home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12


— Интересно, в чьей кровати ее застали на этой неделе? Ну и штучка!

— Развлекала лорда Мэлдона. Обучала его вставлять стрелу в свой колчан. Честное слово, я думал, у него в голове остались мозги. Неужели не понимает, что она насквозь прогнила? Столько мужчин перебрала, что наверняка заполучила сифилис в бесплодной попытке перещеголять придворных дам Карла Второго!

— А почему ты вообразил, что у Мэлдона его нет?

— Хм-м… но теперь это уже не имеет значения. Ах, разнообразие в наши дни — штука опасная. Чем порхать с цветка на цветок, лучше иметь постоянную любовницу и жить спокойно. Дольше протянешь, клянусь Богом!

— Но если тебе довольно и одной, почему не жениться?

— Господи, вот уж никогда. Ничто так быстро не сводит в могилу, как надоедливая жена! А ты, прежде чем так меня пугать, лучше язык бы себе откусил! Недоумок! И потом что общего имеет брак с золотым правилом, которому должен следовать каждый мужчина: содержи одну женщину и не будь слишком переборчив. Пора бы и тебе ему следовать!

Кристофер Мэлори краем уха прислушивался к болтовне приятелей, не придавая ей особого значения. Он уже пожалел, что захватил их с собой: не стоило этого делать. Они требуют, чтобы их развлекали, ухаживали, баловали, и, не получив желаемого, по всей видимости, уже умирают от скуки. Вот и сейчас, вместо того чтобы найти себе занятие, притащились за ним в кабинет, расселись, как у себя дома, и перебирают старые сплетни. Как только не надоест?

Но он приехал сюда не для того, чтобы ублажать бездельников. Дважды в год приходилось посещать Хаверстон, выслушивать отчеты управляющего и просматривать счетные книги, с тем чтобы как можно скорее убраться отсюда. Именно это он и пытался сделать сегодня вечером. Поскорее покончить с этим и отправиться в Лондон. И не то чтобы в столице его ждали дела, обязательства или любимая женщина. Просто в Хаверстоне ему было не по себе. Стены словно давили, воздуха не хватало, и уже через неделю на него нападала гнетущая тоска.

Да и кому бы понравилось это темное, мрачное место с вышедшей из моды мебелью, уродливыми серо-коричневыми обоями, пыльными занавесками и угрюмыми слугами, отделывавшимися односложными ответами. «Да, милорд, нет, милорд» — большего от них не дождешься. Конечно, можно бы все здесь переделать, обставить комнаты заново, но к чему трудиться, если он все равно не имеет ни малейшего желания здесь жить? Торчать с утра до вечера за книгами и слушать жалобы управляющего? Нет уж, увольте! Он — лондонский житель! Ах, скорее бы вдохнуть воздух столицы!

Конечно, поместье неплохое, большое и доходное, казалось, чего бы еще искать, но ему оно совершенно ни к чему. Кристофер не просил его, не добивался и совсем недавно еще не знал о существовании Хаверстона. У него самого было прекрасное имение в Рэдинге, которое он тоже редко навещал, поскольку не питал пристрастия к мирной сельской жизни, а кроме того, и наследственный титул виконта. Хаверстон был подарен ему в знак благодарности вместе с новым титулом маркиза за нечаянно-негаданно совершенный подвиг — Кристоферу посчастливилось спасти жизнь его величества.

Нет, он совершенно не намеревался пожертвовать собой ради короля, так как по природе не годился на роль героя. Все произошло совершенно случайно, как бывает в плохих романах. В один прекрасный день он вышел из завязшего в грязи экипажа на дорогу, чтобы размять ноги, когда мимо пронеслась обезумевшая лошадь. Кристофер, не раздумывая, бросился на помощь. Ему удалось остановить несчастное животное, но конь сбросил седока прямо на него. Кристофер мешком свалился на землю, придавленный немалым весом всадника.

По странной шутке Госпожи Удачи неизвестный оказался самим королем, охотившимся в соседнем лесу, где его лошадь испугал неожиданно выскочивший из-под копыт кролик. Король Георг, разумеется, не знал, как выразить свою признательность, и объявил молодого человека величайшим героем наших дней. Конечно, разубеждать короля никто не имел права, а тот был безгранично щедр и великодушен. Вот так Кристофер стал первым маркизом Хаверстоном.

Его управляющий, Артемус Уиппл, сидел сейчас напротив в глубоком кресле и жадно прислушивался к пересудам, вместо того чтобы обратить внимание на хозяина. Кристоферу пришлось дважды окликнуть его, чтобы отвлечь от оживленной беседы, и еще раз повторить вопрос.

Уиппл, дородный мужчина средних лет, достался Кристоферу вместе с усадьбой, и тот не нашел причины сменить управляющего. Да и к чему? Доход Хаверстон приносит неплохой, даже если расходы и превышают всякое воображение. Правда, у Артемуса на все находилось весомое оправдание, но все же некоторые траты были настолько непозволительными, что требовали пояснения.

— Пятьдесят фунтов батракам за вспашку и посев? Вы что, везли их из самой Америки?

Саркастическое замечание явно пришлось не по вкусу управляющему. Он густо покраснел и поджал губы.

— Это правда, цену они заломили выше некуда, но поверьте, милорд, последнее время подрядить людей для работы здесь становится все труднее. Откуда-то расползлись идиотские слухи, что Хаверстон — проклятое место, где водятся духи, и даже хозяин не желает здесь жить.

— Какой бред! — воскликнул Кристофер, закатив глаза к небу.

— Вот как? — вмешался Уолтер Ките. — Первая по-настоящему интересная новость, которую я услышал со дня своего приезда сюда. И что это за дух?

Чье-то привидение? Что, бродит по ночам и пугает челядь?

Уолтер, самый младший из троих друзей, в свои двадцать восемь лет не выносил даже намека на женитьбу. В этот момент его пудреный парик небрежно сполз набок, после того как его владелец рассеянно поскреб в голове. Хотя в то время такие огромные парики носили исключительно в официальных случаях и на дворцовых приемах, Уолтер подражал старой гвардии, чопорным аристократам, никак не желавшим расстаться со старинной модой, и не выходил из гардеробной без такового. Конечно, с его стороны это было не чем иным, как мальчишеским тщеславием, поскольку его собственные тусклые и довольно редкие каштановые волосы не шли ни в какое сравнение с красотой искусственных, особенно в сочетании с живыми зелеными глазами.

— Чье? — переспросил Уиппл с непонимающим видом, словно не ожидал дальнейших расспросов, и, честно говоря, Кристофер особенно и не допытывался правды, сразу же соглашаясь с приведенными доводами относительно неоправданно больших расходов.

— Вот именно, чье? — настаивал Уолтер, решив добиться истины. — Если место проклято, значит, здесь обитает призрак.

Побагровев еще больше, Уиппл сдержанно сообщил:

— Честное слово, понятия не имею, лорд Ките. Я не обращаю внимания на суеверия крестьян.

— Да это и не важно, — добавил Кристофер. — Никаких призраков здесь нет.

— Ну и сухарь же ты. Кит, — вздохнул Уолтер. — Если бы у моего дома были какие-то кровавые предания, я все отдал бы, чтобы их узнать и повторять всему свету.

— Я не считаю этот дом своим, Уолтер.

— Но почему?

Кристофер небрежно пожал плечами:

— Я живу в Лондоне, а это просто… просто усадьба. Здесь мне все противно.

Дэвид Резерфорд, у которого карманы были не так туго набиты, как у приятелей, сокрушенно покачал головой:

— Кто, как не Кит, способен на такое! Признаю, здесь довольно уныло, но все еще можно изменить! Просто слушать противно!

Дэвид в тридцать лет был еще не так пресыщен, как Кристофер в свои тридцать два. Резерфорд, бесспорно, мог считаться красавцем: высокий, с черными волосами и светло-голубыми глазами, он неустанно преследовал женщин. Он всегда был готов испытать новые ощущения, попробовать что-нибудь остренькое, отдающее опасностью и приключениями.

Кристофер и рад бы последовать примеру друга, но еще в прошлом году обнаружил у себя нечто вроде странного заболевания. Его, казалось, ничто на свете не интересовало, не было мило, не привлекало внимания. Он устал. Смертельно устал, и эта вселенская хандра тяжким грузом повисла у него на плечах. Он словно состарился прежде времени. Родители умерли, когда он был совсем молод, воспитывали юношу опекун и слуги, которые, возможно, и привили ему несколько необычный взгляд на вещи, явно отличный от воззрений тогдашнего общества. Он отчего-то не находил забавными те мелочи, которыми забавлялись его приятели. Более того, у него вообще последнее время не было причин для веселья.

— Возможно, ты прав, Дэвид, но все зависит от времени и желания, — нехотя обронил он.

— По-моему, времени у тебя достаточно, — возразил Уолтер. — Значит, желания не хватает.

— Совершенно верно, — многозначительно подчеркнул Кристофер, надеясь, что дискуссия на этом закончится, и, полный решимости отделаться от докучливых приятелей, откровенно объявил:

— Ну, теперь, друзья, извините меня, дело не ждет. Мне хотелось бы вернуться в Лондон еще до осени. Займитесь чем-нибудь и оставьте нас.

Поскольку до осени был еще добрый месяц, сарказм был замечен и по достоинству оценен, и молодые джентльмены, обменявшись скорбными взглядами, снова принялись судачить. Но как только Кристофер опустил глаза в книгу и принялся изучать следующую запись, возникший на пороге дворецкий объявил о приходе незваных посетителей из Хаверс-Тауна. Ими оказались мэр, преподобный Биггс и мистер Стенли, старейший советник магистрата. В последний раз они являлись в Хаверстон, чтобы приветствовать нового соседа. С тех пор он никого из них не видел. Странно, что могло привести их сюда, да еще так поздно?

Однако долго гадать не пришлось. Троица сразу же перешла к цели своего визита.

— Сегодня случилось настоящее нашествие на наш мирный город, лорд Мэлори.

— Шайка безбожных воров и нераскаянных грешников наводнила улицы, — с крайним негодованием добавил преподобный Биггс.

— А что, безбожные воры чем-то отличаются от благочестивых? — ехидно осведомился Уолтер. Однако до святого отца сарказм не дошел.

— Все язычники — воры и разбойники, милорд, — сухо сообщил он.

Дэвида, однако, более заинтересовало упоминание о грехе.

— А чем они грешат? Может… Кристофер, раздраженный очередным несвоевременным вмешательством, неприветливо пробурчал:

— А при чем тут я? Почему не прикажете попросту их арестовать?

— Потому что никому не удалось схватить их за руку. Они весьма хитры, эти бесстыдники. Кристофер нетерпеливо отмахнулся:

— Как мэр, вы имеете право приказать им покинуть город, так что не вижу причин тревожиться.

— Но цыгане не ночуют в городе, лорд Мэлори, они разбили табор на ваших землях, над которыми у нас нет власти.

— Цыгане! Ах, этот грех, — ухмыльнулся Дэвид, заработав неодобрительный взгляд священника.

— Итак, насколько я понял, вы просите, чтобы я велел им уйти? — сообразил наконец Кристофер.

— Ну разумеется, Кит. Мы с Уолтером тебе поможем. Нельзя же оставлять старого друга в беде, верно? Нам подобное в голову бы не пришло!

Кристофер воздел руки к небу. Святой Боже, приятели наконец нашли желанное развлечение и, судя по виду обоих, готовы пуститься во все тяжкие.


Глава 11 | Подарок | Глава 13