home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Они подошли к Штефану и встали за его спиной чуть поодаль, чтобы он не видел их. Таню это вполне устраивало: она не спешила предстать пред его очами. Успеет еще получить сполна ненависти в его взгляде. Она была твердо уверена, что вспышки гнева не миновать еще и потому, что Лазарь и Андор наотрез отказались идти с ними.

Василий по непонятной ей пока причине отправился с ней вместе, но если бы не он, сидеть бы Тане в каюте после ужина. Так что же, она должна быть ему благодарна? Меньше всего ей хотелось испытывать это чувство именно по отношению к Василию.

Таня не могла придумать, что бы еще такое сделать, лишь бы досадить Штефану. Стоять и ждать, когда он заметит ее появление в этом злачном месте? И тут ее осенило. Мысль возникла сама собой, когда Таня заметила, как один из игроков, партнеров Штефана, смотрит на нее. Даже карты не вызывали у него такого интереса.

Это был крупный, но не толстый мужчина довольно приятной наружности, темноволосый, с большими черными глазами. Он выглядел чуть старше Штефана. Так же как и еще один партнер по столу, он сидел без сюртука, в одной рубашке с высоко закатанными рукавами — скорее всего для того, чтобы его нельзя было обвинить в жульничестве. До сих пор он самозабвенно играл, теперь же Таня явно привлекала его внимание.

На столе лежала куча купюр, больше всего — возле этого черноволосого игрока; весьма скромные пачки у двух других; Штефан выкладывал на кон явно последние банкноты. Во всяком случае, других денег у него не было на столе. Игра началась, раздали карты. Все сосредоточились, кроме того типа, что пожирал глазами Таню. Его толкнул в бок сосед, потом все уставились на Штефана.

— Так что скажете, мистер Барони?

Таня даже вздрогнула от неожиданности — фамилии Штефана она не знала, никогда не слышала, чтобы к нему так обращались. Впрочем, из всех четверых ее спутников только Лазарь представился ей по имени и фамилии, которые были явно иностранными. Это должно было работать на всю легенду про Кардинию. Остальные, видно, не хотели утруждаться — достаточно одного имени.

В это время Штефан полез за бумажником. Собирается проиграть еще? Нет, этот человек не умеет остановиться вовремя, и Таня прекрасно это знает. Но сейчас речь идет об огромных суммах денег, которые он просто швыряет на ветер. Неужели ему все равно? Таня глянула на Василия. Тот и бровью не повел, хотя у него не поймешь, что в голове, — на лице вечно скучающее выражение или язвительная усмешка.

Таня увидела, как Штефан положил деньги и назначил ставку. Игрок слева от него бросил свои карты. Черноволосый верзила спокойно открыл свои — три пятерки. В ожидании ответа партнеров он снова уставился на девушку.

Тут она наконец решилась, а это стоило немалой отваги, и одарила его чарующей улыбкой, надеясь, что она у нее получилась такой, как надо. Но недаром она наблюдала за девицами в таверне, как те охмуряли своих ухажеров. Ей был известен каждый жест, поворот головы и незаметное телодвижение, которыми они давали знать о своем благорасположении. Но Таня ограничилась только улыбочкой, на которую незамедлительно получила радостный ответ: верзила просто растаял, и глаза его заблестели.

Тане стало противно, и она тут же опустила глаза, чтобы все не испортить красноречивым взглядом. Тут она заметила, что у Штефана в руках три короля, но он не кладет их на стол, чтобы побить три пятерки. Таня не была опытным игроком, однако даже ей было понятно, что у Штефана выигрышный расклад, но он словно не видит этого. Или не хочет замечать? Она едва сдержалась, чтобы не окликнуть его. Но в ее планы вовсе не входило помогать ему.

Она снова глянула на верзилу. Черноволосый вдруг встал и сгреб выигрыш. Потом, масляно улыбаясь Тане, обратился к своим партнерам:

— Прошу прощения, господа, но я пропущу несколько конов.

— Я бы тебе не советовал, Корбел, — сказал пожилой человек справа от него, — у тебя полоса везения.

— Вот уж действительно, — рассмеялся Корбел, — и не только в картах. Надо ловить момент.

Пожилой игрок проследил за его взглядом и гоже рассмеялся. Штефан вдруг словно очнулся и вслушался в их разговор. Тане показалось, что вот-вот он обернется. Нет. Он встал и преградил дорогу Корбелу, который оказался даже крупнее, чем девушка себе представляла. Верзила был выше Штефана и шире в плечах.

— Боюсь, вы заблуждаетесь, мистер Корбел, — сказал Штефан спокойно, — дама не свободна.

Таня так и обомлела: Штефан даже не взглянул на нее, ни разу не обернулся, тем не менее он знал, что она здесь, и сразу понял, что имеет в виду Корбел.

Но на верзилу предупреждение Штефана не возымело никакого действия. Он не привык волноваться. И что ему Штефан? Черноволосый был явно не робкого десятка.

— А дама считает явно по-другому, — объявил Корбел, — не лучше ли вам отойти?

Штефан не двинулся с места.

— То, что она считает, не имеет никакого значения, — сказал он сквозь зубы, потом, так же не оборачиваясь; приказал:

— Василий, отведи ее сейчас же в мою каюту, пока я тут побеседую с мистером Корбелом.

— Погодите…

Но это было последнее, что Таня услыхала от Корбела. Василий потащил ее к выходу, позади раздались звуки борьбы. Таня даже не смогла оглянуться; в дверях ее схватил в охапку Лазарь и передал Андору. Ни слова не было произнесено при этом, с ней обращались, как с вещью. Лазарь и Василий вернулись в игорный зал, а Таню повели в каюту.

— Ну, что вы натворили на этот раз, ваше высочество? — спросил Андор.

На этот раз Тане так хотелось ответить ему как следует, она даже остановилась на секунду, но Андор потащил ее дальше по коридору.

— А почему это ты решил, что я виновата? — проворчала она.

— Даже я сразу понял: вы нарочно отправились туда, чтобы выкинуть какое-нибудь коленце.

Откуда ему это известно? Значит, другие тоже каким-то образом догадались о ее намерениях? Штефан же моментально все поймет. Ну и пусть! И Таня больше не сопротивлялась, а даже охотно пошла в свою каюту.

Она решила сразу лечь в кровать и притвориться спящей. Конечно, если Штефан здорово разозлится, он не обратит на это никакого внимания и начнет шуметь. Поэтому Таня стала ходить по каюте, обдумывая возможные оправдания своему поступку. Ведь он накинется с обвинениями, надо дать ему отпор… А вдруг его там изобьют? Как это она совсем не подумала об этом! Конечно, он будет изрядно покалечен: этот Корбел такой здоровяк, прямо великан! Таня совсем не хотела, чтобы Штефан так пострадал, просто собиралась подразнить его.

Дверь каюты распахнулась раньше, чем она ожидала. Таня вздрогнула и обернулась: Штефан тщательно запирал дверь, так же как и каждый вечер. Когда он посмотрел на Таню, в его взгляде не было ничего угрожающего. Девушка внимательно вглядывалась в его лицо, пытаясь угадать его настроение и понять, не сильно ли его поколотил соперник. И вдруг увидела перед собой не злого и беспощадного Штефана, которого боялась, а усталого, измученного человека.

Сердце ее бешено забилось в груди — ее безудержно влекло к нему. Неужели это возможно? Оказывается, да. Вот она стоит и дрожит от волнения, от одной мысли, что… И это после всего, что он сделал, после всех издевок, насмешек и мук, которые он причинил ей? Никакой обиды, никакого гнева, никакой горечи, а только сильное, обжигающее желание. Да можно ли желать его? Можно… Нет, она этого не допустит.

— Развлеклась? — спросил Штефан. Таня даже не сразу сообразила, что он спрашивает о происшествии в игорном зале. Что за странный вопрос, однако! И кроме того, задан таким небрежным тоном…

— Ты дрался? Больно? Он пожал плечами:

— Подумаешь, пара синяков. Не о чем даже беспокоиться.

— А я беспокоилась. Не понимаю, почему ты не сказал ему просто, что я твоя жена? Ты же раньше всем это говорил, тогда до драки бы не дошло.

— Не хотелось.

Он был так безразличен, даже непонятно почему.

— Не хотелось? Тебе не хотелось сказать это и ты предпочел подраться?

— Но не меня же после этого отнесли в каюту! Таня постаралась не ахнуть от удивления.

— Значит, победил ты?

— Конечно.

— Ах, конечно! Как же я могла сомневаться! Тот мужчина всего-навсего ходячая гора.

— Иронии у тебя не получается, Таня. Впрочем, он, может, и здоровенный, но неуклюжий. Это неизбежно у больших мужчин.

— Ты тоже не маленький!

— Ну не настолько же! Кроме того, в каждом правиле есть исключения.

— А по каким правилам ты сегодня играл, когда сбросил выигрышные карты? — Штефан нахмурился, но она продолжала:

— Я видела у тебя трех королей.

— А это одна из моих причуд, — сказал он, улыбаясь, — не могу позволить королям выиграть вместо меня.

Все это было очень непонятно Тане. Еще более непонятно, почему он не сердится на нее. Но непонятнее всего, почему сердится она из-за того, что он не разозлился на нее!

— Я рада, что ты развлекся, — сказала Таня довольно резко, — тебе это было так необходимо. Азартные игры, драки — вот что мужчины любят больше всего, правда?

Она и не заметила, как он подобрался к ней совсем близко. В мгновение ока Штефан схватил ее за локоть и притянул к себе. У нее перехватило дыхание и по телу побежала дрожь. А когда он обнял ее обеими руками, у нее вообще все поплыло перед глазами и она прильнула к нему.

Штефан подождал, пока она поднимет на него взор, и сказал:

— Ты забыла еще кое-что упомянуть. Тебе хорошо известно, что именно, маленькая гурия! — И он усмехнулся. — Это означает «прекрасная девушка» на Востоке, а вовсе не то, что ты подумала.

— Правильно, — согласилась Таня впервые с таким комплиментом.

Ей понравилось, как он сказал это. Может, его снова влечет к ней?

— Если тебе нужен был мужчина, почему ты не сказала мне об этом, — вдруг прошептал Штефан, — зачем было выбирать чужого?

— Нет, мне не нужен был мужчина! — воскликнула Таня.

Но он словно не слышал ее.

— Ты думаешь, я не понял, когда ты ему дала молчаливое согласие? Да у него все отражалось на лице! Я видел и понимаю… Я прощаю тебе твое поведение, потому что у тебя давно никого не было, и ты…

Он запутался, не зная, что еще добавить. Но то, на что он намекал, было и так ясно. Штефан при этом прижимал ее все крепче и крепче.

— Ты такой переполох наделала, Таня, — продолжал он, — но я надеюсь, что, если тебе так нужен мужчина, ты согласишься отдаться даже мне.

Даже? Разве он не знает, что он единственный мужчина, которому она просто мечтает отдаться? Конечно, не знает. Думает, что она пришла в зал подцепить себе кавалера, соскучившись по «любимому делу», от которого они с друзьями ее ограждали?

Таня не знала, то ли разозлиться, то ли расхохотаться. Она растерялась. Штефан не понял, что она просто хотела повредничать и посердить его. Иначе он бы вел себя так же, как и всегда в припадке гнева. С нынешним Штефаном она еще не имела дела. При всем при том она не собирается отдаваться ему, раз он считает, что делает ей большое одолжение. Если она и будет когда-нибудь заниматься с ним любовью, то только тогда, когда он будет страстно желать ее, любить и лелеять. Как тогда, ночью у реки, он исступленно ласкал ее, целовал до умопомрачения… А сейчас сам на себя не похож…

— Я удивил тебя? — спросил Штефан.

— Я что, выгляжу удивленной? Наверное, да. Оно и понятно, особенно после того как мое отмытое лицо вызвало у тебя неприязнь еще в первый раз. Тебе просто претит моя внешность. А сегодня что случилось? Я перепачкалась опять в саже? Поэтому я снова тебя интересую?

Он отстранился и посмотрел на ее лицо.

— Ты прекрасно знаешь, что очень красива, а сегодня особенно.

Но ни разу не опустил глаза, чтобы осмотреть ее всю. Даже Василий оглядел ее с ног до головы. А все мужчины в ресторане и казино только и пялились в ее вырез. Штефан же словно избегал смотреть туда. Да и похвала у него получилась бесцветная, он сказал это так, как говорят о хорошей погоде. Как это понимать? Желанна она ему или нет?

— Я не интересна тебе, Штефан, и не нужна тебе вовсе, — сказала Таня печально.

Он не стал ничего отрицать, но произнес странные слова.

— С такими красавицами, как ты, я провожу одну только ночь. Одну… И никаких чувств.., просто удовольствие.

Эти слова больно задели Таню, ранили ее в самое сердце. Так значит, никаких чувств? Вот оно как!

— А если мне этой ночи недостаточно? — зло бросила она. — Мне потом идти к Лазарю? А после к Андору?

Тут-то она и попала в самое яблочко! Взгляд стал колючим, рот презрительно искривился.

— Ты забыла упомянуть Василия, — колко заметил Штефан.

— Нет, не забыла. Я ни за что не буду спать с этим напыщенным индюком, даже если у меня вообще никого не будет под боком. Но если хочешь знать, мне все это не нужно совсем. В чем я действительно нуждаюсь, так это в обычном сочувствии.

— Сочувствии?

— Не прикидывайся! Прекрасно знаешь, о чем я говорю! Впрочем, тебе не стоит волноваться. Если мне понадобится мужчина, я теперь знаю, где его искать.

Таня повернулась к нему спиной, не собираясь больше ничего объяснять. Пусть поразмыслит хорошенько! И она забралась в постель прямо в одежде. Хлопнула дверь. Прекрасно! Штефан снова раздосадован, но не очень.


Глава 25 | Принцесса | Глава 27