home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Прошло три часа с тех пор, как они отправились в путь, держа курс на юг, но никто из спутников Тани и словом не обмолвился о еде. Время от времени они обсуждали ее внешность, ее чудесную перемену, то один, то другой рассматривали ее, даже Штефан, словно никак не могли поверить в то, что она так красива. Лазарь и Андор не скрывали своего восторга. Василий отмалчивался, что само по себе уже было достижением; он не позволял себе даже всяких гадких замечаний, как нередко случалось раньше. Что думал по этому поводу Штефан, она догадывалась, но, обдумав все еще раз, не понимала, почему его так расстраивала ее красивая внешность — ведь за красотку танцовщицу они могли выручить больше, чем за уродину.

Таня прогнала мысль о том, что она для них теперь представляет огромную ценность и они будут следить за ней пуще прежнего. Ее мучил голод, у нее даже урчало в животе, а они словно не понимали, что не худо чем-нибудь подкрепиться. Тут до нее дошло, что такие богато одетые господа могут и не знать, как себя вести в таких условиях: что употреблять в пищу, как ее добыть. Вот это смешно! Нет, не очень, потому что от этого приходится несладко и ей самой.

Она уже собралась объявить, что может поискать подходящую еду, ягоды или растения, как вдруг Андор, ушедший вперед, крикнул, что нашел кое-что. Находкой оказался довольно большой дом, ферма при плантации, со всеми нужными постройками рядом во дворе. Это означало, что тут можно получить сейчас горячую пищу и взять с собой провизию. У Штефана и его друзей есть деньги, они смогут купить лошадей для дальнейшей поездки верхом. Но у Тани уже родился свой собственный план.

Однако ее надеждам не суждено было сбыться. Ее ни на минуту не оставляли одну, даже когда она отправилась по необходимости, и именно тогда Штефан пошел с ней вместе, проверил, нет ли в туалете, расположенном во дворе, второй двери, а потом только впустил ее внутрь. Интересно, а если бы туалета тут не оказалось, он тоже бы ходил с ней в поле? Вот глупость! Стоял бы и наблюдал, чтобы только не сбежала.

Они не задержались на плантации дольше, чем было необходимо для приобретения пищи и лошадей.

Здесь, среди чужих, Таня могла выкинуть коленце, хотя ее и предупредили, чтобы вела себя смирно. Но ей не очень-то доверяли теперь. И правильно, потому что она бы, несомненно, нарушила обещание, если бы кто-то мог ей помочь. Хозяин — старик, его жена — инвалид, остальные обитатели — рабы и слуги. Чего ждать от подневольных?

Настал час отъезда. Таня даже не стала спрашивать, с кем она поедет. Штефан взял ее аккуратно за локоток, впрочем, он и не отпускал ее руку все время, и подвел к своей лошади. Он одним махом посадил ее в седло боком, сам уселся сзади. Получилось, что Таня словно сидит у него на коленях, и это ее вовсе не устраивало. Одной рукой Штефан поддерживал ее спину, так вроде бы удобно, но плохо другое — он сам все время в поле ее зрения. Плохо, что он так близко от нее, касается ее, она чувствует тепло его тела, да еще если вспомнить, что он обычно легко возбуждается рядом с ней… Но хуже всего, что она видит его. Можно закрыть глаза, но долго ли так просидишь? Отвернуться и смотреть вперед — заболит шея. Пришлось сидеть и все время чувствовать на себе его взгляд.

Тогда Таня обратилась к Штефану:

— Я хочу пересесть так, чтобы смотреть вперед!

— Сесть верхом?

— Да.

— Не стоит.

Она осмелилась взглянуть в его карие глаза:

— Почему?

Он выдержал взгляд некоторое время, потом снова стал смотреть на дорогу впереди.

— На тебе не та юбка, — процедил он сквозь зубы. Конечно, по сравнению с платьями, предназначенными для верховой езды, у нее была узковатая юбка, но не настолько, чтобы ей было совсем невозможно сесть верхом.

— Подходящая, — сказала она, — подумаешь, ноги немного будут видны! И потом, у меня высокие ботинки, только щиколотка оголится.

Таня решила, что дала исчерпывающее объяснение, но Штефан нетерпеливо сверкнул глазами — начинает терять самообладание.

— Не немного, а слишком много. Разрешите вам напомнить, кто вы, принцесса. Пора вести себя соответственно своему сану и положению, а не как.., девка из таверны.

Эта пауза означала только одно — он хотел сказать «шлюха», но вовремя остановился. Таня не могла даже представить, чем она так задела его и почему он готов уже оскорбить ее? Но проглатывать обиду молча она не собиралась.

— В чем дело, Штефан? Тебе взбрело в голову учить меня этикету, а мне плевать. Да, я девка из таверны и живу по своим законам и делаю свое привычное дело. И говорю как хочу, и езжу на лошади тоже как хочу. Последний раз предупреждаю — отстань от меня со своими нравоучениями, сукин ты сын!

Они буквально впились друг в друга злым немигающим взглядом. Это была настоящая битва — зеленые, как у кошки, глаза Тани против тигриных желто-карих глаз Штефана.

— Садись как хочешь, — вдруг согласился Штефан, — оголяй что хочешь. И говори что хочешь, маленькая Таня.

Она чуть не показала ему язык от радости, что выиграла и настояла на своем, и быстро повернулась в седле, пока он не передумал. Слава Богу, теперь не видно этих дьявольских глаз, и можно успокоиться. Пора поразмыслить немного о побеге…

Но всей своей спиной она чувствует мускулистое тело Штефана, который крепко держит ее за талию и не отпускает, когда она наклоняется, чтобы поправить юбку. Таня садится прямо и оказывается еще ближе к нему, хотя ближе просто некуда. Сначала она решила, что Штефан оберегает ее от падения с лошади, но когда его рука легла ей на грудь, причем ладонь плотно охватила именно одну из них, Таня встрепенулась.

Она уже хотела было протестовать, когда он, почти касаясь губами ее уха, сказал:

— Если тебе еще не ясно, ты скоро поймешь: к женщине относятся так, как она того заслуживает своим поведением.

Таня широко раскрыла глаза, сообразив, что он решил проучить ее, а вовсе не просто потискать при удобном случае. Ей показалось это таким унизительным, что она даже задохнулась от негодования. Пока она обдумывала, что бы такое ответить, урок продолжился. Штефан стал ласкать ее груди, причем то одну, то другую. И хотя она понимала, что он этим хочет только пристыдить ее, Таня неожиданно затрепетала от желания. Ей вспомнились его объятия и поцелуи ночью… Она даже зажмурилась от удовольствия. Но вскоре опомнилась и рассердилась. Стала отдирать его пальцы, и он вдруг убрал руку.

— Я все поняла, хватит! — почти крикнула она.

— Да? Я так не считаю, — прозвучал ответ. Он снова обхватил ее одной рукой, на этот раз за бедра. Погладив живот, Штефан провел ладонью по бедру вниз к коленке, потом по внутренней стороне бедра вверх. — Таня чувствовала это прикосновение так, словно на ней и юбки не было.

Она в сердцах даже ударила по этой наглой руке. Тогда Штефан снова приложил ладонь к ее груди.

— Я закричу! — предупредила Таня.

— И этим только привлечешь к себе внимание. Очень развлечешь всю компанию.

А она и забыла, что они не одни! Она огляделась и обнаружила, что на них и так уже смотрят. Штефан же продолжал ее бессовестно обнимать.

— Хорошо, черт возьми! Я сяду так, как ты считаешь нужным, — согласилась она сердито. — — Разумное решение, принцесса!

Но не убрал руки, пока она не пересела в прежнее положение. Таня взглянула на него, но на сей раз в ее глазах не было победного блеска, только колючие злые огоньки.

— Я тебя уже называла негодяем? — спросила она.

— Да.

— А подонком?

— Тоже.

— Я тебя ненавижу.

— Другого и не ждал. Это должно было случиться. Таня больше не сказала ничего. Она уставилась на дорогу, не желая больше смотреть на Штефана. Но его последние слова не давали ей покоя. Она не понимала, почему так «должно было случиться». Ей было невдомек, что он имел в виду.


Глава 20 | Принцесса | Глава 22