home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17


Касси разбудил чей-то свист. Несколько секунд потребовалось ей, чтобы понять, что это монотонное насвистывание доносится из-за двери ее комнаты или откуда-то поблизости. Не надо было долго ломать голову, чтобы понять, кто мог издавать эти весьма немелодичные звуки. Но ее одолевало любопытство — с чего это вдруг Ангел так расшумелся.

Даже не взглянув на часы, стоявшие на бюро, Касси поняла, что уже полночь или около того. Она легла довольно поздно, с беспокойством дожидаясь возвращения Ангела, потому что он сообщил ей, куда направляется. Он поехал в город в субботний вечер, в тот единственный вечер, когда во всех салунах развлекаются местные ковбои, а значит, какие-нибудь неприятности гарантированы. Почему мужчины так любят нарываться на неприятности?

Воображение рисовало перед ней страшные картины. В этот вечер могло произойти что угодно. Разумеется, перестрелка и еще одна смерть будут исключительно на ее совести, потому что Ангел не появился бы в этих краях, не попроси она в письме Льюиса Пикенса о помощи. Касси представила, как Ангела бросают в тюрьму, как она просит Френка отпустить его и, не преуспев в этом, сама вызволяет из заточения и помогает скрыться от властей. И это тоже ложится тяжким бременем на ее совесть, потому что она не сумела самостоятельно справиться с несколькими упрямыми техасцами.

Даже странно, что она еще может спать, размышляла Касси, окончательно просыпаясь, но все же не выбираясь из теплой постели. Она прислушалась, ожидая, когда же наступит тишина — признак того, что он наконец нашел свою кровать. Вчера она предупредила Ангела, чтобы он не свистел, находясь в доме. В первый раз за четыре дня, прошедших с тех пор, как ее гость перебрался под одну с ней крышу, он позволил себе подобную вольность. Обычно ей приходилось напрягать слух, чтобы уловить какие-нибудь звуки, доносящиеся из его комнаты.

Но в следующее мгновение она услышала глухой удар, как если бы кто-то упал на пол. Касси вскочила с постели и распахнула дверь в коридор. На пороге, однако, она застыла на месте, увидев перед собой Ангела. Он, к ее удивлению, стоял, хотя и весьма неустойчиво. Света лампы, которую она, не погасив, оставила в зале, было достаточно, чтобы увидеть: Ангел стоит упершись лбом в дверь; ноги же его находятся под таким странным углом по отношению к туловищу, что в любой момент могут разъехаться в стороны. И при этом он еще насвистывает!

Понятно, что Касси разозлилась:

— Что с вами происходит?

Голова его на мгновение отделилась от двери и тут же снова вернулась на прежнее место.

— Не могу открыть дверь.

— Вы потеряли ключ?

— Не заперто. Она нахмурилась:

— Тогда почему бы вам просто не отворить ее?

— Рука слишком распухла — не могу повернуть ручку.

— Обе руки?

— Нет.

— Тогда почему бы вам не сделать это другой рукой?

— Не додумался. Спасибо за совет.

Только сейчас Касси поняла, что он пьян, ужасно пьян. Она поджала губы — ей очень не хотелось иметь дело с пьяным Ангелом. Следовало тут же скрыться в своей комнате и предоставить ему ползком добираться до своей кровати или остаться здесь. Но в этот момент он повернулся, и Касси увидела его лицо.

Она ахнула:

— Что с вами случилось?

Один глаз у него заплыл так, что не открывался. К щеке прилипла содранная полоска кожи, рядом красовались несколько ссадин. Из носа текли две тоненькие струйки крови. Потом она увидела зажатую в его руке распечатанную бутылку виски и кровь на четырех пальцах. Пальцы эти ужасно распухли, причем то были пальцы правой руки, в которой он обычно держал револьвер.

Он таращил единственный уцелевший глаз, но, похоже, не мог отыскать ее своим остекленевшим взглядом; скорее всего он ориентировался на голос.

— Побеседовал с вашим обожателем.

— Каким обожателем?

— Морганом.

Касси покраснела. Она предпочла бы, чтобы Ангел не прознал про то, что Морган пытался ухаживать за ней. Но, на счастье. Ангел не обратил на ее реакцию никакого внимания. Он попытался повернуть дверную ручку левой рукой. На этот раз дверь открылась, но так как он все еще опирался на нее всем телом, то потерял опору и ничком рухнул на пол.

Касси вздохнула, глядя на его лежавшие поперек порога ноги. Она уже поняла, что не стоит бояться пьяного Ангела. Было очевидно, что он совершенно безопасен. Более того, было столь же очевидно, что он нуждается в помощи.

Войдя в комнату, Касси увидела, что Ангел растянулся на полу, подложив руки под голову. Каким-то загадочным образом при падении не пролилось ни капли виски; он по-прежнему сжимал бутылку в руке.

"Не оставить ли его там, где он лежит, разве что снять с него сапоги и накрыть одеялом?» — промелькнула у нее мысль. Но она не могла так поступить. И без того ему здорово досталось. Ночь, проведенная на холодном полу, вряд ли пошла бы ему на пользу. Так что Касси пришлось изрядно попотеть: громко проклиная пьяницу, она перекатывала его по полу, тащила за руки, за ноги… В конце концов ей удалось положить его на кровать. При этом он даже толком не проснулся. Решив воспользоваться тем, что он отключился, Касси принесла воды, чистой марли и принялась обмывать его лицо.

Лицо Ангела представляло собой довольно грустное зрелище. Ей стало интересно, кто же затеял драку и в каком состоянии теперь Морган. Но наибольшее недоумение вызывал вопрос: почему Ангел позволил втянуть себя в драку, если взял с собой револьвер? Такое поведение было ему совершенно несвойственно.

— У тебя такие нежные пальцы, милая. Касси вздрогнула, отдернув руку от его лица. Эти слова Ангел произнес, не открывая глаз. По всей видимости, он толком не проснулся и вряд ли понимал, с кем он разговаривает. И все же его слова — то, что он назвал ее «милой» — взволновали ее.

— Ни разу не мог сказать такого другим женщинам, которым доводилось меня «штопать», — продолжал Ангел, по-прежнему не открывая глаз.

Касси не хотела его перебивать — он нисколько не мешал ей, но ее одолевало любопытство.

— И многим женщинам приходилось вас «штопать»? — решилась все-таки спросить она.

— Джесси Соммерс, например. Услышав это имя, Касси насторожилась.

— В самом деле, вспоминаю: мне как-то говорили, что некие конокрады подстрелили вас на ее землях. Вы были тогда серьезно ранены?

— Довольно серьезно.

— Тогда, наверное, вам, скорее, запомнились раны, а не то, как их лечили.

— Возможно… и все же мне достаточно двух пальцев, чтобы сосчитать женщин, столь нежных, как вы… и один палец уже был использован.

При этих словах она улыбнулась:

— Вы пытаетесь мне льстить. Ангел? Он с трудом приоткрыл один глаз:

— Сработало?

— К чему вы клоните?

— Хочу, чтобы вы легли рядом со мной. Хочу забыться в ваших нежных объятиях.

Она приоткрыла рот от удивления. Но тут же овладела собой.

— Вам лучше обратиться к доктору, — холодно проговорила Касси, уязвленная тем, что он мог предложить ей подобное.

"Должно быть, он просто здорово пьян… черт побери, наверное, так пьян, что просто не понимает, какую чушь несет».

Она все еще раздумывала над его словами, когда он продолжил:

— Никакой доктор не сможет вылечить то, что у меня болит сейчас, — разве что женщина-доктор.

— Во всей округе только один врач — мужчина, так что я искренне советую вам попытаться заснуть.

— Вы уверены, что не хотите приласкать меня перед сном?

— Совершенно уверена.

— Вам может это понравиться, Касси.

Она всплеснула руками. Значит, он прекрасно понимал, что за ним ухаживает именно она! Это открытие произвело на нее удивительное впечатление. Она даже на секунду задумалась над его словами. Что плохого может случиться от того, что она ляжет рядом с ним? Этот человек сейчас совершенно не способен ни на что дурное — он только согреется в ее объятиях и, возможно, сделает еще несколько нескромных замечаний… Да она просто рехнулась!..

Касси вскочила на ноги и поспешно вышла на балкон, где разложила на ветру влажную ткань, чтобы приложить к его подбитому глазу холодный компресс. Ангел за ее спиной шумно вздохнул — даже мертвецки пьяный, он думал о ней.

Сегодня на ней была такая же белая хлопчатобумажная ночная сорочка, как и предыдущей ночью, сорочка с длинными рукавами, отделанными кружевами на запястьях, с кружевной оторочкой на высоком, стойкой, воротнике с завязками. Эта сорочка, не разорванная спереди, скрывала очертания ее фигуры. Ничто в ней не могло навести мужчину на недостойные мысли, разве только сам факт, что на ней больше ничего нет, но для Ангела в его нынешнем состоянии это вряд ли могло иметь значение.

Боже, как ему нравилось смотреть на нее, стоящую на балконе с распущенными волосами. Ее волосы ниспадали на плечи густой каштановой волной, они казались такими мягкими, что ему до боли захотелось зарыться в них лицом. Трудно предположить, что она поднялась с постели ради него. Сегодняшней ночью она была чопорной и «правильной» мисс Кассандрой, хотя порой бросала на него страстные взгляды. Наверное, это виски заставляло его видеть то, что ему хотелось видеть, а не то, что было на самом деле.

Вернувшись с балкона, Касси подошла к нему и решительно произнесла:

— Компресс должен уменьшить опухоль. Несмотря на всю свою чопорность, она заботливо, с нежностью приложила холодную ткань к его разбитому глазу. Ангел неожиданно взял ее за руку:

— Поцелуйте меня на ночь, чтобы я уснул.

— А я совершенно не уверена, что вы плохо спите. Наверное, вы видите сны, которых утром просто не можете вспомнить.

— Тогда сделайте этот сон прекрасным, милая. На мгновение ему показалось, что она согласна исполнить его просьбу, потому что ее взгляд остановился на его губах. Но Касси тут же отдернула руку, и он рухнул на постель, ощущая боль во всем избитом теле.

— Вы ведете себя совершенно неприлично, — сказала она, направляясь к двери.

— Мне это простительно. Во всяком случае, после того, как ваш обожатель пытался убить меня голыми руками — убить только потому, что вы выдали меня за своего жениха.

— Доброй ночи. Ангел.

— Ах, какой чудесной она могла бы быть, — пробурчал он.


Глава 16 | Ангел | Глава 18