home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24


Открыв глаза, Касси поняла, что это был вовсе не сон. Ангел снова появился в ее комнате. Только на сей раз он пришел по-настоящему поздно. Она уже заснула. Но, к сожалению, ненадолго.

Ее разбудил его поцелуй, тяжесть его тела и хриплый голос.

— Мы пока не в разводе, милая, — проговорил он.

И это была чистейшая правда. Развестись им только предстоит, но сейчас они муж и жена. И пока можно позволять Ангелу осуществлять его временные супружеские права. По крайней мере ночью она была не против… Теперь ей не хотелось думать об этом. Но яркие лучи утреннего солнца, похоже, высветили истинную суть вещей; тусклый же огонек ночника не способствовал ясности мышления.

Касси не жалела о том, что он пришел к ней, нет, не жалела. Но она не могла допустить, чтобы он и в дальнейшем к ней являлся. И все же… Ведь он проведет здесь еще несколько дней, не более. И если не думать ни о чем, она отдала бы все на свете — только бы проводить каждую оставшуюся у них минуту в его объятиях.

Но та же Дженни первая сказала бы ей, что требуется не так много времени, чтобы забеременеть. И как бы ни хотелось Касси завести ребенка, она вовсе не жаждала оказаться на месте Дженни — разведенной женщины, ждущей ребенка.

Сказать по правде, если бы дошло до такого, то она не стала бы слушать ничьих советов и не подписала бы прошение о разводе. Разумеется, кардинально это ничего не изменило бы. Ангелу нужна была свобода. И он жаждал вернуть ее себе. Такая мелочь, как бумага, объявляющая его законным мужем, не может удержать дома.

— Такие серьезные мысли в такую рань? Повернув голову, Касси поймала взгляд черных глаз. Она думала, что он еще спит, поэтому даже не попыталась отстранить руку, обнимавшую ее. Сейчас эта рука шевельнулась и попыталась разгладить складки у нее на лбу.

— Я хочу дать тебе повод для более приятных мыслей, — добавил он, наклоняясь к ней.

Она чувствовала: ей хочется, чтобы Ангел поцеловал ее. Он был так прекрасен — со спутавшимися волосами, с еще сонным взором, с чувственной улыбкой на губах. Его неутомимость в любви породила в ней множество новых ощущений. Еще один раз… Неужели это приведет…

Ее рука в последний момент уперлась ему в грудь, останавливая его. Но в душе Касси очень об этом пожалела. Хотя и нахмурилась, давая ему понять, что настроена весьма решительно.

— Мне приходилось слышать, что от этого бывают дети, — проговорила она как можно спокойнее. — Ты хочешь оставить меня одну с ребенком, когда уедешь отсюда?

Какое-то время он молчал. Потом снова улегся рядом с ней и, уставившись в потолок, пробормотал:

— Ты никогда не занималась боксом?

— Вполне уместный вопрос.

— Да, знаю, — вздохнул он. — И отвечаю: нет, я не собираюсь оставлять тебя с ребенком. Если честно, мне никогда не приходилось думать о таких вещах, во всяком случае, когда я имел дело с женщинами, с которыми обычно…

Он не договорил, но она поняла, что он имеет в виду. Ангел привык иметь дело с продажными женщинами, а в таких случаях мужчины абсолютно уверены: их подруги прекрасно знают, как предотвратить нежелательные последствия такой любви. Эти женщины, действительно разбирались в подобных вещах, иначе не могли бы заниматься своим ремеслом.

Он вдруг приподнялся и снова склонился над ней, однако не касался ее, а лишь смотрел на Касси с любопытством.

— А ты хочешь иметь ребенка? Глаза ее округлились.

— Что за вопрос? — изумилась она.

— Вполне законный.

— Ничего я не хочу, — пробурчала она, приподнимаясь и плотно кутаясь в одеяло. — Прежде чем заводить детей, следует обзавестись настоящим мужем, который будет помогать растить их. Тогда можно иметь множество детей, но не раньше.

В тоне, которым были произнесены эти слова, явственно прозвучала обида. Она не смогла скрыть ее, потому что была уверена: теперь ей уже нечего надеяться на замужество. Он же понял ее слова по-своему, решил, что она не признает его своим мужем и даже не считает возможным рассматривать его в таком качестве.

Он встал с кровати и начал одеваться. Но на этот раз Касси не смотрела на него. Сидя в постели и обхватив руками колени, она повернулась в другую сторону, чтобы не поддаться искушению и не взглянуть на Ангела. Она уже ругала себя за вырвавшиеся у нее слова, — но что еще она могла ему сказать? Только то, что не хочет от него ребенка. Но почему он задал этот вопрос?

— Надо будет пристрелить этого мерзавца, старика Маккейли, как только представится такая возможность, — пробормотал Ангел вполголоса.

Касси вздрогнула и взглянула на него. Ангел уже оделся и теперь застегивал пряжку ремня, на котором висела кобура с револьвером.

— Неостроумно, — прокомментировала она.

— Я не собираюсь шутить! — бросил он в ответ.

— Понятия не имею, что ты собираешься делать, но ты не посмеешь убить Маккейли. Он же не укладывал тебя ко мне в постель. Ангел.

— Нет, он просто… догадался о моей единственной слабости. А иначе почему, по-твоему, он так забавлялся?

— Про какую слабость ты говоришь?

Но ответить на ее вопрос он не успел. Звякнула дверная щеколда, и дверь в комнату стала открываться. Ангел резко обернулся на этот звук и одновременно выхватил из кобуры револьвер. Так что слова приветствия, которые собирался произнести Чарльз Стюарт, замерли у достойного джентльмена на устах.

Касси воскликнула:

— Папа!

Заметив испуг на ее лице, Ангел спросил:

— Полагаю, его мне тоже нельзя пристрелить? Он произнес эти слова почти шепотом, но Касси, боясь, что отец все-таки услышал их, поспешно проговорила:

— Он шутит, папа. Он хотел сказать совсем не это.

Ангел едва удержался, чтобы не сказать: «Я вовсе не шучу», но все же сунул револьвер обратно в кобуру. Как ни странно, но разговоры с «женой» часто приводили его в такое состояние, что у него не возникало желания стрелять в первого встречного. К сожалению, человек, вошедший в комнату, был не Маккейли, а Чарльз Стюарт, значит, следовало вести себя совсем по-другому.

Чарльз оказался моложе, чем представлялось Ангелу, скорее всего ему едва перевалило за сорок. Цветом и блеском его шевелюра напоминала волосы Касси, глаза были карие, нос чуть кривой, конечно же был когда-то сломан. Мистер Стюарт опирался на трость, все еще заметно прихрамывая, из-за чего казался одного роста с Ангелом, хотя на самом деле был на дюйм или на два выше.

Ее отец.

Ангелу никогда еще не приходилось иметь дело с разъяренным папашей. А этот человек был к тому же отцом Касси, поэтому Ангел не мог пристрелить его, не мог выгнать вон, не мог схватиться с ним. Черт побери, эта история становится все интереснее.

Чарльз изрядно устал, нога его побаливала, но, даже обладая вспыльчивым характером, он никогда не терял выдержки, имея дело с дочерью. Во всяком случае, сейчас он не стал выказывать свой гнев.

— Касси, что этот человек делает в твоей спальне? Мельком взглянув на Ангела, Касси заметила, что тот готов пустить в ход оружие, но это не слишком ее беспокоило, так как она всецело была занята мыслями о том, как все происходящее видится отцу — дочь, лежащая в постели, едва прикрыта одеялом, а ее ночная сорочка брошена на пол. Что касается Ангела, то его одежда была в полнейшем беспорядке: черная рубашка кое-как заправлена в штаны, но не застегнута, к тому же он так и не успел надеть сапоги. Не так-то просто объяснить все происходящее отцу, думала Касси, заливаясь румянцем.

— Совсем не то, что ты думаешь, папа. Ну, может быть, и то, но… мы муж и жена… по крайней мере в данный момент… О Господи, за это время столько всего произошло!

— По-видимому, — кивнул Чарльз. И тотчас же спросил:

— Жена? Черт побери, неужели я отсутствовал так долго? И ты не могла меня дождаться?

— Я пыталась втолковать это Маккейли-старшему, но он не захотел ничего слушать. Чарльз посмотрел на Ангела:

— Так вы тоже из этой семейки?

— Нет, сэр. Меня зовут Ангел.

— Ангел — чего?

— Просто Ангел.

— Так что ты теперь миссис Ангел, Касси?

— Думаю, да, либо… — Внезапно побледнев, она повернулась к Ангелу. — Они могли воспользоваться фамилией Браун. Ты видел, какая фамилия вписана в свидетельство о браке?

— При стольких свидетелях фамилия уже не имеет никакого значения. Все было совершенно законно, что бы ты ни говорила.

Чарльз переводил взгляд с дочери на Ангела, наконец пристально посмотрел на Касси:

— Но если его зовут Ангел, то какое отношение имеет ко всему этому Маккейли-старший?

— Наш брак — его идея, — объяснила Касси. — Если честно, он… заставил нас обвенчаться под дулом револьвера. — Она тяжко вздохнула. — Следовало бы рассказать тебе все по порядку, папа. Может, ты спустишься вниз? Я, как только оденусь, присоединюсь к тебе.

Чарльз какое-то время молчал. Потом в упор посмотрел на Ангела:

— Вы идете?

Снова воцарилось тягостное молчание. Ангел, рассудив наконец, что будет хуже, если он откажется, решил воспользоваться шансом, который отец Касси пока еще предоставлял «мужу».

— Да, через минуту, — кивнул он. Чарльз чуть помедлил, потом вышел из комнаты. Ангел тут же перевел взгляд на Касси, и они несколько мгновении смотрели друг другу прямо в глаза, прекрасно понимая, что время, отпущенное им, истекло. Наконец она отвела взгляд и сказала:

— Ему это тоже придется не по вкусу, но он ничего не сможет поделать. Да и не захочет. Отец не склонен к насилию. Если бы про это узнала моя мать, она бы отправилась прямиком к Маккейли-старшему и изрубила бы его на мелкие кусочки, но папа вряд ли так поступит.

Ангел принял ее слова к сведению. Она знала своих родителей лучше, чем он.

— Погоди заполнять бумаги для развода, Касси, пока не придешь к какому-нибудь определенному решению.

Он сказал это так, словно не видел только что ее отца. Они просто продолжили обсуждение той самой проблемы, о которой говорили до появления Чарльза Стюарта.

— Я ничего не стану предпринимать, пока не вернусь домой, — заверила Ангела Касси.

— Но ты дашь мне знать?

— Когда получишь все документы о разводе, тогда и узнаешь, — сказала она, глядя в сторону.

— Что ж, откровенный ответ. Она снова посмотрела на него, посмотрела как-то странно, без всякого выражения.

— Ты… ты уезжаешь прямо сейчас? Он не заметил, как дрогнул ее голос, потому что уже поворачивался к двери.

— Мне надо сделать кое-что до того, как я отсюда уеду. Я загляну к тебе сегодня вечером.

Дверь за ним закрылась, и Касси вздохнула с облегчением. Еще несколько часов. Вполне достаточно, чтобы серьезно все обдумать, чтобы поглубже закопать свою гордыню и попросить его остаться.


Глава 23 | Ангел | Глава 25