home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21


— О, мы чудесно повеселимся! Великолепно, Уилл! Не знаем, как и благодарить тебя за то, что разрешил поучаствовать в этом маленьком розыгрыше!

Сэр Уильям вспыхнул и что-то пробормотал; женщины радостно захихикали. Анастасия, наблюдавшая за ними, едва сдержала улыбку.

Она столько всего наслушалась об этих леди по пути в Лондон! Все они были ближайшими приятельницами Уильяма, которого знали с детства. Почти его ровесницы, они, однако, вели бурную светскую жизнь. Он любовно именовал их своими сестричками, а те, в свою очередь, испытывали к нему столь же нежные чувства.

Виктория Сиддонс недавно овдовела — уже в четвертый раз! Последний муж оставил ей не только немалое состояние, но и высокий титул, так что вот уже несколько лет она была одной из самых ярких звезд на лондонском небосклоне и весьма часто давала балы и приемы. Получить от нее приглашение считалось большой честью.

Рейчел Бесборо тоже вдовела, но уступила Виктории пальму первенства в количестве мужей, поскольку прожила со своим маркизом душа в душу более пятидесяти лет, прежде чем Господь призвал его к себе. У нее была большая шумная семья, множество детей и внуков, хотя она предпочитала жить одна и часто гостила у подруг.

Элизабет Дженнингс так и не вышла замуж, оставаясь, как она шутила, самой дряхлой старой девой во всем Лондоне, но так как она была сестрой Рейчел, то недостатка в любящих родственниках у нее не было.

Утром заговорщики собрались в большой гостиной дома леди Виктории на Беннет-стрит, где остановились Уильям и Анастасия со времени приезда в столицу на прошлой неделе. Анастасия стояла на табурете, терпеливо вынося вторую и, можно было надеяться, последнюю примерку и связанные с ней мучения, которым подвергала девушку личная модистка Виктории. Богатый модный гардероб, обещанный Уильямом, был почти готов. Только этого и ждали дамы, чтобы представить Анастасию высшему обществу. Леди Рейчел вела длинный, ежедневно пополнявшийся список всех модных мест и знатных домов, в которых девушке было необходимо показаться.

Леди Элизабет составила свой собственный список, куда включила самых известных и прожженных сплетниц, которых она ежедневно и с завидным постоянством навещала.

— Самое важное — заранее подготовить декорации и обставить сцену, — объявила она, вернувшись после первого такого визита. — Леди Баском уже умирает от желания познакомиться с тобой, девочка, а к завтрашнему дню к ней присоединятся все ее приятельницы. Клянусь, за сегодняшний день она успеет объездить не менее сорока домов и всюду растрещится, как сорока. Не спрашивайте, каким образом она этого добьется, потому что я не знаю.

Они решили, что некоторая таинственность только подогреет любопытство, так что Элизабет старательно выполняла каждый пункт своего списка и каждой кумушке рассказывала что-нибудь новенькое относительно происхождения и появления Анастасии в столице. По ее словам, мать девушки, младшая сестра Уильяма, сбежала в молодости с неким молодым человеком и произвела на свет Анастасию. Необходимо было создать достаточно правдоподобную и в то же время благопристойную историю. Леди буквально ночей не спали и от души веселились, придумывая совершенно невероятные ситуации. В их воображении она становилась то дочерью наследника некоей европейской королевской династии, то ребенком богатого турецкого работорговца, то, что соответствовало истине, отпрыском русского князя. И все это под величайшим секретом передавалось законодательницам школы злословия. Весь Лондон кипел и бурлил.

Уильяму поручили узнать, прибыл ли в Лондон маркиз, каковы его привычки, обычаи и какие дома он посещает. В конце концов они пошли на такой труд ради него, и будет несправедливо, если он не увидит Анастасию во всем блеске и новых нарядах.

Едва, как выразилась Элизабет, сцена была подготовлена, приглашения посыпались градом. Анастасию, которой еще только предстоял дебют в обществе, желала видеть на своем приеме или балу каждая светская дама, и все благодаря талантам Элизабет. Никогда еще слухи не были столь противоречивыми!

Однако первое появление Анастасии в свете должно было произойти на маскараде, который давала леди Виктория на будущей неделе. Но Кристофера в списке приглашенных не было: неизвестно, успел ли он прибыть в Лондон, а кроме того, оставалась опасность, что он способен разоблачить новоявленную наследницу или, наоборот, предъявить на нее супружеские права. Все было возможно, вот почему дамы сгорали от волнения. От них зависело, завертятся ли колеса событий. Но предсказать исход задуманного было не в их власти.

Их лихорадочная деятельность, суета, суматоха, вечерние беседы помогли Анастасии превозмочь тоску. И дело было не только в потере единственной родственницы и ссоре с «мужем на одну ночь». Пришлось расстаться с цыганами: людьми, с которыми выросла, которым была небезразлична и о которых вспоминала с любовью. Она попрощалась с ними, хотя не сомневалась, что это не навсегда. Цыгане никогда не прощались навечно, если только их не разлучала смерть. Спроси их, и они скажут, что всегда готовы встретиться со старыми друзьями в своих скитаниях.

Заветный день наконец настал. Даже Анастасия, отрешившись от обычной апатии, почувствовала необычайное возбуждение, хотя не ожидала увидеть сегодня Кристофера: ведь его намеренно исключили из списка. Не стоило заранее раскрывать все карты. Главная их цель — заинтриговать беднягу, заставить его пожалеть о потере. Пусть страстно захочет вернуть жену, преодолеет все со словные предрассудки, забудет о том, что подобает и не подобает знатному маркизу, о приличиях и этикете. Они покажут ему, как легко можно забыть о преградах и препонах, особенно если правда будет известна лишь немногим.

И какая ирония заключалась в том, что она предстала перед строгим, чопорным, застывшим в сознании собственного благородства обществом собой! Да-да, именно цыганкой, в том же золотом костюме, как в роковую ночь, когда она приворожила Кристофера. Но собравшимся, которым не терпелось увидеть новую звездочку на лондонском небосклоне, она показалась необыкновенной! Прекрасной! Они влюбились в нее с первого взгляда! Первый бал Анастасии имел оглушительный успех.

И хотя Анастасия настояла на том, чтобы обойтись без неприкрытой лжи, она все-таки старалась избегать слишком прямых и откровенных вопросов. Конечно, важно сохранить покров таинственности, как постоянно напоминали ее новые друзья.

— Пусть гадают. Пусть предполагают. Но никогда, ни за что не открывай им, как обстоят дела. Шути, улыбайся, кокетничай и ускользай, как рыбка из сетей.

Но это оказалось легче легкого: недаром цыгане славились хитростью и изворотливостью, искусства" ми, которые она изучила с самого рождения, хотя сама редко применяла подобные таланты.

Ночь прошла на удивление гладко, и Анастасия обзавелась множеством поклонников, превзойдя все ожидания дам и сэра Уильяма. Одиннадцать предложений: три вполне приемлемых, хоть и сделанных под влиянием внезапного порыва, — предложения руки и сердца, восемь куда менее соблазнительных, а вернее говоря, просто непристойных, на которые она даже не посчитала нужным обратить внимание. Причем один юный джентльмен повел себя как полный идиот, бросившись на колени посреди зала и во весь голос потребовав стать его женой. Двое других сцепились не на жизнь, а на смерть, и дело дошло до кулачной драки.

Кристофер, разумеется, не показался. И хотя стало известно, что он уже в Лондоне, трудно сказать, слышал ли он о новой королеве света. Однако завтра снова поползут сплетни и рано или поздно дойдут и до него. Это всего лишь вопрос времени.


Глава 20 | Подарок | Глава 22