home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 52

Они поженились в конце августа. Объявления о свадьбе дали в графстве Эвелин и в Лондоне, поразив весь свет. Правда, в столице ходили слухи, что Джереми ухаживает за какой-то красавицей Лэнгтон, но никому и в голову не приходило, что он готов связать себя брачными узами.

Регина Идеи ринулась в бой: объяснять, почему Дэнни сначала представили свету как родственницу Келси Лэнгтон, а оказалось, что она дочь Эвелин Хилари, было непросто. Но Реджи выкрутилась, заявив, что забыла упомянуть, что Лэнгтоны удочерили Дэнни и вырастили ее, поскольку в то время не знали, что у нее есть мать.

Свадьба была великолепна. После долгих лет тоскливых раздумий о том, что ей уже никогда не радоваться свадьбе дочери, Эвелин с жаром взялась устраивать свадебный пир и превзошла себя.

Дэнни предложили на выбор новое платье любого фасона или платье, в котором венчалась сама Эвелин. Никогда не заглядывавшая так далеко вперед, Дэнни растерялась, подумала и решила остановить выбор на платье матери. А платье было изумительное: из льдисто-голубого атласа, с нежным, как шелк, кружевом. Дэнни оно пришлось точно впору. Она не сразу заметила, что с матерью они одного роста. Именно поэтому Эвелин не любила появляться в свете и покинула Лондон сразу после того, как Роберт сделал ей предложение. Своего роста она всегда стеснялась. Но Роберт был еще выше, так что Дэнни унаследовала рост обоих родителей.

До свадьбы они с матерью успели подружиться так, словно и не расставались. Они окружили друг друга заботой и любовью и чувствовали себя совершенно непринужденно. Эвелин хотелось наверстать упущенное, узнать, как проходили дни и годы ее дочери. Они без умолку болтали, иногда все ночи напролет, смеялись и плакали, делились воспоминаниями, в том числе и о первых годах жизни Дэнни. У Дэнни замирало сердце: как хорошо снова быть рядом с мамой!

Она чуть не плакала от счастья, а Джереми — от досады. Его просто попросили уехать! Объяснили, что с ним Дэнни пробудет до конца своих дней, так что он вполне может подождать еще несколько недель. Мрачный и недовольный, он каждый день писал Дэнни письма, хотя читать она пока не научилась. Посыльному, с которым он отправил первое письмо, было велено передать Дэнни, что Джереми сам прочитает ей все письма до единого после свадьбы. Но, завороженный улыбкой Дэнни, посыльный обо всем забыл. Поэтому мать читала Дэнни письма каждый день, то и дело краснея, а Дэнни ошеломленно слушала, понимая, как глубока любовь Джереми к ней.

Он и вправду сходил с ума от любви. Дэнни не знала, поверит ли в это когда-нибудь. Расставание измучило его, он даже признался, что впервые в жизни напился. Правда, сам он в этом сомневался, но его догадку подтверждали отец, двое дядюшек и Перси.

Эвелин удивила Дэнни, послав за Даггером, Люси и всеми детьми. Их привезли из Лондона в трех экипажах. Заразившись идеей Дэнни, Эвелин решила устроить в поместье приют для сирот. Оба соседних поместья Роберта теперь принадлежали Дэнни, в одном из них дом был особенно уютным. Даггер стал главой приюта, но должен был отчитываться перед Эвелин.

Они поладили не сразу. Даггеру было неловко служить у важной леди, а она расстраивалась, что именно этот человек воспитал ее дочь. Порой между ними вспыхивали бурные ссоры, но в конце концов они научились быстро мириться и приходить к согласию.

На свадьбу пригласили и слуг Джереми — ведь Дэнни считала их друзьями. Она решила предложить Клэр сменить работу, в надежде что ей понравится воспитывать детей. И Дэнни не ошиблась: Клэр охотно согласилась, хотя и поскандалила с Даггером в первый же день. Но рано или поздно с ним все уживались, а запугать Клэр было не так-то просто.

На свадьбе, в элегантном костюме, Даггер преобразился. По такому случаю он побрился и стеснялся самого себя. Дэнни вспомнила, как много лет считала его родным. Она уже забыла, как Даггер выгнал ее, наоборот, была ему благодарна: если бы не Даггер, она никогда больше не увидела бы Джереми. Именно Даггера она попросила провести ее по усыпанному цветами проходу между креслами в церкви к алтарю.

Разряженная в, пух и прах Люси на церемонии разрыдалась в голос. И Эвелин не сдержала слез. Дэнни сама проронила несколько слезинок под чудесной вуалью, но лишь от радости — клятва верности соединила ее с Джереми навсегда. Ей достался хоть и не тот порядочный муж, о каком она мечтала, но любимый, самый завидный холостяк всего Лондона. И он всецело принадлежат ей.

До свадьбы Джереми ее так и не увидел. Накануне вечером Дэнни отправили спать пораньше — утро предстояло хлопотливое. А когда ее подвели к алтарю и священник объявил ее и Джереми мужем и женой, поцелуй затянулся так надолго, что кое-кто из гостей начал многозначительно покашливать. Поцелуй прервал отец Джереми, с силой хлопнув сына по спине, чтобы поздравить. И чуть не сшиб обоих новобрачных с ног.

На свадьбу явились все члены клана Мэлори, в том числе и дети, на этом настояла Дэнни. Оказалось, что семья гораздо больше, чем ей представлялось. Так сбылась еще одна ее мечта — иметь огромную семью. Исполнилось, все, о чем она так долго мечтала — за единственным исключением, о котором Дэнни упомянула Джереми поздно ночью, ложась спать в огромной спальне в ее доме, фамильном особняке ее отца, который теперь принадлежал ей. Дэнни не могла дождаться, когда у нее появится сын, к которому перейдут баронский титул и состояние.

Несколько часов молодожены наверстывали упущенные недели. Простыни скрутились в клубок. Наконец Дэнни затихла, обнимая мужа. Она ничуть не устала. И он тоже.

— Надо как следует проветрить весь дом. Здесь все еще пахнет пылью, — сказал Джереми.

Дэнни кивнула:

— Его совсем недавно привели в порядок. Все эти годы дом простоял запертым. — Она подумала и спросила: — Ты хочешь жить здесь?

— Нет. — Он выдержал долгую паузу. — А ты?

— Твой дом мне нравится больше. Там легче убирать.

Он рывком сел и нахмурился:

— Даже не вздумай наводить порядок в доме, Дэнни. Этого я не потерплю. Хватит тебе размахивать метелкой.

Она хихикнула и снова притянула его к себе.

— Я просто пошутила. Я прекрасно сознаю мое положение.

— Хорошо, что я о нем не знал до того, как сделал тебе предложение, — буркнул он. — Иначе я бы ни за что не отважился.

Пришла очередь Дэнни сесть на постели и спросить:

— Это еще почему?

— Да потому, дорогая, что твоя мама не подпустила бы меня к тебе. И мы бы не познакомились, не полюбили друг друга, и я по-прежнему блаженствовал бы в роли холостяка, не подозревая, что без тебя я несчастен!

Подумав, Дэнни засмеялась:

— Она полюбит тебя, как только узнает поближе.

— На это не рассчитывай, детка. Она меня насквозь видит и скоро поймет, что такой негодяй не пара ее дочери. Ты ведь могла бы сейчас носить высокий титул. Об этом мечтают все матери.

— Хорошо бы убедиться самой…

— Как это?

— Стать матерью. — И она прошептала: — Я хочу ребенка, Джереми, твоего ребенка.

Он застонал, сжал ее в объятиях и хрипло прошептал:

— Дэнни, уверяю тебя: это желание я исполню с великой радостью.

— А поскольку и я готова к его исполнению, может, спать сегодня не будем?

— Не только сегодня, но и завтра, и послезавтра, и до тех пор, пока ты не располнеешь.

— А тошнить по утрам меня не будет. Мама говорит, что ее не тошнило, да и мою бабушку тоже.

— То есть это у вас фамильновое? Значит, мне есть за что благодарить твою мать.

— Фамильное, — поправила Дэнни.

— Что?

— Это фамильное. — Она просияла. — Оказывается, это приятно — для разнообразия поправить тебя. — И она пробасила, подражая мужу: — А как же!

Джереми покатился со смеху.



Глава 51 | Влюбленный повеса |