home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Пробуждение было медленным и постепенным — изведать такую роскошь Дэнни случалось редко. Наверное, она опоздала на работу. Интересно, станет ли искать ее Клэр, не застав в комнате? Знают ли остальные слуги, где она провела прошлую ночь? Наверное, нет. Скорее всего считают, что она опять ночует в особняке Иденов, — ведь ее не видели с тех пор, как она уехала с Региной.

О том, что случилось минувшей ночью, она старалась не думать. Но сделать это было нелегко, лежа в постели Джереми. Похоже, он проспит все утро. Как обычно. А выбраться отсюда, не разбудив его, почти невозможно.

Дэнни не шевелилась. Еще никогда в жизни она не чувствовала такой расслабленности и умиротворенности, которые так и хотелось впивать. Но это не лезло ни в какие ворота. Ее мир перевернулся вверх дном. Ей следовало бы обливаться слезами или хотя бы разозлиться. А она улыбалась.

Винить Джереми в случившемся она не могла. Он пытался уложить ее в постель с тех пор, как она появилась в этом доме. Он не лгал и не притворялся. И шампанское было не виновато: от боли она враз протрезвела. Оставалось корить только себя, но за что? За непреодолимое влечение к Джереми?

Да, предаваться с ним любви было замечательно, гораздо лучше, чем ей представлялось. Дэнни даже подозревала, что это занятие станет для нее излюбленным. Да, именно так. Больше всего на свете ей нравится плотская любовь — с ним.

Оплакивать потерю невинности или бесконечно ругать себя за ошибку она не собиралась. Но придется искать другую работу. Здесь оставаться нельзя: стоит Джереми взглянуть на нее, и она наверняка потащит его к ближайшей кровати.

— Не притворяйся спящей: я же знаю, что ты не спишь.

Дэнни открыла глаза и обнаружила, что он лежит на боку, подперев голову рукой, и улыбается ей. Должно быть, он наблюдал за ней с самого пробуждения.

Жаль, что сама она до этого не додумалась. Разглядывать спящего Джереми было бы чудесно. Сдерживать трепет, видеть его наготу, вспоминать события минувшей ночи… Дэнни уже знала, что кожа у него гладкая и упругая. Волосы густые, прикосновения к ним сводят с ума. Одна прядь все время падала ему на лоб, и. Дэнни тянуло поправить ее.

— Не рано ли ты проснулся, приятель?

— Да я всю ночь не смыкал глаз, зная, что ты рядом!

Дэнни рассмеялась: его шутки ей тоже нравились. Теперь ей незачем сдерживаться и злиться. Перемена в ее настроении приятно удивила Джереми.

Его улыбка стала шире.

— Неудивительно, что тебя так долго принимали за мальчишку. Ты храпишь!

Она заморгала и фыркнула:

— Фу, гадость!

— Думаешь? Надо было сказать, что я от тебя без ума. Но я не знал, захочешь ты это слышать или нет.

— Вот именно, — поддержала Дэнни и добавила тем же тоном: — А мне надо было устроить тебе трепку.

— Да, это твое право. — Он притворно вздохнул. — Ну, надо так надо — разрешаю.

— Правда? — недоверчиво переспросила Дэнни и села.

Он снова усмехнулся, а у нее возникло ощущение, что он вовсе не шутит. Его взгляд скользнул по обнаженной груди Дэнни. Она не покраснела, но некстати вспомнила, что пора одеваться и уходить.

С этой мыслью она встала. Он не пытался остановить ее — вероятно, залюбовавшись ее телом. Дэнни нашла свое сброшенное белье, надела его, затем чудесное бальное платье. Зашнуровывать платье она не собиралась — не хотелось просить помощи. Чтобы добраться до своей комнаты, она схватила со стула один из сюртуков Джереми.

— Я возьму его ненадолго, — предупредила она, просовывая руки в рукава.

Неожиданно сюртук оказался ей очень велик. Джереми не выглядел таким огромным. Бросив взгляд на его обнаженную грудь, Дэнни поняла, что без одежды она кажется еще шире. Это ее не удивило. Она привыкла прятать собственное тело под одеждой.

Джереми усмехался, явно довольный собой. А почему бы и нет? Он получил то, чего добивался. И в его жизни все осталось по-прежнему. Очевидно, в таких сделках всегда проигрывает женщина. Это же несправедливо, подумала Дэнни.

Поэтому она помрачнела и осведомилась:

— В прошлую ночь вы нарочно напоили меня, чтобы уложить в постель?

— Нет, напилась ты сама… хотя, если вдуматься, я не возражал. Кстати, тебе больше незачем работать. Можешь остаться здесь, выспаться, отдохнуть, как тебе вздумается — в моей компании. А если ты предпочитаешь жить отдельно, это можно устроить. При условии, что я буду тебя часто навещать.

— И платить за жилье?

— Конечно.

— А вам как лучше?

— Мне? Не выпускать тебя из постели.

Похоже, он говорил серьезно. Предлагал ей стать любовницей. Это должно было польстить ей. От такого предложения Люси прыгала бы до потолка и платила любовнику пылким обожанием. Она часто делилась с Дэнни мечтой — служить только одному мужчине. Но Дэнни не понимала ее и считала, что это так же мерзко, как продаваться за гроши на улице.

Ничего этого Джереми она не сказала. Даже не собиралась предупреждать, что уходит. Просто собрать вещи, схватить своего любимца и бежать отсюда что есть духу. Объясняться незачем: слишком велик шанс, что Джереми ее переубедит. Но уходить Дэнни не хотелось, особенно теперь: она уже понимала, что в любом другом доме будет несчастна.

Она подошла к кровати и ткнула ее коленом.

— Валяться целыми днями? Что в этом хорошего, приятель?

— Увидишь сама, — пообещал он, но вдруг что-то заподозрил. — Слишком уж ты спокойна, а вчера чуть не подняла скандал. Неужели поняла, что спорить бессмысленно?

— Нет, не бессмысленно. Но я поняла, почему вы меня не поймете.

— Может, объяснишься?

— Незачем. Ведь до вас даже не дошло, как вы превратили меня в шлюху.

Он вздохнул:

— Опять это слово… Может, поискать тебе словарь?

— Который я все равно не смогу прочесть? Что и говорить, полезная находка.

Он усмехнулся ее сарказму.

— По-моему, для тебя «шлюха» — то же самое, что и «проститутка». Но к тебе не относится ни то ни другое. Мы предавались любви. И я готов признаться, что так хорошо мне еще ни с кем не было. А шлюхи меняют мужчин как перчатки потому, что им нравится разнообразие.

— Совсем как вам? Он закашлялся.

— Ну, если ты настаиваешь… хотя для мужчин есть другое слово. В любом случае денежный обмен не происходит. Иди сюда. — Он похлопал по кровати рядом с собой. — Давай встретим утро как следует.

Она чуть не рассмеялась. Ей понадобилось собрать в кулак всю волю, чтобы не прыгнуть к нему в постель и только покачать головой.

— Почему? — коротко спросил он.

Почему? Да потому, что это означало бы полную и окончательную капитуляцию. Но Дэнни вовсе не собиралась признаваться в том, что хочет его. Глядя, как он раскинулся на кровати, она сгорала от желания не спорить с ним, а осыпать поцелуями. Слишком уж он нравился ей — вот в чем заключалась беда. Что сделано, то сделано, так почему бы ей не побыть рядом с ним еще немного? Всего несколько недель или месяц, пока он не потеряет к ней интерес…

— Я ухожу, — сообщила Дэнни. — У меня есть свои обязанности. Второй раз поддаться искушению — это уж слишком. Я останусь в доме, но при условии, что вы не будете звать меня в постель. И работать я бы хотела, как прежде. Если бы я согласилась остаться с вами, это означало бы, что вы платите за то, что спите со мной. И не пытайтесь отрицать. Давайте договоримся: я не плачу вам, а вы не платите мне. Идет, приятель?

По пути к двери она вдруг поняла, что Джереми не уговаривал ее остаться в доме. Она сама приняла это решение.


Глава 30 | Влюбленный повеса | Глава 32