home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15


Теперь у Касси не было возможности самой прокатиться в город, ускользнув от Ангела тем же манером, что и в прошлый раз. Если бы она поручила хозяевам лавок доставить на ранчо все то, что было ей необходимо, это стоило бы немалых денег. Но эта неприятность не шла ни в какое сравнение с тем, что ей снова пришлось терпеть общество Ангела. Сколько ни уверяла она его в том, что нет никакой нужды сопровождать ее в город, все оказалось пустой тратой времени. Он чрезвычайно серьезно относился к своей роли ее покровителя и защитника.

Для поездки, естественно, пришлось облачиться в длинную плотную юбку, в которой она разъезжала по поместью, а также в короткую кожаную куртку, гармонирующую с юбкой, но скрывающую изящество ее фигуры. Изысканные наряды восточного побережья совершенно не подходили ни к седлу западного образца, ни к ее прическе. Зато красовавшийся у бедра револьвер прекрасно со всем этим гармонировал. По крайней мере не казался неуместным.

Касси не обращала внимания на свой несколько «вольный» наряд. Но только до тех пор, пока не заметила, что жители Коулли поглядывают на нее так, словно не узнают. Все их внимание, похоже, занимал ее спутник. Поэтому она решила понаблюдать, как люди реагируют на него. Вокруг него постоянно создавалось нечто вроде «зоны отчуждения». Куда бы Ангел ни заходил, помещение тут же пустело. Владельцы магазинчиков и клерки избегали смотреть ему в глаза, надеясь, очевидно, на то, что таким образом им удастся избежать с ним общения.

Такое поведение горожан ничуть не удивило Касси. Несмотря на все случившееся прошлой ночью, в присутствии Ангела она по-прежнему была в постоянном напряжении, даже когда он молчал — то есть с самого выезда с ранчо. Именно поэтому она решила не ехать в экипаже. И все же она чувствовала себя неловко — из-за того, что люди относятся к нему подобным образом.

Наконец выйдя из магазинчика, она набралась смелости заговорить на эту тему.

— Вас совершенно не смущает, что люди боятся вас, Ангел?

Касси уже начала привыкать к его имени и научилась произносить его, почти не краснея.

В этот момент он внимательно осматривал улицу, поэтому ответил, не глядя на нее:

— Почему это должно меня беспокоить?

— Но это же мешает вам общаться с людьми. Теперь он смотрел на нее в упор, но взгляд его ничего не выражал.

— Кто вам сказал, что я хочу с ними общаться? Пожав плечами, Касси прекратила разговор. Но ответ Ангела оставил в ее душе неприятный осадок, и теперь она досадовала на себя за попытку разобраться в его чувствах. Скорее всего он вообще никаких чувств не испытывал. В душе его, наверное, царил тот же ледяной холод, который светился во взгляде. Но почему, собственно, ее должно это заботить? Какое ей до него дело?

Он снова окинул взглядом улицу — привычка, решила Касси, профессиональная привычка. Но она все же заметила, что на этот раз взгляд его задержался на салуне «Последний бочонок», находившемся в конце улицы. Вероятно, Ангел не прочь выпить, подумала Касси, но не хочет оставлять ее одну на улице. Или, может быть, он захотел… Почти во всех салунах Коулли имелись женщины, работавшие как на небольших сценах у баров, так и в комнатах над ними.

При этой мысли Касси горько усмехнулась. С холодком в голосе проговорила:

— У меня на сегодня все. И я уверена, что прекрасно доберусь домой сама, если у вас в городе какие-нибудь дела.

— Я бы хотел поспрашивать здесь насчет Слэйтера, поскольку его дружок Сэм не знает, куда тот подался. Но с этим можно подождать до следующего раза.

Ангел снова взглянул на Касси и поэтому не заметил человека на лошади, выехавшего из-за угла здания у него за спиной. Но Касси заметила его, и рот ее приоткрылся. Воистину на ловца и зверь бежит.

— Понимаете… я кое-что забыла… в магазине, — пролепетала она. — Мне нужно вернуться…

— Ступайте. Я приведу лошадей.

— Нет! — Касси схватила Ангела за руку и попыталась втащить в магазин. — Мне нужна ваша помощь, чтобы…

И тут за спиной у них раздался громкий голос:

— Эй вы!

Ангел повернулся так быстро, что Касси невольно повторила его движение. Теперь она не могла помешать Ангелу, и он увидел Рафферти Слэйтера, остановившегося всего лишь в нескольких футах от них.

— Вы Ангел? — спросил Рафферти, спешившись. Он ступил на дощатый тротуар. — Я слышал, что вы меня ищете.

— И кто же вы такой?

— Рафферти Слэйтер.

Как она могла думать, что глаза Ангела никогда не выдают его эмоций? Сейчас в них пылала такая ярость, что Касси ужаснулась, понимая, что за этим последует. Внезапно другое, куда более сильное чувство овладело ею — желание предотвратить беду и защитить Ангела. Она никогда не испытывала ничего подобного, да и желание это казалось в высшей степени нелепым. Ангел менее всего нуждался в ее покровительстве и защите. Но она не желала считаться с доводами рассудка. И дала волю своим чувствам.

— Я вызываю вас на дуэль, Рафферти, — произнесла она, делая шаг вперед. — Надеюсь, вам не надо объяснять, по какой причине.

Ангел хмыкнул от неожиданности. Рафферти несколько секунд смотрел на нее во все глаза, потом расхохотался. Касси безумно захотелось сделать так, чтобы окружающие относились к ней и ее «кольту» более серьезно.

— У вас есть одна секунда, чтобы убраться отсюда, — сообщил ей Ангел.

Бросив на него быстрый взгляд, Касси убедилась, что его лицо столь же свирепо, как и голос. Снова переведя взгляд на Рафферти, она попыталась урезонить Ангела.

Как ни странно, но в этой критической ситуации она говорила спокойно и рассуждала вполне здраво:

— Думаю, вы должны позволить мне пристрелить его. Я поклялась, что сделаю это, если он посмеет ко мне прикоснуться.

— Поклянитесь в чем-нибудь другом, — отозвался Ангел. — Этот тип — мой.

— Но ведь прошлой ночью он приставал только ко мне, — напомнила она своему спутнику.

В ответ на столь убедительный довод Ангел приказал ей:

— Ступайте в магазин, Касси.

— Но вы же не хотите меня выслушать…

— Чертовски верно подмечено. Ступайте немедленно! После этих слов ей оставалось лишь подчиниться. Однако Касси заупрямилась. Она хотела найти какой-нибудь способ предотвратить кровопролитие, но Ангел был неумолим, он не дал ей времени на раздумья.

— Обычно я так не поступаю, Слэйтер, — спокойно произнес он, сбрасывая плащ, — но ради вас, так и быть, сделаю исключение. Где вам угодно умереть: посередине улицы или там, где вы стоите?

Слова эти не произвели никакого впечатления на Рафферти. Он презрительно улыбнулся и выплюнул щепку, которую жевал.

— Той ночью я бы не сплоховал, не напейся черт знает какой гадости вместо виски. Но сейчас у меня ни в одном глазу, и мне не очень-то приятно слушать твою болтовню. Ладно, давай на улице, приятель. Только эта маленькая леди не стоит того, чтобы ты умирал за нее.

— Умирать придется тебе.

Рафферти лишь ухмыльнулся в ответ и вытянул руку, приглашая Ангела первым пройти на середину улицы. Касси побледнела — слишком уж уверенным казался Рафферти. Она заподозрила неладное. Когда же Ангел сошел с дощатого тротуара, ей все стало ясно. Рафферти не собирался драться с Ангелом честно. Как только Ангел повернулся к нему спиной, рука Рафферти скользнула к рукояти револьвера.

Касси выхватила свой револьвер и тут же крикнула:

"Оглянись!» В следующее мгновение она спустила курок. Выстрелил и Ангел. Рафферти рухнул, уткнувшись лицом в землю.

Пороховой дым от трех выстрелов щипал глаза. Увидев сквозь слезы, как Ангел носком сапога переворачивает лежавшее на земле тело, Касси сообразила, что могла бы и не вытаскивать из кобуры револьвер. Ангел развернулся и выстрелил в Рафферти еще до того, как она успела прокричать свое «Оглянись!».

Подойдя к лежащему на земле мужчине, она молча смотрела на два пулевых отверстия: одно в плече — выстрел с намерением обездвижить, и другое в области сердца — выстрел на поражение. Пули попали именно туда, куда и метили стрелки, и результаты их попадания производили ужасное впечатление.

— Вы должны были позволить мне самой поквитаться с ним, — проговорила она сдавленным голосом. — Я бы только ранила его, а вы с самого начала хотели убить — и убили.

Ангел бросил на нее удивленный взгляд:

— Вы хотите сказать, что он не сам напросился на это?

— Ну… но все же можно было избежать убийства, если бы вы предоставили действовать мне.

— Не обманывайте себя. Случилось бы то же самое. Ведь он не прекратил бы насмехаться над нами. Усмешка Ангела заставила ее возразить:

— Это не смешно.

— Но он действительно сам виноват. Да и все это только досужая болтовня. Вы не должны принимать участие в схватке, леди, если рядом нахожусь я. Мне нет дела до того, что вы считаете себя отличным стрелком…

— Я знаю, что не промахнусь, — сказала Касси. Тон его смягчился: вероятно, он просто проявил снисходительность.

— Стрельба по мишеням — это одно. Поединок с человеком, который собирается убить вас, — совсем другое дело, Касси. И вам не стоит постигать разницу на собственном опыте.

— Возможно, вы правы, — согласилась она. — Но вы не хотите понять мою точку зрения. Не стоило убивать Рафферти. Вполне достаточно было бы только ранить его…

— Вот результат намерения всего лишь ранить противника, — прервал он ее, тыча пальцем в шрам на своей челюсти. — Тот парень поправился и стал мне мстить. Он хотел убить меня, но побоялся схватиться со мной лицом к лицу, поэтому напал сзади. И я остался жив только потому, что с ножом он обращался так же неумело, как и с револьвером. Вот почему я теперь бью только наповал.

— Да, вы правы.

— Неужели?

Касси смутилась:

— Не смотрите на меня так. Просто ваши слова напомнили мне рассказы о перестрелках, в которых один из участников получает ранение, а спустя несколько дней его противника находят в кустах с пулей в спине. Я не утверждаю, что такое случается сплошь и рядом, но все же так бывает довольно часто — во всяком случае, ваши слова похожи на правду.

— Итак, что здесь произошло?

Касси обернулась и увидела шерифа, пробиравшегося сквозь толпу: люди уже собрались поглазеть на убитого, но в то же время старались держаться подальше от участников перестрелки.

Френк Хинлей был невысоким мужчиной, чуть повыше Касси. Он носил сапоги с высокими, дюйма в три, каблуками, что не очень-то помогало увеличить рост, и отличался твердостью характера, что, напротив, очень помогало в его работе. Френк умел произвести должное впечатление даже на тех, кто был гораздо выше его ростом, и поэтому считался хорошим шерифом — вернее, считался бы, если бы видел разницу между семейными делами и служебными.

Вот и сейчас, едва он бросил взгляд на Слэйтера, Касси поняла, что это тот самый случай, когда семейные дела выступают у него на первый план.

— Ага, я знаю этого человека. Это работник… — Френк запнулся и, прищурившись, посмотрел на Ангела. — Вам придется пройти со мной в участок, мистер.

Касси едва удержалась от того, чтобы не бросить ему:

"Не дождетесь!» Но все же взяла себя в руки и, сделав шаг вперед, холодно проговорила:

— Вряд ли это так уж необходимо, шериф. Спросите у этих людей. Кое-кто из них наверняка видел, как Слэйтер пытался выстрелить этому человеку в спину. Видела и я, поэтому в плече у него сидит и моя пуля. Кстати, Слэйтер больше не работает у вашей тетушки. Ваш племянник Бак вчера утром выгнал его.

Шериф тотчас изменился в лице, и Касси поняла, что ее сообщение совершенно изменило отношение Френка к убитому. Она нисколько не сомневалась, что Ангела, хотя он ни в чем не виновен, арестовали бы, если бы Слэйтер по-прежнему являлся работником Кэтлинов. Дело могло бы дойти до сфальсифицированного обвинения, суда и виселицы, если бы того потребовала от своего племянника Дороти Кэтлин — столь непререкаем был ее авторитет в этой связанной крепкими узами семейке. Но Касси все же не считала вдову Кэтлин настолько вероломной — не позволила бы Дороти арестовать Ангела лишь за то, что он оборонялся. Более того, справедливость была этой женщине дороже всего.

С огромным облегчением услышала Касси слова Френка:

— Поверю вам на слово, мисс Стюарт. Он с вами, не так ли?

На этот раз ложь далась ей куда легче:

— Он мой жених.

Шериф поразился:

— А я думал, что это Морган… ладно, не имеет значения. Просто не позволяйте этому типу появляться в городе. Перестрелки только тревожат людей, а мне приходится составлять кучу бумаг — терпеть не могу писанины.

Касси кивнула и взяла Ангела под руку, чтобы увести с места происшествия, пока Френк не передумал. Ангел не произнес ни слова, пока они не подошли к своим лошадям. И тут, помогая Касси забраться в седло, он задумчиво проговорил:

— У меня такое чувство, что вы набросились бы на этого шерифа, не оставь он нас в покое.

Касси едва заметно покраснела. Судя по его тону. Ангел был не в восторге от ее действий, поэтому она, потупившись, сказала:

— Не понимаю, что вы имеете в виду. Запрыгнув в седло, он негромко хмыкнул:

— Вы делаете успехи — порой ваша ложь звучит довольно убедительно.


Глава 14 | Ангел | Глава 16