home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

— Ты видел мою сестру? — Билли подошел к Чейзу, сидящему на крыльце.

— Со вчерашнего дня — нет, — буркнул Чейз. — На этот раз твоя мама, слава Богу, не просила меня мчаться за ней, когда вчера вечером она не вернулась.

— Но она вернулась, — сказал Билли. — Было поздно, но я слышал. А утром я ее прозевал. Я так надеялся, что она возьмет меня с собой покататься.

Чейз улыбнулся.

— Похоже, тебе здесь нравится больше, чем в городе.

— Конечно. А кому не понравится?

— Но вот я, например, люблю город.

— Но ты же долго жил на Западе. По крайней мере так говорит мама. А для меня здесь все такое новое.

— А как со школой? Если я правильно понял, образование для Юингов превыше всего. Или, может быть, все изменилось?.. — Чейз осекся, упрекая себя за такую обмолвку.

— — Все в порядке, — пришел ему на помощь Билли. — Уже три года как папа умер, и теперь не так больно говорить об этом. А что касается школы, лучше бы ты не напоминал. Мама сказала, что, возможно, отправит меня обратно в Чикаго, в этих местах ближайший класс в целом дне езды от ранчо.

— И тебе не хочется, да?

— Во всяком случае — ехать одному. Мама говорит, что не может оставить здесь Джесси, а Джесси не собирается ехать с нами. Я ее понимаю. Я бы тоже не смог бросить это ранчо, если бы оно было мое. Я бы тоже остался здесь.

— Да, я не думаю, что твоя мама горит желанием расстаться с тобой. Так что ты поживешь здесь какое-то время. Наслаждайся, пока можешь!

— О да! — ответил Билли. Видя, как Чейз потирает переносицу, мальчик спросил:

— А что вчера случилось?

Чейз хотел сказать что-то резкое, но передумал. Билли не собирался его обидеть.

— Да твоя сестрица двинула мне по носу.

— Правда? — заулыбался Билли, а его голубые глаза засияли восторгом.

— Не вижу ничего смешного, — сказал Чейз, нахмурившись.

— Нет, это не смешно, — кивнул Билли. — Просто я думаю, что ведь она ненамного выше меня, а ты вроде выше ее. Впрочем, она может все.

Чейз покачал головой. Мальчик явно восхищался своей сводной сестрой. Абсурд. Интересно, Рэчел знает об этом?

— Тебе она нравится, да?

— Конечно! Я раньше не знал, что у меня есть сестра. До тех пор пока мама не получила то письмо. И тогда она мне все рассказала о Джессике. Я имею в виду Джесси, — поправился он. — Она не любит, когда ее называют Джессикой. Сестра ни на кого не похожа. И красивая. Дома мальчики мне просто не поверят, когда я о ней им расскажу. — И упавшим голосом добавил:

— Мне так хочется, чтобы я ей хоть немножко нравился.

Чейз уточнил:

— Что ты имеешь в виду? Она что — тоже срывает на тебе свой характер?

Билли смущенно отвернулся.

— Если бы так. А она вообще не замечает меня. Но я ее завоюю, — добавил он уверенно. — Она специально себя так ведет, потому что считает, что должна так поступать. Я понимаю. В конце концов ей всего восемнадцать. А она заставляет работать мужчин гораздо старше, чем она, а чтобы девушке с этим справиться, надо быть такой.

Чейз сел, откинувшись к стене в изумлении. Как логично рассуждает девятилетний мальчик. Поразительно. Все, что говорил Билли, имело смысл и объясняло поведение Джесси. Чейз вдруг увидел Джессику Блэр в ином свете.

Он посмотрел на Билли.

— А как насчет того, чтобы вместе покататься на лошадях? Как ты сам сказал, твоя сестра слишком занята, чтобы уделить тебе внимание…

Джесси была выжата, как лимон, когда в темноте въехала во двор. Завтра рано утром снова предстояло работать. Перегон скота на север в соответствии с контрактом начался. Она бы могла остаться с работниками, чтобы утром не ехать снова. Но любопытство заставило ее вернуться, она хотела узнать, не уехал ли этот приятель ее матери.

Ответ она получала тотчас, введя Блэк Стара в конюшню. Потому что конь Чейза отдыхал рядом с гнедым Джеба. Странно, но Джесси сама не поняла, что при этом почувствовала. Она слишком устала, чтобы сосредоточиться на этой мысли.

Надо было расседлать Блэк Стара. Она медленно зажгла лампу, завела коня в стойло, сожалея, что Джеб уже ушел спать.

Ничего не оставалось, как самой довести дело до конца и отправляться спать. Ей хотелось есть, но она настолько устала, что не было сил пойти и что-нибудь Перехватить. Она уехала как раз, когда работники садились ужинать. И три часа ехала до ранчо.

— Могу ли чем-нибудь помочь?

Джесси увидела Чейза Саммерза, облокотившегося на перекладину стойла. На нем была голубая хлопчатобумажная рубаха, заправленная в черные брюки. Расстегнутый ворот открывал темную поросль кудрявых волос на груди. Джесси была поражена его мощной мужской привлекательностью и почувствовала некоторое сожаление, что никогда не сможет его полюбить.

— Я никак не мог заснуть и увидел свет, — начал он дружеским тоном. — Поэтому подумал — пойду посмотрю, кто еще не спит.

Джесси молчала, насторожившись. К чему он клонит? Она не забыла, что он пытался накануне с ней сделать. И с чего это вдруг он такой шелковый, после того как она съездила его по носу? Она обратила внимание — отека вокруг носа нет, только еле заметное красноватое пятно. Это не понравилось ей, и она поклялась, что в следующий раз врежет ему как следует.

.Джесси отвернулась, отстегивая подпруги, надеясь, что Чейз исчезнет, если она не станет обращать на него внимание. Но когда она поднимала тяжелое седло, он оказался рядом, легко взял его и перенес через загородку. Джесси не поблагодарила и не взглянула, а пошла задать корм Блэк Стару. Закончив, так же молча погасила лампу и зашагала мимо Чейза к дому. Он шел за ней по пятам.

— Ты не хочешь как-то разрядить обстановку? — спросил он тихо. Она снова промолчала, он вздохнул. — Послушайте, мисс Блэр! Я понимаю, что мы оба плохо начали. Но какой смысл продолжать в том же духе? Я бы хотел извиниться, если позволите.

Джесси, не останавливаясь, спросила:

— За что именно вы приносите извинения?

— Гм… За все.

— Вы действительно сожалеете или Рэчел Юинг заставила вас приехать сюда?

Чейз поморщился от холодности ее голоса, когда она произнесла имя своей матери. Рэчел ничего не преувеличила. Девочка и впрямь ее терпеть не может. Ему хотелось выяснить, почему, но, видимо, еще не время.

Наконец-то она с ним заговорила, и лучше не перебарщивать.

— Я редко извиняюсь, мисс Блэр. И если бы я сам не хотел, поверьте, я не стал бы.

— Значит, вы уезжаете?

Чейз резко остановился, пораженный.

— Вы что, не можете принять моих извинений?

— Конечно, могу, — сказала она легким тоном, не замедляя шага. — Но вы не ответили на мой вопрос.

Джесси не ждала его ответа. Дойдя до задней двери кухни, вошла внутрь. Рэчел оставила на столе лампу со слабым огнем. Джесси подкрутила фитиль.

Чейз пошел за ней. Она стояла возле кухонного стола и открывала банку бобов. Когда она принялась есть холодные бобы прямо из банки, он поморщился.

— Тебя не было за ужином, — сказал он. — Я думаю, еда на плите.

Она повернулась, глаза ее метали злые молнии, и он понял, что коснулся больной темы.

Тема была действительно больной. С тех пор как Рэчел и Билли появились в доме, Джесси ни разу не садилась за общий стол. При этом она ощущала себя так, будто им удалось выдворить ее из собственного дома. И не важно, что это она сама так решила.

— Правда, сегодня ужин был не слишком хорош, — добавил Чейз, выдумывая на ходу. Но, кажется, это понравилось Джесси. Она отвела от него взгляд и продолжала есть.

Вообще-то Джесси хотела сразу пойти спать. Но по какой-то неясной странной причине сон как рукой сняло и она уже не чувствовала себя смертельно усталой.

— Но вы так и не ответили на мой вопрос, мистер Саммерз, — напомнила она.

— Мне показалось, что ты не очень хочешь разговаривать, — усмехнулся Чейз, сохраняя непринужденный тон.

Джесси нахмурилась.

— Я же ответила на ваш вопрос, который вы мне тогда задали. И я сказала, почему я соврала. Но мой вопрос касается вас, мистер Саммерз, и я буду весьма признательна, если вы дадите на него ответ.

— А что был за вопрос? — завилял Чейз. Джесси стукнула банкой об стол.

— Вы что, специально провоцируете меня, Саммерз?

— У тебя всегда все так серьезно? И ты никогда не радуешься жизни?

Джесси повернулась к выходу, но Чейз взял ее за руку.

— Может, все же подождешь минутку? Она выразительно поглядела на его руку, и он отпустил.

— Ну? — потребовала она.

— Я даже не знаю, что сказать. Я знаю, что ты не захочешь, чтобы я оставался здесь, но Рэчел попросила о помощи. И я не могу ей отказать.

— Почему?

Он ответил спокойно:

— Потому что у нее никого нет, кто мог бы ей помочь. Ты, конечно, не помощник.

— А что я должна? — парировала Джесси. — Я не просила ее ехать сюда.

— Да, ты не просила. Но твой отец просил. В ее бирюзовых глазах собирался шторм. Но голос был тихим:

— А вы хотите знать, почему? Я слышала, о чем вы говорили с ней в ту ночь. И я могу вам лучше объяснить, чем она. Отец так ненавидел ее, что хотел, чтобы месть длилась и после его смерти. Он хотел, чтобы она увидела, что он сделал из меня. Он хотел, чтобы она увидела этот прекрасный дом и расстроилась из-за того, что он не принадлежит ей.

— Джесси, но она же и так богата. Ты разве не знаешь? Ее дом в Чикаго вчетверо больше этого.

— Но он-то не знал. Все, что он хотел, — это свести нас вместе, чтобы из искр разжечь пламя. Он знал, что так и будет. Он знал, что я ее ненавижу. Он все для этого сделал.

— А почему ты так ненавидишь ее, Джесси?

— Пошел ты к черту, Саммерз! — прошипела она, вытянув губы в тонкую полоску. — Не выпытывай. И я не давала тебе права называть меня Джесси.

— Хорошо, хорошо, извини.

— И еще, — продолжала она, — я слышала также, о чем она просила вас. Все это не ваше дело. И я сама прекрасно знаю, что за тип Лэтон Бадр. Я не просто думаю, что он попытается сделать какую-нибудь гадость, я уверена в этом. И готова. Так что вы напрасно потратите время. — А потом как бы между прочим добавила:

— Вы и так потеряли уже много времени, правда? Насмешка попала в цель. Глаза Чейза почернели.

— Интересно, почему? Может, потому, что какая-то девчонка, которую мы знаем оба, еще недостаточно выросла?

— Вам хочется схлопотать еще один удар по носу, мистер? — резко перебила его Джесси.

— Смотри, но я всего лишь говорю о том, что злонамеренная ложь и побег в ярости не свидетельствуют о зрелости молодой девушки.

— Заставь дурака Богу молиться… — усмехнулась она.

И заведя беседу в тупик, они стояли и смотрели друг на друга.

Джесси уговаривала себя уйти, но что-то держало ее, заставляя обмениваться с ним колкостями. Это возбуждало ее. Ей было интересно, что он станет делать дальше.

И он снова удивил ее.

Он тихо признался:

— Ты, конечно, права. Меня, как дурака, послали, и я, как дурак, поехал…

— Значит, вы были виноваты? — сказала Джесси. — И я уехала не в ярости и не затем, чтобы остыть.

— А почему тогда тебя целую неделю не было?

— Просто чтобы доехать туда и обратно, нужна неделя.

Чейз вздохнул.

— И куда же ты ездила? Джесси нахмурилась.

— Зачем вы меня спрашиваете? Ведь Джеб уже рассказал, где я была.

— Нет, — ответил он. — Он плел какую-то чушь про индейцев. Но я точно знаю, что тебя не было в резервации Белая Река.

Джесси улыбнулась.

— Так это вы туда ездили?

— Конечно, — процедил он сквозь зубы. — Но вопрос-то, где ты была, остается открытым. Джесси покачала головой.

— Вам действительно надо было узнать сперва кое-что о том месте, куда вы поехали, мистер Саммерз. Насколько я понимаю, вы никогда раньше не забирались так далеко на Север. Иначе бы знали, что прирученные шошоны — не единственные индейцы, которые здесь живут. Есть еще шайены…

Чейз прервал ее:

— Я знаю, что шайенов давно победили, а тех, что остались, объединили в резервацию в пятистах милях к югу отсюда.

Джесси подбоченилась.

— Ага, итак, вам кажется, что вы знаете все! О'кей! Шайены, о которых вы говорите, действительно живут в резервации. У них не было выбора, после того как кавалерия напала на индейское поселение и почти всех перерезала. Резня, которую устроила армия, озлобила северные племена и заставила их стать союзниками сиу.

Так что не все они покорены, мистер Саммерз. И северные шайены все еще бродят по здешним местам и защищают тот клочок земли, который им оставили.

— И ты ждешь, что я поверю, что ты ездила к ним в гости? — спросил он, искренне удивляясь.

— А мне плевать, верите вы или нет, — ответила она спокойно. А потом повернулась и ушла в свою комнату, оставив его стоять на том же месте.

Чейз слышал, как за девушкой захлопнулась дверь. Он раздраженно провел рукой по волосам. Она уже не вернется, чтобы доспорить. Доспорить? У, дьявол, он и не собирается вступать с ней в схватку. Он хотел быть разумным, миролюбивым, тактичным. Он искренне хотел развеять ее неприязнь. Проклятие! Что он делает не так?..


Глава 5 | Любовь и ветер | Глава 7