home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14


Ангел догадался, что на высокой глинобитной стене, окружавшей ранчо Кэтлинов, находился дозорный. Видимо, именно он и заметил Ангела еще издалека, потому что Бак Кэтлин и два ковбоя выехали из ворот ранчо навстречу Ангелу задолго до того, как тот приблизился к границам поместья. У него не было никаких шансов захватить своих противников врасплох. У людей Кэтлинов в руках были «винчестеры», пальцы лежали на спусковых крючках.

Ангел прикидывал, сколько еще стволов смотрят на него поверх глинобитных стен, однако не очень беспокоился, потому что понимал: он имеет некоторое преимущество. Не обладая массивным и крупным телом. Ангел представлял собой относительно небольшую мишень, и это позволяло ему на предельной скорости легко уходить от пуль, выпущенных с дальнего расстояния. Конечно, не исключалось, что он мог оказаться на пути шальной пули, которая прошла бы мимо, оставайся он на месте. Как бы то ни было. Ангел полагал, что шансы противников попасть в него равны процентам пятидесяти.

Натянув поводья, он подождал, когда трое всадников приблизятся к нему. Решил, что сумеет справиться со всеми, если потребуется. Для подобного дела Ангел достаточно быстро обращался с револьвером и никогда не промахивался с такого расстояния. Он вполне успеет выпустить несколько пуль, прежде чем кто-нибудь из них успеет прицелиться. О черт!.. Сегодня утром он пребывал в очень скверном настроении, чему виной изрядная доза отвращения к самому себе. Как он сглупил прошлой ночью! Ведь следовало позаботиться о том, чтобы Слэйтер не смог с такой легкостью проникнуть в дом. А уж если подобное случилось, сразу же отправиться за ним вдогонку.

И уж ни в коем случае он не должен был касаться Кассандры Стюарт.

Именно в этом состояла основная причина его недовольства собой. Касси… Эта неугомонная девица и ее хищная любимица» Неужели она нашла в этой кошке что-то созвучное своей природе? Касси не была даже симпатичной — правда, накануне вечером она казалась ему на редкость привлекательной, но скорее всего то была иллюзия, порожденная его тогдашним состоянием и выпитым за ужином вином. Иначе разве он решился бы ее поцеловать?

Трое всадников приближались к нему, держась рядом, при этом Бак скакал чуть впереди. Будущий владелец ранчо снял шляпу и держал ее в руке, похлопывая себя по бедру. Немного нервничает, заключил Ангел. И действительно, молодой человек выглядел несколько смущенным.

Но злоба, очевидно, глубоко засела в нем, потому что, когда он заговорил, слова прозвучали чуть ли не оскорбительно:

— Я думал, моя мать достаточно ясно объяснила вам, что произойдет, если вы снова здесь появитесь.

Ангел ответил не сразу. Порой он жалел, что не курит. Именно в таких ситуациях было бы очень уместно неторопливо закурить сигарету, не обращая внимания на молодого забияку. Этого времени вполне хватило бы, чтобы понять, готов ли он подкрепить свою угрозу реальными действиями или это просто бравада.

— Насколько я помню, тогда я ответил ей, что это не имеет значения, если у меня возникнет веская причина для возвращения.

Бак осклабился:

— Мистер, вы либо самый сумасшедший, либо самый храбрый человек из всех, кого мне приходилось встречать. Разве вы не понимаете, что достаточно мне сказать одно слово — и вы покойник?

— Едва ли. Впрочем, ранение не исключается. Но попробуйте с трех раз отгадать, кто из вас станет покойником, и вы окажетесь трижды правы.

— Вряд ли вы сумеете такое проделать.

— Вряд ли вы захотите проверить это на собственном опыте.

Бак взглянул на сопровождавших его людей, желая удостовериться, что они готовы к любому повороту событий. И был разочарован, увидев, что дело обстоит совсем не так, как он рассчитывал.

— Послушайте, Ангел, у вас не было никаких причин появляться здесь.

— Я здесь из-за Слэйтера.

— А я говорю вам, что вы опоздали, — настаивал Бак. — Когда я переговорил с моими работниками, один из них, друг Рафферти по имени Сэм, сознался, что Рафферти хвастал ему: он якобы собирался спугнуть стадо. Самого же Рафферти вчера не было здесь, что, по-моему, только подтверждает рассказ Сэма. Не знаю, когда он вернулся вчера в свой барак, но сегодня рано поутру я его как следует отделал и выгнал. Он убрался еще до рассвета.

— И куда же он направился?

— Я не спрашивал, а он не говорил.

— Тогда я хотел бы поговорить с его другом, с этим самым Сэмом.

— Он сегодня должен быть на южной границе нашего ранчо. Ищите его там — но это довольно большая территория, около двух тысяч акров. В наших угодьях вполне можно заблудиться.

Ангел снова начинал злиться, но не хотел давать выход своему раздражению.

— Тогда вы найдите его и пошлите ко мне. Теперь речь идет не только о том поднятом стаде. Слэйтер был прошлым вечером у мисс Касси — вломился в дом и угрожал ей. Я хочу поговорить с ним.

В словах Ангела звучала такая угроза, что вся троица мысленно возблагодарила Бога, что речь идет всего лишь о Слэйтере. Ангел же не стал дожидаться ответа. Он развернулся и поскакал обратно, к ранчо Стюарта.

Бак с облегчением вздохнул. Потом распорядился:

— Янси, скачи на юг и постарайся найти Сэма. Я не хочу, чтобы у этого типа снова появился повод заявиться к нам. И уж тем более не стоит ему появляться у Маккейли. — Представив покрасневшие от слез глаза своей сестры, он добавил:

— Особенно у Клейтона Маккейли.


Касси находила предлог за предлогом, только бы весь день не выходить из дома. Она затеяла в декабре весеннее мытье окон, чем заставила Марию неодобрительно цокать языком и что-то бубнить себе под нос. Потом проверила запасы продуктов в кладовке. Написала внеочередное длинное письмо своей матери, в котором рассказала про приезд Ангела, а затем порвала письмо. Матери совсем не обязательно знать, что наемный убийца, притча во языцех, живет сейчас совсем рядом с ее дочерью. Такое известие заставило бы ее мигом примчаться на ранчо. И хотя здравый материнский взгляд на вещи был бы именно тем, в чем сейчас более всего нуждалась Касси, она все же решила, что способна сама разобраться в своих проблемах.

Вдобавок ко всем прочим появилось еще одно неприятное обстоятельство — ее собственное поведение минувшей ночью. Ее распутное поведение. Вспоминая при ярком свете дня все происшедшее ночью, Касси ужасалась — она стояла совершенно не сопротивляясь, позволяя Ангелу всякие вольности. И теперь Касси трепетала при одной мысли о том, что он может желать ее, и замирала от ужаса, вспоминая, как он простодушно заметил, что не способен к труду земледельца. Нечего было и думать, что причиной его интереса к ней являлось ранчо «Ленивые С».

Но это не могло служить ей оправданием. Не оправдывало ее и то, что она получила от этого огромное удовольствие. Касси прекрасно знала, как должна вести себя порядочная девушка. Да и нелепо принимать Ангела за того, с кем она могла бы связать свою судьбу. Он человек опасный и непредсказуемый. Если он и в самом деле возжелал ее, то это лишь минутный порыв, а Касси прекрасно знала, чем заканчиваются подобные вещи. Во всех салунах Юга и Запада полно женщин, потерявших когда-то голову в порыве страсти.

Касси не могла себе представить, что он может думать о ней теперь — ведь она вела себя точно старая дева, жаждущая мужской ласки. В конце концов она решила: лучшее, что можно предпринять в подобной ситуации, — это вести себя так, словно ничего не случилось. Да ведь Ангел и сам сказал, что такого больше не повторится. Наверное, он так же страстно желает забыть об этом, как и она, — только Касси знала, что это ей никогда не удастся. Даже если она станет ветхой и седой старушкой, окруженной, если даст Бог, многочисленными внучатами, она все равно сохранит память о руке Ангела, ласкающей ее грудь.

Касси бродила весь день по дому, избегая встречи с Ангелом. Наконец, ближе к вечеру, он появился на пороге с переброшенными через плечо седельными сумками.

— Я все обдумал, — произнес он, проходя мимо нее. — Я переселяюсь в дом.

Она уставилась на него, не веря своим ушам:

— Что?..

Он стремительно пересек холл и задержался только у лестницы, ведущей на второй этаж. Бросив на нее взгляд через плечо, пояснил:

— Приготовьте для меня ближайшую к вам комнату. Касси в полной неподвижности стояла у дверей, словно окаменела. Она подозревала, что их очередная встреча смутит ее. Но он умудрился… Он заставил ее забыть даже о событиях прошедшей ночи!

— Об этом не может быть и речи, — многозначительно проговорила она. — Вы не…

— Просто поселите меня в доме, вот и все, — перебил ее Ангел. Немного помолчав, он все же снизошел до объяснений:

— Слэйтер исчез из города. Пока не узнаю, что он убрался из Техаса или мертв, я не стану рисковать. Мне надо слышать ваше дыхание.

— Что?

Он усмехнулся, заметив, как округлились ее глаза.

— Это просто образное выражение, леди, но вы поняли, что я имею в виду. Если вам понадобится помощь, днем или ночью, я должен находиться как можно ближе к вам.

Касси залилась краской. Двойной смысл, скрытый в его словах, шокировал ее, хотя она была совершенно уверена, что говорил он без всякой задней мысли.

— Но это в высшей степени неприлично… — пробормотала она наконец.

— Приличия ничего не значат, когда речь идет о вашей безопасности. Если бы я не был уверен, что вы хлопнетесь в обморок при одном упоминании об этом, то вселился бы прямо в вашу комнату. Так что забудьте о приличиях, договорились?

Ее смущение сменилось гневом. Но Касси все же взяла себя в руки и, коротко кивнув, направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.

— Следуйте за мной, — бросила она, проходя мимо Ангела, надменно вскинув голову — ни на дюйм выше, чем следует, и, не поднимая подол юбки, стала подниматься наверх.

Касси провела его в свободную комнату рядом со своей — здесь обычно занимались рукоделием.

— Мария — прекрасная экономка, так что постельное белье должно быть свежим. Если что-нибудь понадобится, вы сможете найти ее на кухне. Я скажу ей, что вы перебрались сюда.

— Вы напрасно принимаете это так близко к сердцу, леди, — примирительным тоном произнес Ангел, понимая, что поле боя осталось за ним. — Вы даже не заметите моего присутствия.

Если бы только его слова оказались правдой!


Глава 13 | Ангел | Глава 15