home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31


Проснувшись поутру, Розалин обнаружила, что все еще находится в коттедже. Торн лежал рядом с ней, прикрыв рукою глаза от яркого солнца. Она улыбнулась, глядя на него, и, нагнувшись, нежно поцеловала в плечо. Он даже не пошевелился. Вчера вечером он, видно, был таким же уставшим, как и она, но тем не менее не стал скупиться на ласки.

Она вздохнула. Если бы можно было забыть о проблеме, с которой ей сейчас снова предстоит столкнуться, и просто свернуться рядом с ним под одеялом и погрузиться в сон! Но, проснувшись, она не могла больше откладывать на потом решение мучившей ее загадки. Она вернулась в коттедж, но что-то в прошлом снова было не так, ибо Дэвид стал совсем непохож на ее горячо любимого брата.

Поскольку новые условия жизни так изменили его, она могла только догадываться, как сложилась ее судьба и карьера. Возможно, ей не удастся воспользоваться своими историческими исследованиями, а придется вместо этого все выспрашивать у окружающих. Ужас был в том, что в этот раз она не имела ни малейшего понятия, что ей нужно узнать.

Она решительно села в кровати и, глянув на раскиданную по полу одежду, не смогла удержаться от улыбки. Как трудно было надевать это желтое платье, а Торн умудрился вчера стащить его так, что она даже не заметила.

— Надеюсь, твоя улыбка относится ко мне, — послышался сзади голос Торна.

Прежде чем она успела ответить, он обвил рукой ее талию, не давая уйти, и стал покрывать поцелуями ее обнаженную спину. Она почувствовала, как по спине поползли мурашки — Ну если ты и не был тому причиной, — сказала она, оборачиваясь к нему, — то теперь я дарю свою улыбку только тебе.

Он притянул ее к себе и крепко обхватил руками.

— Как тебе спалось?

Она слегка приподняла бровь и лукаво промолвила:

— Ты хочешь снова услышать от меня, какой ты замечательный любовник?

— Нет, девица по имени Далила уже говорила мне, что всем и каждому известно о моих подвигах… Ой! — неожиданно вскрикнул он, когда она ущипнула его за бок. Но он быстро овладел ситуацией.

Мгновение спустя она уже лежала на спине и повизгивала, пока он ее щекотал. Задыхаясь от смеха, она прижала его голову к своей груди, удивляясь его игривому настрою. Этот человек шаг за шагом высвобождал ее из оболочки сдержанности и холодности, в которую она еще так недавно была заключена. И она не могла на него за это сердиться.

С некоторой долей сожаления она решила все-таки вернуться к вопросу, который они обсуждали накануне.

— Мы должны поговорить, Торн.

— Что ж, давай поговорим, — вздохнул он и, приподнявшись, уселся на краю кровати.

Пошарив среди одежды, валявшейся на полу, он отыскал узкие кожаные штаны и стал натягивать их на себя. Розалии смотрела на его обнаженную грудь, на спутанные длинные волосы, рассыпавшиеся по плечам, и чувствовала, что никак не может сосредоточиться на том, о чем ей предстоит с ним говорить. Она предпочла бы снова лечь в постель.

Собрав всю силу воли, она села в кровати и, обхватив руками колени, спросила:

— Твой двойник ничего ужасного не натворил, после того как встретил меня? Прошу, скажи мне, что наша встреча ничего не изменила — я бы не хотела снова очутиться с ним один на один.

— Нет, он разыскивал тебя, расспрашивал о тебе у герцога Вильгельма, но ничего особенного не предпринимал. У него просто не было на это времени, Розалин: ведь на следующий день он возвратился в Валхалу.

— Он повел себя не так, как на самом деле, ибо в действительности он напоил сэра Джона и потом уединился с его девицей. Но так как теперь тебе удалось увести сэра Джона в его комнату, скажи мне, ты… то есть он… развлекался с той же девицей или нашел себе другую?

— Потеряв тебя из виду, я вернулся в лагерь. У меня не было настроения искать себе других развлечений. Она широко раскрыла глаза;

— Правда?

Он хмуро взглянул на нее, и она улыбнулась.

— Хорошо, значит, все отличие в том, что тебе не удалось провести вечер с потаскушкой… — Теперь пришел ее черед хмуриться. — Если нам придется исправлять именно это — благодарю покорно. Я лучше соглашусь жить в измененном мире и терпеть кислую физиономию своего братца-пуританина.

Он усмехнулся:

— Ты забыла, что потаскушка предназначалась сэру Джону, а не мне. Мы это исправили, так что все теперь в порядке.

— Вот и славно. Мне не больно-то хочется связываться с новым Дэвидом. Но если мы ничего больше не изменили… Что ж, видно, пришло время покопаться в книгах. Не будешь ли ты так любезен пойти на кухню и принести нам что-нибудь поесть, а я пока отправлюсь в библиотеку — может, удастся найти там свои книги.

Он кивнул и вышел из комнаты. Она пошарила в комоде и с неудовольствием обнаружила, что ее пристрастия в одежде ничуть не изменились. Подбор нарядов оставлял желать лучшего — будничные, невыразительные цвета заменились кричаще-безвкусными Не найдя для себя ничего подходящего, она схватила белое платье и направилась к двери.

Открыв ее, она столкнулась нос к носу с Дэвидом. Не успела она опомниться от неожиданности, как он промолвил укоризненным тоном:

— Тот человек, с которым ты всю ночь предавалась греху прелюбодеяния, скоро разнесет твою кухню. Не сомневайся — увидев этот разгром, наша прислуга тут же потребует расчет.

— Миссис Хьюмс не…

— Кто?

Розалин ругнулась про себя, сбегая вниз по лестнице. Так миссис Хьюмс у них не работает? И зачем только она послала Торна на кухню!

Когда она ворвалась на кухню, ее глазам предстала следующая картина: на полу валялся вдребезги разбитый электрический миксер; три корзины с овощами были разрублены пополам, а их содержимое раскидано по всей кухне; электрическая резка на батарейках описывала круги на полу; из вспоротого пакетика сока по полу медленно разливалась лужа. На холодильнике отпечаталась вмятина размером со ступню Торна — он, видимо, не смог найти ручку. Торн стоял посреди этого разгрома, сжимая в руке меч и уставившись на баночки и пакетики в буфете, и, вероятно, раздумывал, как открыть их, не повредив содержимое.

Она покачала головой. Здесь были современные кухонные приспособления, некоторые из которых были ей даже незнакомы. Тор, конечно же, стал нажимать на кнопки и включил их, а затем, видя, что приборы начинают действовать вопреки его ожиданиям, покрошил их на мелкие кусочки мечом.

— Да-а, повар из тебя никудышный, — заметила она, прикусив губу, чтобы не рассмеяться.

Он обернулся к ней и пробурчал обиженным тоном:

— Да здесь и еды-то нет, Розалин.

— Ты просто плохо искал. — Он? улыбнулась и подошла к холодильнику. — Мог бы и сам догадаться, как он открывается. — Розалин повернула ручки и раскрыла дверцы холодильника. — Ну вот, видишь? Здесь всего полно. Как ты смотришь на то, что я приготовлю завтрак — омлет, бекон и тосты с джемом? Ты, должно быть, голоден как зверь. Книги могут немного подождать, пока мы позавтракаем.

Готовить завтрак для Торна было ужасно интересно и забавно. Начать с того, что он внимательнейшим образом изучал все, что она выкладывала на стол. Его все удивляло — он ни разу не видел раньше, чтобы хлеб нарезали такими ровными и тонкими ломтиками, а бекон упаковывали в целлофановый пакетик. Желе раньше не было таким прозрачным, а масло в его времена никогда не хранили в коробке. Ему хотелось все попробовать, и в результате он съел и выпил почти все, что было на кухне.

Им удалось незаметно пробраться в библиотеку, минуя Дэвида. Розалин и тут сопутствовала удача — она отыскала свои книги. Не все из них были ей знакомы, но ее тревога улеглась. Однако их ждал еще один неприятный сюрприз.

Устроившись поудобнее в кресле, она принялась листать одну из книг. Прошло немного времени. Она подняла глаза от страницы, встретилась взглядом с Торном, который сидел напротив нее в другом кресле, и сокрушенно промолвила:

— Все оказалось гораздо хуже, чем я предполагала — не просто маленькая оплошность, а огромные изменения. Скандинавы проиграли сражение, как было и на самом деле, и норманны отплыли в Англию в срок. И тем не менее норманны снова оказались побежденными. На этот раз оба сражения выиграли англичане.

Гарольд Годвинсон правил Англией двадцать четыре года. После него было еще два короля, которые укрепили могущество страны, два тирана, один из которых пал от руки своей королевы. Последующие монархи были весьма заурядными личностями и только и делали, что наслаждались властью и оказываемыми им почестями.

Торн вздохнул:

— Значит, лорд Вильгельм и на этот раз безвременно покинул мир.

— Нет, после поражения он вернулся в Нормандию и никогда больше не предпринимал попыток завоевать Англию. Его потомки пытались развязать войну против Франции несколько веков спустя, но тоже потерпели поражение, а Франция превратилась в сильнейшее государство в Европе. Англия стала процветающей страной и вскоре вступила в период развития производства. Она время от времени вела незначительные войны против Шотландии и Уэльса, но за пределы острова ее войска никогда не выходили.

Позднее произошли более значительные перемены, которые и объясняют, как мог мой брат превратиться в строгого блюстителя нравственности. Пуританская секта, которая была основана в семнадцатом веке, не только распространилась на Америку, но и в самой Англии имела большое влияние, которое сумела удержать и до сегодняшнего дня. Из-за этого Америка до сих пор не обрела независимость — Англия по-прежнему управляет ею.

Эти сведения не пробудили у Торна никакого интереса. Как и прежде, его внимание было сосредоточено только на одном.

— Почему Вильгельм и на этот раз проиграл? Ведь как ты ранее упоминала, английские войска были истощены войной с викингами и длинным переходом с севера на юг страны?

Розалин задумчиво покачала головой:

— Я не знаю. Все случилось почти так же, как и на самом деле: северный ветер помешал Вильгельму выйти в море, и он остался в порту еще на две недели. Он отправился в плавание только вечером двадцать седьмого сентября. В этой книге упоминается даже о том, что его корабль «Мора» отделился от остальных судов поздно ночью. Они высадились на берег в бухте Певенсей, когда Гарольд с войсками был еще далеко на севере. Норманны сразу же принялись возводить укрепления, но бухта была слишком открытой для неприятеля, и они двинули корабли на восток, чтобы захватить порт Гастингс.

Гарольд все еще находился на севере, войско свое распустил по домам. Поэтому он прибыл на южное побережье только четырнадцатого октября. Заняв удобную позицию на высоком холме, он стал ожидать атаки норманнов. Войскам Вильгельма не удалось сокрушить плотно сомкнутые ряды англичан.

Розалин вздохнула и продолжала:

— Даже про отступления все сказано точно: в первый раз норманны отступили, потому что решили, что им изменила удача. Англичане, хотя и измученные долгим переходом, стали преследовать их и потеряли множество воинов, когда норманны вновь повернули назад, чтобы атаковать их. Войска Вильгельма предпринимали еще две попытки отступления, но это был обманный маневр, чтобы выманить англичан с их позиций. В результате армия Гарольда лишилась множества солдат. Но последняя атака нормандской конницы, которая в действительности принесла Вильгельму победу, окончилась поражением. Войска Гарольда отбили их атаку, и когда Вильгельм сделал четвертую и последнюю попытку атаковать англичан, они перебили почти все его войско.

С этого момента история пошла по другому пути. В действительности исход битвы решила нормандская конница — Гарольд погиб от руки всадника, но прежде он уже был ранен стрелой в… Постой! — неожиданно воскликнула Розалин. — Здесь об этом ничего не сказано.

— О чем?

— О приказании Вильгельма, которое он дал своим лучникам, — стрелять в воздух. Этот приказ стал поворотной точкой в битве при Гастингсе — стрелы погубили множество англичан, и это дало возможность коннице Вильгельма прорваться сквозь их плотно сомкнутые щиты и довершить разгром английского войска. Одна из стрел попала Гарольду в глаз. Источники расходятся во мнении — одни считают, что от этой стрелы он и умер, другие — что он был только ранен, и нормандский всадник добил его. Но все летописи и исторические документы упоминают о том, что он был ранен стрелой в глаз.

— Кроме этой, — кивнул Торн в сторону книги, лежавшей у нее на коленях.

— Да, здесь ничего про это не говорится, — сказала Розалин и снова склонилась над страницей. — Ни слова о приказе Вильгельма своим лучникам и о ране Гарольда. — Она подняла голову и заключила:

— Значит, в этот раз приказ не был отдан — потому-то англичане и выиграли сражение.

Торн беззаботно пожал плечами:

— Значит, если мы это исправим, то все вернется на свои места.

— Но как? — воскликнула она. — Как мы это исправим, если мы не знаем, почему приказ не был отдан? Мы должны находиться в тот момент рядом с Вильгельмом, чтобы узнать, что произошло.

По лицу его медленно поползла довольная ухмылка.

— Мне кажется, это отличная мысль. Она гневно сверкнула на него глазами — да он прямо спит и видит, как бы только очутиться в какой-нибудь заварушке.

— В этой битве ты не имеешь права принимать участие — в ней были не только убитые, но и уцелевшие, поэтому ты не должен никого убивать. И ты не можешь перенести нас сразу в гущу схватки — ты ведь там не был раньше, значит, не сможешь ее себе представить. Мы должны вернуться в то время, в которой были в последний раз — когда корабли норманнов готовились к отплытию. А это значит, что нам придется несколько недель ждать на английском побережье, пока туда не прибудут норманны и англичане.

— Ты можешь еще что-нибудь предложить? — спросил он.

Она откинулась в кресле и пробормотала:

— Нет, черт возьми.


Глава 30 | Навеки | Глава 32