home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24


Розалин попыталась унять волнение, произведенное на нее этим известием, и решила еще раз сверить факты.

— Ты не мог ошибиться, называя число? — спросила она. — Может, ты перенес нас сюда совсем в другой день и твой двойник по-прежнему бегает здесь поблизости и ты можешь столкнуться с ним в любую минуту?

— Нет, я назвал тебе правильный день.

— Но это же невозможно! — воскликнула она, чувствуя, как ее охватывает паника. — Ты спрашивал кого-нибудь, какой сегодня день? Это точно, что сегодня первое сентября?

— Я слышал это из уст самого лорда Вильгельма, — ответил Торн. — Он сообщил своим баронам, что мы отплываем с утренним приливом.

Розалин в отчаянии покачала головой, тщетно пытаясь найти ошибку, вкравшуюся в ее расчеты. Внезапно ее осенило:

— Это же была первая, неудачная попытка! Да, так и есть. Должно быть, герцог намеревался отплыть в Англию завтра, но что-то его заставило изменить свое решение, хотя в летописях об этом ничего не говорится. Он отправится к берегам Англии двенадцатого сентября, и… не смотри на меня с таким недоверчивым видом! Я говорю то, что в действительности должно было случиться.

— Что может помешать отплытию? Сейчас самое удобное время для нападения, корабли и войска находятся в полной боевой готовности.

— Да хотя бы северный ветер, — сказала она. — Он же помешал флоту герцога отплыть из Сент-Валери двенадцатого сентября и…

Розалин внезапно умолкла. Что-то здесь было не так. Если про тот ветер упоминалось в древних источниках, то почему летописцы обошли вниманием другой такой же случай? Он имел столь же важное значение. И еще тот шпион. Летописи упоминают о другом лазутчике, который был послан обратно к королю Гарольду и передал ему хвастливое заявление Вильгельма, что, если он не завоюет Англию до конца года, Гарольд может про него забыть. Так почему ничего не говорится об этом разведчике, чьи показания почти…

— Постой, постой, — нахмурившись, произнесла она. — Если сегодня первое сентября, сведения, полученные от шпиона, недостоверны. Гарольд Годвинсон вовсе не собирался покидать южное побережье Англии вплоть до восьмого сентября. Если отплытие состоится завтра, то Вильгельм попадет в засаду, проиграет сражение и потеряет английскую корону.

— Но шпион…

— Возможно, он был послан специально, чтобы доставить Вильгельму ложные сведения.

— И умереть?

Розалин заморгала от неожиданности. Да, такова была участь этого бедняги — ей следовало это знать.

— Не понимаю, почему у тебя возникли сомнения на этот счет, — сказала она. — Такие жертвы — обычное дело на войне. Может, этот человек вызвался добровольно из преданности своему королю, но скорее всего он был уже приговорен к смерти за свои преступления или же болен неизлечимой болезнью. У него, вероятно, семья, и ему пообещали позаботиться о ней, если он согласится принести себя в жертву правому делу.

— Ты точно знаешь? Она вздохнула:

— Нет, конечно, нет. Но я знаю наверное, что Гарольд очень бы желал, чтобы Вильгельм со своим войском атаковал его именно сейчас, пока в его ведении находится огромная армия, значительно превосходящая по численности нормандскую: потом Гарольд будет вынужден отправиться на север — воевать со своим братом Тостигом и отражать набеги скандинавов.

— Скандинавов? Значит, Гарольд Гардрада наконец-то двинул свои войска на Англию?

Розалин удивленно посмотрела на него: неужели Торн ничего не знает о последнем нападении викингов и последнем триумфе войска Старой Англии? Но тут она вспомнила, что Торн покинул это время как раз сегодня, первого сентября, а сражение произошло значительно позже — в конце месяца, незадолго до того, как Вильгельм высадился со своим войском на английской земле. По мнению многих исследователей, герцог. Вильгельм ни за что бы не выиграл битву при Гастингсе, если бы король викингов, по наущению Тостига, не вторгся в пределы Англии.

Очевидно, Торн ни разу не брал в руки летописные книги во время своего пребывания в земном мире и не Имел понятия, чем закончилась великая битва. Розалин, однако, не хотелось именно сейчас восполнять этот Пробел в его образовании: решив, что все еще можно поправить, переговорив с глазу на глаз с герцогом Вильгельмом, она немного успокоилась и вновь почувствовала волнение от близости его могучего тела.

— Да, Гардрада атаковал англичан и проиграл битву. Но Гарольд Годвинсон ослабил свою армию спешным переходом на север, когда он бросился защищать свои границы от норвежского короля. Некоторые историки полагают, что, когда до него дошли вести о том, что норманны высадились на южном побережье и он поспешил обратно в Лондон, с ним уже было менее половины войска. Да к тому же на боеспособности армии не мог не сказаться утомительный и спешный переход с севера на юг, тогда как армия Вильгельма, хотя и малочисленная, была лучше вооружена и подготовлена к сражению. Но все это произошло гораздо позднее по времени. Поскольку Вильгельм завтра задержит отплытие…

— Я все равно не понимаю, почему?

— Потому что мы сейчас пойдем к нему и скажем, что лазутчик лжет, что король Гарольд все еще охраняет южное побережье Англии со своим огромным войском.

— И какие доказательства мы ему предъявим? Его вопрос застал Розалин врасплох. Предупредить Вильгельма о готовящейся засаде казалось ей так просто, но она не подумала, как он воспримет ее слова. Если она станет уверять его, что знает будущее и в особенности его судьбу, Вильгельм Нормандский решит, что она колдунья, и бросит ее в подземную тюрьму, чтобы позже передать в руки церкви, по законам которой она будет сожжена на костре. Ясно, что, действуя таким образом, она не сможет задержать отплытие нормандского флота.

— Хорошо, тогда мы не будем этого делать, — сказала она. — Мы не имеем права вмешиваться в естественный ход истории и рассказывать кому бы то ни было, что случится с ним в дальнейшем. Но что-то все равно случится, и сражение произойдет тогда, когда оно должно произойти. Мы просто подождем и посмотрим, что будет — А если ничего неожиданного не случится?

— Даже и не думай, — отрезала она. — История не изменилась — просто в летописях о таком повороте дел ничего не сказано, и я знаю почему. Поимка шпиона не повлияла на дальнейшее развитие событий. А теперь не будешь ли ты так любезен и не дашь ли мне подняться? Я должна одеться — мы ведь собирались предстать перед этим великим человеком. Или ты забыл свое обещание?

Торн по-прежнему лежал не шевелясь и лениво заметил:

— Встреча с лордом Вильгельмом может и подождать, Розалин. Сегодня у него и без нас дел по горло — он же готовится к отплытию.

Розалин не в силах была скрыть разочарование:

— А завтра он будет занят отменой своих распоряжений.

— Если он все-таки не решит отправиться в Англию. Он произнес эти слова с усмешкой, которая встревожила ее не на шутку. Конечно, ему же наплевать на перемены в истории — его это даже забавляет. В ее времени он был мимолетным гостем и не жил в нем дольше двух лет с момента, когда покидал свою Валхалу, повинуясь власти меча и своей новой хозяйки.

Он появился на свет задолго до нынешнего дня, но она-то родилась значительно позже! Изменения в истории XI века могут повлиять на нее и на все, что она знала в своей жизни. Она может даже исчезнуть с лица земли, и тогда Торн немедленно вернется в Валхалу. Понятно, почему он так весел. Он надеется, что нормандские корабли отчалят завтра на рассвете и в истории все пойдет наперекосяк.

Но если они и правда отправятся… Нет, она не хотела даже думать об этом. Вильгельм изменит свое решение. Подумать только, какой богатый материал она получит для своей книги — шпион и те обстоятельства, которые заставят норманнов отнестись с недоверием к его показаниям. Но просто сидеть и ждать непонятно чего было для нее невыносимо — она готова была лезть на стену от нетерпения. Розалин нравились загадки и тайны, но до тех пор, пока это не касалось ее лично.

— Ладно, поскольку нам все равно придется как-то убить время, почему бы тебе не показать мне порт? — предложила она. — Мне так хочется увидеть «Мору» — ведь этот корабль подарила Вильгельму его жена.

— Сперва скажи мне, что значит «убить время»?

— Ну это такое выражение… впрочем, это неважно, — торопливо пробормотала она. — Я хотела сказать, что раз уж нам все равно нечего сегодня делать…

— У тебя еще будет время посмотреть порт, Розалин. А я придумал занятие получше.

Поскольку он уже был в самом что ни на есть удобном положении, чтобы показать ей, что он имеет в виду, Розалин сразу же поняла, что займет ее время.


Глава 23 | Навеки | Глава 25