home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22


Еще одним потрясением для Касси стало то, что, проснувшись, она увидела в своей постели мужчину — при других обстоятельствах она ни о чем подобном не посмела бы и подумать. Но поскольку все обернулось именно так, ей пришлось ломать голову над вопросом: следует ли ей встать или снова заснуть — в надежде, что, когда она снова проснется, Ангел уже покинет ее постель? Разумеется, она не смогла бы снова заснуть — ведь реальность так грубо вмешалась в ее жизнь. Эта реальность предстала нынешним утром в весьма неприглядном свете. Накануне вечером Касси несколько иначе относилась к своему «замужеству», теперь же ее охватила жажда мести.

Итак, она замужем… И не по своей воле — нет, ее желания не принимались в расчет. Но она все же получила свою первую брачную ночь. И та же Дженни сочла бы такую ночь совершенно законной, замечательной. По правде говоря, «замечательной» — слишком слабо сказано, чтобы описать те восторги плоти, которые ей подарил Ангел. Но это больше не должно повториться, во всяком случае с Ангелом. Да и произошло все только по недоразумению…

Действительно, какая нелепость… Она убедила себя в том, что он непременно пустится в погоню за Маккейли, желая пролить их кровь. Но, как оказалось, Ангел не был на них в обиде за то, что они учинили. Нет, он обратил свой гнев именно на нее, именно на нее обрушил свою месть. Ведь это для него так свойственно — вершить справедливость. Почему ей тогда не пришло в голову задуматься о том, как он намерен поступить? В конце концов, если бы Ангел хоть намекнул или поцеловал ее, она, возможно, поняла бы, что он воспринимает этот вынужденный брак более чем серьезно.

Касси задумалась: догадывается ли ее супруг о том, что она получила этой ночью такое наслаждение? Возможно, что и не догадывается. Или, может быть, это не имеет для него никакого значения, так как он намерен идти до конца в своем желании отомстить ей и потребовать развода. Он, видимо, решил нанести ее репутации непоправимый урон. Хотя сейчас все больше браков заканчивается разводами, такой исход по-прежнему считается чем-то скандальным, и, если она, Касси, когда-нибудь задумает выйти замуж по-настоящему, остается только надеяться, что к тому времени все забудут про ее развод. Ни одному порядочному мужчине не придет в голову жениться на разведенной женщине.

Размышляя обо всем случившемся, она поняла, что Ангел сыграл с ней на редкость злую шутку. Неужели она действительно заслужила это? Касси так не считала. Впрочем, признание брака недействительным спасло бы ее репутацию. Ангелу чертовски повезло, что она не мстительна по натуре, иначе пошла бы еще дальше и вообще не стала бы разводиться с ним. Стоило бы проучить его таким образом. Но она не могла с ним так поступить, поскольку во всем происшедшем не было его вины.

И тут он наконец зашевелился, отвлекая ее от грустных мыслей. Ангел спал на животе, отвернувшись от нее. Касси видела только его руку и ничем не прикрытые плечи. Ночью они забрались под одеяла, но теперь он лежал перед ней наполовину обнаженный. Впрочем, как и она сама. После нынешней ночи это обстоятельство не должно было бы вгонять ее в краску, но Касси все же покраснела — отчасти потому, что она поняла: ее одолевает любопытство. Ночью ей не удалось как следует рассмотреть его. И она вынуждена была признать, что ей хотелось бы сделать это сейчас. Но Касси все же не осмеливалась отбросить одеяла. Кроме всего прочего, она не желала начинать разговор, лежа с ним в одной постели. Это лишило бы ее тех немногих преимуществ, которые еще остались, решила Касси. Но если бы ей удалось набросить на себя хоть какую-нибудь одежду, прежде чем Ангел проснется, то она обрела бы некоторую уверенность в себе.

Она приподнялась, осторожно села в постели и вдруг заметила хвост Марабеллы, шевелившийся на полу. Ей тут же смутно вспомнилось, как поздно ночью пантера скреблась в дверь, просясь в комнату. Касси пришлось встать, чтобы впустить ее, а потом она снова заснула. Видимо, это не разбудило Ангела, иначе его уже не было бы здесь.

Следует выдворить Марабеллу из комнаты до того, как он проснется. Если, проснувшись. Ангел увидит пантеру, то с уверенностью можно сказать, что его настроение будет основательно испорчено — в этом Касси не сомневалась. И все-таки она не стала выпроваживать свою любимицу — лишь лукаво улыбнулась своим мыслям.

Возможно, ей следует отомстить ему хотя бы таким образом. В конце концов, у Марабеллы куда больше прав находиться в этой комнате, чем у человека, который вскоре станет ее бывшим мужем. Да и чего ради беспокоиться о том, в каком настроении он встретит день? Это он должен думать о ее настроении после того, что проделал — взял ее только для того, чтобы отомстить. Конечно, он не чудовище, но все же это послужит ей уроком: нельзя ни в чем доверять человеку, который зарабатывает себе на жизнь, убивая других.

Она не станет выгонять из комнаты свою любимицу. Скорее уж выгонит мужа. Решив все же одеться, Касси осторожно выбралась из-под одеял и на цыпочках направилась к гардеробу. Добравшись до него, едва не лишилась чувств от страха. Она и представить себе не могла, что половицы так ужасно скрипят под ногами. И почему она никогда не замечала, что петли шкафа требуют смазки? Касси наделала столько шуму, что могла бы разбудить и мертвеца; бросив взгляд через плечо, она лишний раз убедилась в том, что Ангела ни в коем случае нельзя считать покойником. Скрип первой же половицы заставил его открыть глаза, он уставился на ее обнаженную спину. Касси смутилась и покраснела.

— Закройте глаза, — пробормотала она.

— И не подумаю, — ухмыльнулся Ангел. — Чертовски приятнее зрелище при пробуждении, моя милая. Может, ты повернешься? Чтобы я получше тебя рассмотрел…

— Почему бы вам не отправиться ко всем чертям? — отозвалась Касси. Она схватила первую попавшуюся под руку вещь — пышную нижнюю юбку — и стала поспешно одеваться.

— Разве сначала надевают не панталоны? В его голосе звучала насмешка — она готова была поклясться в этом.

— Лучше заткнулись бы. Ангел.

— Но ведь ты спустишь ее пониже, не правда ли? Она прижала руки к груди, придерживая юбку, так что по крайней мере часть ее тела оказалась прикрытой.

— Ни за что на свете!

До нее донесся вздох разочарования. Стиснув зубы, она стала надевать нижнюю рубашку. Но спустя несколько секунд вдруг поняла, что ей не удастся натянуть ее на пышную нижнюю юбку.

— Ты заходишь слишком далеко в своей скромности, Касси. Ведь ты стоишь ко мне спиной. Не стесняйся и сними ее.

Ангел явно имел в виду нижнюю юбку. Касси почувствовала себя идиоткой. Ей оставалось лишь раздеться перед ним. Что ж, по крайней мере ее спина прикрыта длинными волосами. Касси с отчаянной решимостью стащила с себя нижнюю юбку и натянула рубашку, плотно облегающую тело. Потянувшись к шкафу за остальной одеждой, она вдруг заметила отражение Ангела в большом трюмо, стоявшем наискосок от шкафа. Но он смотрел не на нее, а в зеркало и, следовательно, видел ее спереди, ведь она-то его прекрасно видела…

Резко повернувшись, она окинула его гневным взглядом:

— Вы негодяй…

— Да из-за чего ты так кипятишься? — удивился Ангел. — Теперь у меня есть законное право смотреть на тебя.

— Ничего подобного! Чем скорее мы разведемся, тем лучше для меня.

Он разговаривал с ней, опершись на локоть. Но, услышав ее слова о разводе, снова рухнул на постель и уставился в потолок. Касси решила, что она добилась своей цели.

Воспользовавшись паузой в разговоре, она быстро оделась, все еще кипя от гнева. Его права! Он осмеливается говорить о своих правах, хотя прекрасно знает, что их брак совершенно незаконен — или был бы незаконен, если бы не минувшая ночь…

Касси замерла, ошеломленная, сообразив, что Ангел все-таки прав. Он сделал этот брак законным, разделив с ней ложе, так что их союз остается совершенно законным до тех пор, пока они не подпишут свидетельство о разводе. Да, да, с точки зрения закона он и в самом деле обладал определенными правами на нее.

Но ей плевать на закон! Ангел явился к ней в комнату без приглашения. Он перешел все границы благопристойности. И поэтому у него нет никаких прав на нее. Если потребуется, она будет отстаивать свою свободу с оружием в руках.

— Касси!

Панические нотки в его голосе заставили ее резко обернуться; все мысли о благопристойности были тотчас же забыты. Причина же его смятения обнаружилась с первого взгляда.

Внимание Марабеллы привлекло шевеление одеял, прикрывавших ноги Ангела. Пантера оперлась о постель передними лапами, чтобы получше рассмотреть происходящее, и теперь терлась мордой о «купол», образованный из одеял ногами Ангела. Множество раз Касси, просыпаясь по утрам, наблюдала подобную картину. Только теперь внимание ее любимицы было привлечено не к ее ногам, а к ногам Ангела. Неужели Марабелла не заметила разницы?

— Как она здесь оказалась?

Он произнес это шепотом, не смея пошевелиться. Но Касси уже поняла, что оснований для беспокойства нет, а открывшаяся перед ней картина так ее развеселила, что она не сочла нужным спешить на помощь Ангелу.

— Я смутно припоминаю, что рано утром впустила ее в комнату, когда она принялась скрестись под дверью, — ответила Касси с деланным безразличием. — В конце концов, ей было позволено спать со мной.

Ангел решил не принимать близко к сердцу эту реплику.

— Выгони ее отсюда.

— И не подумаю. Прошедшей ночью вы сделали меня вашей законной женой. Будучи вашей невестой, я готова была повиноваться вам. Но жена повиноваться не желает.

— Касси., . — начал он с явной угрозой, но закончил едва ли не с мольбой:

— Она же грызет мне ногу!..

— Нет, не грызет. Просто точит зубы. Я же вам говорила, что ей это очень нравится.

— Тогда останови ее.

Касси вздохнула и, подойдя к кровати, погладила Марабеллу по спине.

— Право, Ангел, вы провели в ее обществе достаточно времени, чтобы понять, что она совершенно безобидное существо.

Он по-прежнему не сводил взгляда с пантеры и не смел шевельнуться.

— Я ничего не знаю про пантер. Одно дело — оружие. Я привык иметь дело с оружием. Но при мысли о том, что эта кошка хочет пообедать мной…

— Марабелла не любит сырого мяса. Она предпочитает вареное, хотя гораздо больше любит печенье и оладьи.

— Печенье? — изумился Ангел.

— И оладьи.

Он бросил на Касси быстрый взгляд, явно свидетельствовавший о том, что он считает ее сумасшедшей. Потом снова уставился на пантеру. Несколько секунд Ангел напряженно о чем-то размышлял — уж не об оладьях ли? Затем принялся осторожно убирать ноги подальше от урчащей Марабеллы. Поскольку кошка смотрела на его действия, ничего при этом не предпринимая, он осмелел настолько, что спрыгнул с кровати.

Касси совершенно этого не ожидала. Глаза ее округлились. У нее перехватило дыхание. Но ей даже в голову не пришло отвести взгляд от Ангела. Господь наградил его великолепным телом — грациозным и сильным одновременно, — совсем как у Марабеллы. Она успела заметить несколько шрамов — следы пулевых ранений, а игра мускулов под тонкой кожей завораживала ее. Широкие плечи, плоский живот, длинные ноги — он как раз натягивал на них штаны. И был очень зол. Это чувствовалось в каждом его движении. И причиной его скверного настроения была она, Касси.

О чем он тут же и сообщил:

— По-моему, довольно неудачная шутка… Она прекрасно поняла, что он имеет в виду ее отказ выгнать из комнаты Марабеллу.

— То же самое я могу сказать и про ваше поведение.

— Миледи, когда я свожу с кем-нибудь счеты, это обычно заканчивается плохо. Не для меня, разумеется…

Касси присела на постель, стараясь не смотреть на Ангела.

— Я знаю, — проговорила она вполголоса. В следующее мгновение он подошел к ней вплотную, навис над ней, хотя Марабелла по-прежнему находилась рядом — терлась о правую ногу Касси. Ангел еще не успел надеть рубашку. Даже штаны не застегнул — они едва держались у него на бедрах. Увидев его обнаженное тело всего в нескольких дюймах от своего лица, Касси почувствовала сумасшедшее желание податься вперед и прижаться губами к нему.

— Прошлой ночью не было никакого «сведения счетов», Касси. Искушение оказалось для меня слишком велико, вот я и не устоял… А ты прости меня за случившееся. Но все же, если честно, я чертовски рад, что осмелился на это.

Она не ожидала, что Ангел снизойдет до объяснений. Впрочем, он вполне мог и не тратить попусту слов, она все равно ему не поверила, разве что приняла к сведению его слова о том, что в глубине души он не жалеет о случившемся. Да и с какой стати ему об этом жалеть? Ведь ему-то это ничего не стоило и уж наверняка не портило его репутацию.

Касси, потупившись, молчала. Но вся напряглась, когда рука Ангела приблизилась к ее лицу. Однако ладонь его так и не прикоснулась к ее щеке — рука застыла в воздухе и медленно опустилась. Так почему же ей вдруг захотелось расплакаться?

Касси все же не расплакалась. Она внезапно поднялась с постели.

— Обуйтесь и оставьте меня одну, — бросила она через плечо, направляясь к секретеру.

Выдвинув ящик, она вытащила оттуда револьвер Ангела.

— Думаю, вам понадобится эта штука.

Резко повернувшись, Касси бросила ему оружие.

— Ведь вы никогда не знаете, когда именно вам придется кого-нибудь пристрелить.

Поймав на лету револьвер, он замер, пристально глядя на Касси. Лицо его менялось, становилось все жестче и жестче.

— Да, об этом никогда не знаешь заранее. Касси вся сжалась. Сейчас перед ней стоял суровый и непредсказуемый человек, пожалуй даже, иногда безжалостный и бессердечный. И в этом виновата она сама, ее холодность по отношению к нему. Впрочем, так даже лучше… Такой Ангел был гораздо привычнее, чем тот, который минуту назад не посмел коснуться ее щеки.


Глава 21 | Ангел | Глава 23