home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 8


Во второй половине дня прибыл Эдвард, второй из братьев Мэлори, вместе с остальными членами семейства. Радость встречавших и приехавших была неописуема. Наконец-то все собрались вместе. К сожалению, последнее время это случалось не так часто, как хотелось бы. Дождавшись, пока дядюшка немного отдохнет, Реджи немедленно сообщила ему обо всех важнейших событиях, случившихся за время разлуки, и случайно упомянула о Подарке.

Именно в эту минуту Эми, услышавшую разговор, посетило озарение. Она сама не поняла, отчего с такой уверенностью ощутила, что это не просто подарок. Не обычный рождественский сувенир. Ей словно шепнул кто-то, что сверток в роскошной обертке каким-то образом связан с тайной Анны Мэлори.

Той самой Анны, о которой с таким восхищением поведал старый садовник.

И это чувство никак не хотело уходить. Наоборот, становилось все сильнее, полностью завладевая Эми. Она просто не могла думать ни о чем другом, не сводила глаз с Подарка и неожиданно для себя твердо решила развернуть его этой же ночью. Непонятно только, что делать: признаться во всем Уоррену или подождать, пока он уснет?

Но судьба все определила за нее. Даже после головокружительных любовных игр и бурных ласк Уоррен ничуть не казался усталым и выразил готовность повторить все сначала. Припав к широкой груди мужа и нежась под его поцелуями, Эми прошептала с лукавой улыбкой:

— Сейчас я спущусь вниз и открою Подарок.

— Ни за что, — лениво пробормотал он. — Уж лучше оставаться в неведении, наслаждаться неизвестностью и ожиданием чуда и подождать до Рождества. Думаешь, остальным не хочется узнать, что в нем?

— Я и рада бы, Уоррен, но вся эта таинственность просто с ума меня сведет, особенно еще и потому, что я поспорила с Джереми. Заключила пари, что еще до конца года мы узнаем правду о нашей прабабке.

— И это после того, как Джексон настоятельно запретил тебе подобные выходки?

— Ну, не настоятельно и не то чтобы запретил, и к тому же идти на попятный поздно Уоррен, что-то сообразив, сел и внимательно присмотрелся к жене.

— Признавайся, что общего имеет твое пари с этим пресловутым Подарком?

— В том-то все и дело. У меня какое-то непонятное предчувствие, что в этом свертке и содержится ответ. Уоррен, ты ведь знаешь, как редко я ошибаюсь. Не суди меня строго. Лучше помоги. Я просто не выдержу до Рождества. Милый, разве ты не со мной? Как мне обойтись без тебя?

Она просительно улыбнулась, но Уоррен, не поддаваясь на лесть, объявил строгим неодобрительным тоном, так напомнившим ей прежнего Уоррена, никогда не смеявшегося, на лице которого никто не видел и тени улыбки:

— Такое поведение скорее пристало детям, чем взрослой замужней женщине.

Но Эми, ничуть не усмиренная, дерзко высунула язык.

— Неужели тебе нисколько не любопытно?

— Разумеется, любопытно, но я вполне способен ждать до…

— Зато я не могу! — страстно вскричала жена. — Не могу, и все! Пойдем со мной, Уоррен. Я буду очень аккуратной. И если там ничего особенного не окажется, просто заверну все, как было, и ни одна живая душа не узнает. Подумаешь, что тут такого? Ты просто медведь!

— А ты? Ты серьезно? — поразился муж. — В самом деле собираешься красться в ночной тьме, как разбойница, чтобы… Ты же не какая-нибудь девчонка-озорница!

— Нет-нет, мы взрослые умные люди, пытающиеся самым простым способом раскрыть тайну, которая слишком долго мучила всех в этом доме.

Уоррен наконец соизволил усмехнуться. За годы супружеской жизни он уже успел привыкнуть к весьма странной, но достаточно убедительной логике жены и полному неприятию всех его попыток приструнить ее. Но в этом и заключалась прелесть и магия этой женщины. Другой такой просто на свете не было. Какое невероятное счастье выпало ему на долю, когда Эми его выбрала! Именно его, американца, и к тому же незнатного происхождения.

Пришлось сдаться на милость победительницы.

— Так и быть, — улыбнулся Уоррен, — но нам надо одеться. Огонь в гостиной наверняка погас, и ходить босиком по полу как-то не хочется.

Не прошло и получаса, как заговорщики уже стояли перед заветным столиком, на котором покоился Подарок. Уоррен отнесся к происходящему довольно спокойно, а вот Эми так и пылала от возбуждения. Что скрывается под золотой бумагой? И неужели ее предчувствия впервые в жизни не оправдаются?!

В гостиной, против всех ожиданий, вовсе не было холодно, поскольку тот, кто уходил последним, позаботился закрыть двери, чтобы тепло не выдуло. Уоррен, нервно оглядевшись, снова прикрыл двери, прежде чем зажечь несколько ламп. Однако не успели они опомниться, как злосчастная дверь со стуком распахнулась, пропуская Джереми.

— Попались, голубки? — воскликнул он, радостно потирая руки. — Ну, что скажете в свое оправдание? И тебе не стыдно, Эми? Какой позор!

Эми, в самом деле заметно смутившаяся, ибо Джереми был не только ее кузеном, но и ближайшим другом, сконфуженно пробормотала, пряча руки за спиной, как провинившаяся школьница:

— А что, позволь спросить, понадобилось тебе в такой поздний час?

Джереми подмигнул ей и сухо известил:

— То же, что и тебе, полагаю.

— Бездельник! — хмыкнула Эми. — Лучше захлопни дверь, пока не перебудил весь дом!

Джереми уже взялся за ручку, но тут же был вынужден посторониться и дать дорогу Реджи. Та вплыла в комнату босиком, завязывая на ходу пояс халата. Очевидно, она и не думала ложиться спать и под вопросительными взглядами присутствующих негодующе фыркнула:

— Нечего на меня таращиться, я здесь не затем, чтобы открыть Подарок… то есть, может, и затем, но наверняка струсила бы, прежде чем дошло бы до дела. Так что я здесь ни при чем, это вы преступники!

— Бессовестная наглая ложь, Реджи, — возразил Дерек, возникая за ее спиной. — Хотя попытка не пытка. Жаль, что не удалась. Не возражаешь, если я позаимствую у тебя это весьма неубедительное извинение? Лучше, чем вообще никакого.

— Ты просто поражаешь меня, — подхватила Келси, беря мужа за руку. — Настоящий провидец! Пообещал, что нам очень повезет, если первыми доберемся до Подарка, и взгляни только, какая толпа! Ты, как всегда, оказался прав. Нужно было сделать это еще вчера! Какие мы все-таки растяпы!

— Вовсе нет, дорогая, — ухмыльнулся Дерек, — никакой я не провидец, просто слишком хорошо знаю своих родственничков!

Очевидно, так оно и было, потому что следующими прибыли братья Эми, Тревис и Маршалл, ухитрившиеся протиснуться в дверной проем одновременно. От всей этой суеты они несколько запыхались и поэтому не сразу сообразили, что не одни в комнате. Немного опомнившись от такого сюрприза, Тревис проворчал:

— Говорил же тебе, что это дело гиблое! Взгляни только, они уже тут как тут.

— Наоборот, похоже, не только нам эта мысль пришла в голову, — жизнерадостно откликнулся Маршалл.

— Гром и молния, неужели вся семейка ни о чем другом не думает? — шутливо возмутился Джереми.

— Сомнительно, — пожала плечами Эми. — Недаром я не вижу ни дяди Джейми, ни Тони. Должно быть, на этот раз их головы заняты чем-то другим, и я, кажется, знаю чем. Давайте лучше…

Но тут в коридоре послышался кашель, и Эми, покорившись судьбе, развела руками и расплылась в улыбке.

— Интересно, почему мне вдруг показалось, будто молодые считают нас слишком старыми, чтобы бодрствовать в это время суток? — ехидно осведомился Энтони, входя в комнату.

— Снова терзаешься сознанием собственной дряхлости и бренности всего живого? — не менее язвительно проворчал Джейми. — Ты, естественно, давно из ума выжил, но себя я считаю бодрым мужчиной в самом расцвете сил.

— Весьма странное мнение. Как я могу выжить из ума раньше тебя, братец? Ведь ты старше и выглядишь лет на сто! Уж недалек твой час, — злорадно заметил Энтони.

— Старше? На какой-то жалкий год, — огрызнулся Джейми, угрожающе взирая на брата.

В отличие от остальных собравшихся братья были во фраках, поскольку еще и не думали ложиться. Оба допоздна засиделись в кабинете Джейсона за бутылкой бренди, жалуясь на тяжкую участь и сочувствуя друг другу с той самой минуты, как обнаружили, что двери супружеских спален наглухо заперты. Услышав, как ступеньки то и дело скрипят, они не смогли устоять перед искушением проверить, в чем тут дело. При виде столь многочисленного собрания Энтони расплылся в саркастической усмешке:

— Вот так так! Интересно, что могло привлечь в эту комнату столько детишек? Лакомства или погремушки? А где Джек и Джуди? Не сидят, случайно, в уголочке? Что за премилая компания! Джейми, тебе не кажется, что эти малыши считают, будто Рождество уже наступило?

Джейми обвел пристальным взглядом багровые от стыда физиономии родичей и с притворным сожалением покачал головой:

— Господи, только полюбуйся. Тони! Даже у янки хватило совести покраснеть! Будь я проклят, если это не так!

Уоррен с тяжелым вздохом повернулся к жене:

— Вот видишь, что наделали твои глупость и любопытство, милая? Теперь мне от этих двоих житья не будет! Они ведь не уймутся, пока меня в гроб не загонят!

— И не сомневайся, — заверил Энтони с приторной улыбочкой. — Лет через десять — двадцать. Говоря по правде, тебя и палкой не убьешь, не то что каким-то словом!

— Если я права насчет Подарка, никто не назовет это глупостью, — возразила Эми.

— А что в нем? — вставил Маршалл, посматривая на сестру. — Хочешь сказать, что ты уже успела догадаться? И не просто так сюда явилась? Ну-ка признавайся!

— Я поспорила с Джереми, — бросила Эми с таким видом, словно это само по себе служило достаточным объяснением.

И ее действительно поняли. Присутствующие дружно закивали, но Реджи тем не менее напомнила:

— И все после того, как дядя Джейсон не позволил и думать об этом?

— Гром и молния, кузина, — удивленно заморгал Джереми, — только не говори, что я не имел права принимать пари! Всего лишь невинная шутка, ничего больше…

— Ну конечно, не имел, — резонно объявила Эми, — и вообще ты тут ни при чем.

Пока Джереми пытался сообразить, что к чему, Уоррен пришел ему на помощь:

— Даже не старайся понять, Джереми. Когда на Эми находит, ее не остановит целый гусарский полк. Решительность и упорство моей жены должны войти в анналы рода Мэлори.

— «Упорство» — не то слово. Скорее уж «упертость». Правда, кому лучше знать, как не тебе! Она настоящий мул!

— Вздор, — пробормотала Эми, с отвращением глядя на мужчин. — Вы оба еще покаетесь и проглотите свои слова, когда моя правота будет доказана. Вот тогда посмотрим! Негодяи, вечно сговариваются за моей спиной! И это муж называется! Муж обязан во всем быть на стороне жены!

— Ты в самом деле думаешь, будто Подарок имеет что-то общее с нашей прабабкой?

— Вот именно! — возбужденно выпалила Эми. — С первого взгляда я сразу поняла, что он содержит нечто очень важное. Но сегодня мне показалось, что он каким-то образом связан с нашим пари. Наверняка здесь кроется тайна Анны Мэлори. Что хотите говорите, а это так и есть!

— Хватит болтать о пустяках, дети, не то просидим здесь всю ночь, — бросил Джейми. — И нечего ходить вокруг да около, разворачивайте эту проклятую штуковину, и покончим с этим!

Эми улыбнулась дядюшке и дернула за кончик ленты. Но никто не предполагал, что до Подарка будет так трудно добраться. Никто не ожидал увидеть небольшой висячий замочек, и бывший той самой таинственной выпуклостью.


Глава 7 | Подарок | Глава 9