home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33


Сначала коридорные вынесли их багаж из гостиницы и погрузили его в экипаж, стоявший у станции, откуда отправлялись дилижансы. Ангел обратил на это внимание только потому, что наблюдал за их отъездом. Спустя пять минут по лестнице спустились Касси и ее мать. Они направились прямо к стойке портье, чтобы оплатить счет. На лице Катарины было такое выражение, словно она собиралась оторвать голову любому, кто бросит на нее косой взгляд. Да и Касси смотрела на окружающих не слишком дружелюбно. Но Ангел и не собирался приближаться к ним. Он только хотел убедиться, что обе женщины действительно уедут.

Ему пришлось дожидаться этого часов восемь. Касси после его ухода, конечно же, снова заснула. А Ангел провел почти весь день на диване в просторном холле гостиницы. Он сидел, не спуская глаз с лестницы, усталый и голодный, поскольку истратил накануне вечером все свои деньги, чтобы заполучить у мальчишки-посыльного второй ключ от номера Касси.

Да и предыдущей ночью, прежде чем Кирби постучал в его дверь. Ангелу удалось поспать всего несколько часов. С тех пор он так и не прилег. Не успел он и заглянуть в свой номер, чтобы привести себя в порядок и побриться — его щеки покрылись щетиной, волосы были взлохмачены после бурной ночи, а на рубашке недоставало как минимум половины пуговиц.

Управляющий гостиницей уже дважды проходил мимо, прося его удалиться. Ангел якобы «пугал здешних постояльцев». В первый раз управляющего сопровождали двое мужчин, явно из обслуги гостиницы — на них красовались довольно забавные форменные костюмы. Во второй заход управляющего сопровождали уже четверо. И каждый раз Ангел повторял одни и те же слова. Он не уйдет отсюда, пока из гостиницы не съедет его жена. По всей видимости, эти люди решили не давить на него, поскольку удостоверились по книге постояльцев, что его жена действительно проживает у них. Впрочем, Ангел не имел бы ничего против, если бы они все-таки попробовали выставить его из вестибюля — славная вышла бы потасовка, настроение у него было подходящее для такого случая.

Они снова разлучены. Он хотел, чтобы Касси уехала, но в то же время, после этой ночи, понял, что хотел бы всегда быть рядом с ней, а не в сотнях миль от ее дома. Он все еще сердился на Касси за вмешательство в его жизнь и в то же время страстно желал, чтобы никогда больше они не расставались подобным образом, чтобы их не разделяли все новые и новые мили. И сразу же приходила мысль о том, что для нее было бы лучше, если бы она продолжала сердиться на него. Тогда Касси не стала бы медлить и постаралась побыстрее покончить с этим браком.

Пока она не сделает этого, он не сможет вернуться к себе, в Шайенн. События прошедшей ночи показали, что он не может находиться неподалеку от нее и не желать ее. Если же они будут встречаться, она не сможет оформить развод. Скорее уж все это завершится появлением на свет их общего ребенка.

Мысль эта пронзила его как удар тока. Когда же Ангел осознал, что при этом чувствует, ему стало еще хуже. Он хотел, чтобы она стала матерью его ребенка! Это был единственный способ заполучить ее навсегда и положить конец разговорам о разводе. Он хотел заполучить в жены эту вмешивающуюся во все женщину, хотел больше всего на свете!

Но она не разделяла его желаний. Так стоило ли мечтать о несбыточном, мечтать о ребенке от нее? Кто и когда говорил, что он ровня такой женщине?

Двое мужчин вышли из ресторана гостиницы, направляясь к выходу на улицу. Ангел не обратил бы на них внимания, если бы они внезапно не остановились прямо перед ним, закрыв ему обзор. Впрочем, Ангел не имел ничего против. Все равно он собирался уходить, так что в любом случае Касси не сможет теперь его увидеть, даже если ей и случится бросить взгляд в его сторону. Он готов был признаться себе, что хотел бы растянуть эти последние минуты, потому что снова увидит ее очень нескоро.

Ангел поднялся с дивана, чтобы найти новый наблюдательный пункт. Он выбрал в качестве прикрытия одну из высоких колонн в греческом стиле, которые поддерживали высокий сводчатый потолок гостиничного вестибюля. Для этого ему пришлось пройти за спинами двух, мужчин, вышедших из ресторана. Проходя мимо, он услышал, как один из них говорит другому:

— Она записалась как миссис Ангел. Поначалу я не обратил на нее внимания, но теперь… даже не представляю, что в ней так привлекает меня.

— Не вижу ничего особенного, — ответил его друг с искренним изумлением, и оба они уставились на Касси.

— Ну и отлично, я вовсе не намерен делить ее с тобой.

Ангел напомнил себе, что Касси уезжает из Сент-Луиса. Значит, можно не трогать этих двоих. Да ведь и сам он испытывает нечто подобное…

— Не намерен и я, — проговорил он все же, заставив незнакомцев повернуться в его сторону.

Рука Ангела машинально отбросила полу желтого плаща, высвобождая рукоять револьвера.

— Прошу прощения… — пробормотал Бартоломео Лоуренс. Рассмотрев как следует стоявшего перед ним человека, он сделал шаг назад.

— Эта женщина замужем, — растягивая по обыкновению слова, произнес Ангел.

— Барт предпочитает именно замужних женщин, — хохотнув, ответил его друг. Сам же Барт, уставившийся на Ангела, казалось, утратил дар речи.

— Если он задумает что-нибудь в отношении этой женщины, то может считать себя покойником.

Бартоломео, рассмотрев револьвер, висевший у бедра Ангела, понял, что перед ним, должно быть, и есть муж Касси по прозвищу Ангел Смерти. Услышав последние слова Ангела, он без чувств повалился на пол.

— Ах черт, — с досадой произнес Ангел. Мужчина, упавший на пол в вестибюле гостиницы, обязательно должен был привлечь внимание как Касси, так и ее матери. Однако, взглянув в их сторону. Ангел убедился, что женщины уже исчезли из поля его зрения.

Повернувшись к выходу, он едва успел заметить, как они выходят из гостиницы.

— Вы проделали это ради шутки, — раздался у него за спиной голос Финеаса, — или не могли сдержаться?

Ангел, с отвращением взглянув на распростертого на полу мужчину, повернулся к сыщику:

— Что вам угодно, Кирби?

Финеас усмехнулся:

— Думаю, вы просто не могли удержаться. Но настоятельно советую вам не выставлять револьвер на всеобщее обозрение. Вы можете этого и не знать, но городские жители ужасно нервничают, когда видят оружие кого-нибудь, кроме представителей закона.

— Я привык иметь дело с нервными людьми, — равнодушно произнес Ангел. — И если вы окликнули меня только для того, чтобы дать совет…

— Я еще хотел заметить, что вы выглядите не лучшим образом.

— И это меня нисколько не интересует.

Ангел повернулся, собираясь уйти. Финеас последовал за ним:

— У вас скверное настроение? Ангел промолчал.

— Может быть, вот это вас порадует. Ангел увидел перед собой лист пожелтевшей бумаги. Он остановился, но не сделал попытки взять его. Сыщик после некоторого раздумья опустил руку. Ему пришло в голову, что Ангел, возможно, не умеет читать — ничуть не удивительно, если учесть, где прошло его детство.

— Вы все-таки нашли старые газеты? — предположил Ангел.

— Да, и в одной из них — очень интересный репортаж. Вся первая полоса посвящена вашим родителям. И еще немного на второй…

— Имена?

— Колин и Анна О'Рурк.

— О'Рурк?

— Я тоже удивился. Даже представить себе не мог, что вы — ирландских кровей. Все те ирландцы, которых мне приходилось встречать, даже будучи американцами во втором-третьем поколении, не могли избавиться от гэльского[4] акцента, который вы совершенно утратили.

— О'Рурк, — медленно проговорил Ангел, словно пробуя на вкус вновь обретенное имя.

Похоже было, что к этому имени он привыкнет достаточно быстро. И оно вполне его устраивало — имя, которое можно назвать вслед за тем, которое у него уже имелось, поскольку ему чертовски надоело представляться просто Ангелом. Собственно, только имя ему и требовалось узнать. Но он все же не ушел, когда сыщик принялся посвящать его в суть того, что вычитал в старой газете.

— Анна О'Рурк приехала сюда вместе с сыном, чтобы навестить подругу детства. Я должен с сожалением сообщить вам, что незадолго до этой поездки она овдовела. Ваш отец, Колин О'Рурк, американец во втором поколении, служил инспектором железных дорог. Вероятно, именно поэтому вы его и не запомнили. С подобной работой человек только и делает, что разъезжает по всей стране.

Ваша мать иммигрировала из Ирландии и вскоре после прибытия в Америку вышла замуж за вашего отца. Но она, по-видимому, очень скучала по родине и поэтому, когда муж ее умер, решила отвезти вас в Ирландию. Она лишь хотела попрощаться с подругой детства.

Автор статьи пишет, что Анна О'Рурк пробыла в Сент-Луисе чуть больше недели, когда ее четырехлетний сын по имени Ангел, игравший на газоне перед домом Доры Кармин, пропал. Только что был у нее перед глазами — а в следующую минуту исчез.

— Вы хотите сказать, что меня и в самом деле звали Ангел?

— Похоже на то.

— Но если тогда мне было всего четыре года, тогда сейчас должно быть двадцать пять, а не двадцать шесть, как я считал до сих пор.

Финеас улыбнулся:

— Впервые вижу человека, который не стареет, а молодеет со временем. Во всяком случае, в статье говорится, что были сформированы поисковые группы и человеку, нашедшему ребенка, обещали награду. Через некоторое время решили, что вы куда-то забрели и потерялись, во всяком случае, ни одна из групп, искавших вас за городом, никого не обнаружила. В другой газете я увидел заметку, в которой сообщается, что за любую информацию о вас будет выплачено вознаграждение. Похоже, половина жителей города искала вас.

— А как звали подругу моей матери?

— Дора Кармин.

— Она по-прежнему живет здесь? Финеас утвердительно кивнул:

— Я только что побывал у нее, и она все подтвердила.

— Но ведь вы ничего не сказали ей про меня, не так ли?

— Разумеется. Я представился сотрудником мэрии, собирающим материалы о росте преступности за последние двадцать пять лет.

Ангел тупо уставился в пол.

— Она не сказала вам, жива ли еще моя мать?

— Анна О'Рурк жива и здорова.

— Надо думать, она вернулась в Ирландию, как и собиралась?

— По словам миссис Кармин, Анна О'Рурк так и осела в Сент-Луисе. Она по-прежнему верит, что в один прекрасный день вы появитесь, живой и невредимый. Она живет в девяти кварталах отсюда, в одном из старинных особняков. И уже восемнадцать лет замужем за богатым банкиром. Он женился на ней, будучи вдовцом с двумя детьми. У них есть и общие дети, так что у вас куча братьев и сестер. Кстати, она до сих пор готова заплатить за любую информацию о вас.

Ангел угрюмо взглянул на сыщика:

— Надеюсь, вы не станете претендовать на эти деньги?

— Я и так уже поступился деловой этикой из-за вас. Но не намерен делать это еще раз.

— Отлично. Финеас нахмурился:

— Похоже, вы не собираетесь навестить свою матушку?

— Совершенно верно. Она обрела покой в новой семье. И я не хочу беспокоить ее.

Финеас с минуту смотрел на него, потом пожал плечами:

— Возможно, вы и правы. В конце концов, ведь это ваша мать. Может, и лучше, если она никогда не узнает, что произошло с ее первенцем…

— То, что с ним произошло, вряд ли ей понравится.

— Истина редко бывает настолько неприятна, как порой кажется. Возможно, ваша мать готова к самому худшему. Ангел нахмурился:

— Очень сомневаюсь, что она обрадуется сыну вроде меня.

— Не слишком ли строго вы себя судите? Да по сравнению с теми, за кем мне частенько приходится гоняться, вы просто святой. Вы оказались на Западе не по своей вине, но вполне освоились с жизнью в тех местах. Я бы даже сказал: неплохо в ней преуспели.

— Но кого интересует ваше мнение?

Финеас, пожав плечами, протянул своему клиенту листок бумаги.

— Если вы все же передумаете, вот адрес. Счет я занесу вам в гостиницу. Да, довольно любопытно — Ангел О'Рурк.


Глава 32 | Ангел | Глава 34