дубы», и я разорвал помолвку до того, как бросился вдогонку за тобой. Она не меньше моего радовалась нашему разрыву.

— Значит, ты сказал, что женат, лишь для того, чтобы причинить мне боль?

— Я… понимаешь, я хотел показать, что ты мне безразлична… Но ведь я не думал, что причиню Тебе боль и заставлю страдать, как страдал сам, потому что считал, что ты меня не любишь. — Он заглянул ей в глаза. — Почему ты собралась уезжать из Техаса, Ангел?

— Потому что не могу больше смотреть, как ты исходишь ненавистью ко мне. Он обхватил руками ее лицо.

— Я люблю тебя, Анджела! К ее глазам подступили слезы.

— Не надо говорить такие слова, Брэдфорд… Если в душе ты так не считаешь…

Он улыбнулся:

— Я не виню тебя за то, что ты не веришь мне. Раз я сумел убедить самого себя в том, что ненавижу тебя, то, должно быть, сумел убедить и тебя… Но это объясняется лишь одним — я слишком люблю тебя! Моя любовь так велика, что одна только мысль о том, что я потерял тебя, чуть не свела меня с ума.

. — Я никогда не переставала любить тебя, Брэдфорд.

Нежно и ласково он привлек Анджелу к себе.

— Такому упрямому ослу очень непросто просить прощения. Я знаю, что вел себя отвратительно. Многие слова и поступки были нацелены на одно — сделать тебе больно, доказать, что ты для меня ничто. Я тысячу раз клял себя за эту жестокость! Мы оба страдали из-за моей дурацкой ревности… Ты можешь простить меня, Ангел? Я знаю, что не имею права даже просить об этом.

— Я уже простила, — тихо ответила Анджела. Брэдфорд поднял ее на руки и осыпал поцелуями.

— Никогда впредь я не обижу тебя недоверием! — прошептал он. — Клянусь тебе! Я знаю свои недостатки… Знаю, что стоит мне увидеть возле тебя мужчину, как я прихожу в ярость. Ничего не могу с этим поделать. Но отныне я не дам выхода своему гневу… Ангел мой, это объясняется только моей сумасшедшей любовью к тебе!

В глазах его горело золотое сияние, когда он нес Анджелу к кровати. Он с гордостью повторял про себя: «Эта женщина — моя!"

Гроза продолжалась всю ночь, но ни Анджела, ни Брэдфорд ее не слышали.


Глава 48 | Ангел во плоти | ЭПИЛОГ