home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

На пристани их поджидал Иошка, рядом с ним стоял экипаж. Как это ему удалось найти их в шумном порту? Скорее всего это Лазарь и Андор взяли экипаж, пока Штефан и Таня были в каюте. Интересно, сердится ли Иошка на господ за то, что его заставили добираться до Нового Орлеана одного с багажом? Наверное, он держит все свои обиды при себе, если ему вообще позволено их высказывать. А может быть, ему не привыкать к выходкам хозяина и его друзей… Однако Таня видела, как Штефан, подойдя к слуге, молча слушал его некоторое время и только кивал.

Наблюдая за ними с палубы, Таня старалась понять, сердится ли Штефан до сих пор. Скорее всего да, потому что за ней поднялись Лазарь с Андором и проводили к экипажу. Штефан вообще не смотрел в их сторону. А если бы и глянул на Таню, разозлился бы еще больше: она нарочно надела всю свою старую одежду. Лазарь помог ей сесть в экипаж, и они с Андором уселись рядом. Василия вообще не было видно, что тоже ее устраивало, а то бы не избежать расспросов по поводу тех идиотских шпилек, которые он велел ей использовать для прически. Девушка предпочла завязать волосы сзади.

Она рассчитывала привести себя в порядок в гостинице, не сомневаясь, что именно туда ее и привезут. Тогда ей удастся навести красоту только для того, чтобы избежать новых насмешек и оскорбительных колкостей. Но, к ее удивлению, экипаж даже не покинул пристань и вскоре остановился около огромного корабля, настоящего морского судна.

Не успела Таня потешить себя надеждой, что это минутная остановка по какому-то поводу и сейчас они отправятся дальше, как тут же увидела наверху у трапа Василия, который помахал им рукой. Таня тяжко вздохнула и вышла. Что называется, под охраной Лазаря и Андора, она поднялась на корабль. Конечно же, несносный Василий тут же, состроил недовольную мину. Он подцепил пальцем прядь ее волос, выбившихся из-под ленты, и ехидно ухмыльнулся.

— Добро пожаловать на борт «Карпат», принцесса! — сказал он.

— Когда отправляемся?

— Как только соберется вся команда. Разбрелись, ожидая нашего приезда.

С одной стороны, он как будто оправдывал отсутствие экипажа, но с другой — это прозвучало как обвинение — мол, они должны были дни и ночи в полной готовности дожидаться «его величества». Но Таня уже привыкла к его надменности. Она удивилась краткости своего визита в Новый Орлеан. Кроме того, ей обещали дать возможность пополнить гардероб.

— Я здесь впервые и даже не смогу увидеть город? — спросила она с неподдельным разочарованием.

Василий поднял брови:

— А Штефан знает о твоем желании? Тане хотелось сказать: «Даже если бы и знал, то что изменилось бы?», но она только покачала головой.

— Нет.

— Тебе следовало предупредить его. Учти это на будущее, а сейчас у нас нет времени. Мы слишком долго тебя разыскивали.

Таня поразилась тому, что он ни словом не обмолвился о ее побегах, из-за которых и произошла отсрочка. А насчет того, что Штефан готов выполнять ее желания, она вовсе не беспокоилась — она не собирается ничего ни у кого просить.

— Надеюсь, на этот раз мне предоставят отдельную каюту? — спросила она.

Василий ответил вопросом на вопрос:

— Ты разве не последовала моему совету?

— Какому?

— Добиться расположения Штефана к себе.

— Расположения? Ах да, помню, помню! Ты мне говорил, что лучше сделать так, чтобы Штефан испытывал ко мне определенный интерес, а не злость.

— Он и так интересуется тобой, принцесса. Теперь надо добиться его привязанности.

— Прости, но это совершенно исключено.

— Исключено? И еще простить тебя за это? Ну уж нет. Ты даже ни разу не попробовала расположить его к себе, а только отталкиваешь и все делаешь назло.

— С какой это стати я должна делать по-твоему? Таня была рассержена и с трудом сдерживалась.

— Это все ради тебя. Ради нас всех и в конце концов для того, чтобы ты была счастлива, — последовал ответ.

В огромных зеленых глазах Тани отразилось неподдельное изумление.

— И я должна поверить в то, что ты желаешь мне счастья? — воскликнула она.

— Я Штефану желаю счастья. До тебя лично мне никакого дела нет.

— Это мне давно известно, — сказала Таня с усмешкой, но потом решила больше не церемониться:

— Я сюда попала не по собственному желанию, вы меня принудили отправиться в это дурацкое путешествие. Но заставить меня разговаривать с тобой никто не может. Поэтому иди к черту и больше не подходи ко мне!

— Спрячь коготки, Таня, — раздался вдруг голос Штефана, — он не заслуживает такого отношения.

Она замерла от неожиданности. Значит, он тут стоял и слушал? Неужели вое слышал? Она повернулась к нему.

— Зато ты заслуживаешь, не так ли?

— Сегодня — да. Не желаешь ли пойти познакомиться с капитаном или посмотреть свою каюту? — спросил он, уклонившись от разговора.

— Единственное, что я желаю, так это вернуться в Нэтчез.

— Для какой цели?

Таня не могла упустить возможность поддеть его:

— Как же? Мне мадам Берта предложила работу, помнишь?

Штефан плотно сжал губы, взгляд стал колючим. По выражению его лица Таня поняла, что выстрел попал в цель. Но тут он схватил ее за локоть и потащил куда-то вниз по крутой лестнице, по коридору, пока не втолкнул в какую-то каюту, при этом не проронив ни слова.

Само собой, Таня была обескуражена таким поворотом дела. Меньше всего она ожидала, что ее сейчас бросят на кровать, а сатанинский блеск в глазах Штефана обещал именно это. Вот это уже несправедливо: наказывать ее за невинную колкость, когда сам он ей говорит такие гадости! «Нет, — подумала Таня, — это он просто хочет снова запереть меня, чтобы я его не раздражала».

Тем не менее Штефан даже не запер дверь, а схватил ее в свои объятия и впился в ее губы поцелуем. Таня теперь разбиралась во всех разновидностях его поцелуев — этот не был «злым»; Штефан прекрасно знал, что делает и зачем. И правда, зачем? После всего-то?

Таня оттолкнула его, боясь, что поддастся его ласкам…

— Почему ты продолжаешь все это? — спросила она.

— Не знаю, черт возьми.

Он теперь стоял хмурый, было видно, что не лгал. Девушка, правда, ожидала другого ответа, более откровенного… Воистину невозможно постичь ход мыслей этого человека. Любая попытка сделать это неизбежно ведет к разочарованию.

— Знаешь что, Штефан? Ты изменил всю мою жизнь по своей прихоти, не считаясь со мной. Ты разрушил мою мечту. Пора мне все-таки узнать всю правду, ты обязан все выложить!

— Тебе говорили правду, почти всю…

— Я не про эту проклятую сказку! Мне необходимо знать про твои чувства, Штефан. Ты испытываешь ко мне чувство влечения?

— Да!

Он так яростно выпалил это, что Таня оторопела.

— И тебе это чувство претит?

— Совершенно верно.

— Почему? Из-за того, что считаешь меня шлюхой?

— Нет.

Таня не знала, верить ли ему, но она была убеждена, что Штефан желал ее раньше, он сам признал это. Раньше? Это значит, до того как она преобразилась.

— Тогда причина мне известна, — сказала она, — тебе противна моя настоящая внешность.

— Ты так красива, что уловами это не выразить, и ты сама это знаешь.

Таня нахмурилась.

.

— Не знаю и не ведаю. Но все, что ты говоришь, не имеет никакого смысла, одно не вяжется с другим. Впрочем, удивляться не приходится, тебя невозможно понять.

— Я не просил тебя понимать меня. Ты сама хочешь проникнуть в тайники моего разума и сердца. И если тебе не нравится то, что ты там видишь…

— Благодарю, — прервала она его, — за объяснение, но это не то, что меня интересует. Я всего-навсего хотела выяснить, почему ты то целуешь меня, то ненавидишь после этого.

— Я не испытываю ненависти к тебе;

— Но ты ненавидишь мою внешность! И даже не пробуй отрицать это. Это видно по всему.

— Да, потому что я тянусь к красоте, как любой человек. Только я не витаю в облаках, — добавил он устало, — и вижу, что мы с тобой неровня.

Конечно, она обычная шлюха из таверны, а он снизошедший до нее граф. Нет, они точно неровня. А он еще обещал ей одну ночь, сказал об этом вчера вечером. Только она не хочет одной-единственной ночи.

— А почему бы тебе из уважения к нам обоим не оставить наконец меня в покое?

— Если бы я мог… Я хочу тебя даже сейчас. Назови свою цену, Таня.

Она обомлела от таких слов. Готова была возненавидеть его сию же секунду — как он может снова пытаться купить ее после всего, что было, что говорилось?

— Хорошо, — сказала она не без горечи в голосе, — цена — моя свобода до того, как корабль отправится в плавание.

У Штефана в глазах появился знакомый недобрый блеск.

— Так, значит, я должен забыть о своем долге? Я обязан был доставить тебя на родину, а ты предлагаешь… Нет, не выйдет. И думаю, пора сказать тебе всю правду до конца. Король Кардинии вовсе не Василий.

— Расскажи мне еще что-нибудь!

— Я король.

— О Боже мой! Ну прямо сплошные чудеса! — воскликнула Таня с притворным изумлением. — И сплошное наглое вранье! Правда, это нечто новое, но уже, пожалуй, поздно менять сказочку и снимать корону с Василия. Тот хоть похож на короля!

— Значит, по-твоему, у короля не может быть шрамов? — воскликнул Штефан.

Таня не сразу поняла, к чему он клонит.

— Шрамов? — переспросила она удивленно. — Ты имеешь в виду свои? — Она рассмеялась. — Да ну, перестань, Штефан! Кто же обращает внимание на пару маленьких шрамов на таком красивом лице, как твое? Выдумаешь тоже! И не надо уходить в сторону от разговора. Ты настаиваешь на том, что король — ты, значит, я достанусь тебе? И скрывал это все время, надеясь, что я не узнаю. Какая глупость!

Таня сказала нечто такое, чего он никак не ожидал. Штефан был обескуражен, во взгляде его появилась растерянность. Господи, да неужели он рассчитывал, что она окажется полной дурой и легко попадется на этот крючок? Конечно, чего ожидать от простенькой служанки из провинции!

— Нам не стоило затевать этот разговор, — сказал Штефан, — во всяком случае, заходить так далеко.

— Да, бессмысленный разговор.

— Но я действительно король Кардинии, Таня. Она тяжело вздохнула:

— Пусть будет по-твоему. Но я не собираюсь быть для тебя девкой на одну ночь.

— Это уж слишком. Я выполню твою просьбу и постараюсь не подходить к тебе во время всего путешествия.

Он держался теперь крайне сухо, даже чопорно. Тане такая его манера нравилась куда меньше, чем гневные нападки — в тех проявлялись хоть какие-то чувства.

— Значит ли это, что у меня будет своя каюта?

— спросила она.

Вот эта.

Надо полагать, меня опять запрут?

В этом нет никакой надобности посреди океана. А пока… — Он недоговорил и перевел разговор на другую тему:

— Скоро прибудет твой новый гардероб. Это Иошка проявил инициативу и заказал тебе все необходимое. Ему даже пришлось пообещать портному вознаграждение за срочность. Надо заметить, Иошка — большой любитель тратить мои деньги, но благодаря ему нам теперь не надо здесь задерживаться. Мы и так потеряли много времени.

— Значит, если этот Шандор помрет до нашего прибытия, я…

Штефан перебил ее:

— Шандор — мой отец, Таня. Можешь относиться ко мне как угодно, но говори о нем уважительно.

Таня закусила губу. Штефан только раздражал ее сейчас, и она хотела, чтобы он скорее ушел, — Видишь, как у тебя все ловко получается: ты решаешь самые важные вопросы, а мелкие заботы есть на кого переложить, — заявила она, чтобы закончить разговор, — а теперь, если ты не против…

— Вообще-то я сам хотел выбрать для тебя одежду. Таня не могла скрыть своего неподдельного изумления: как он смеет говорить о таком личном и сокровенном так, будто это само собой разумеется? Словно она уже принадлежит ему.. Такое только мужу… Эти сбивчивые мысли неожиданно привели к тому, что она почувствовала невероятное влечение к этому удивительному и непостижимому человеку. Она просто ничего не могла с собой поделать, а ведь сохраняла самообладание в продолжение всего разговора, даже когда он без обиняков сказал ей, что желает ее прямо сейчас.

Штефан нахмурился, что-то ему не нравилось — то ли ее молчание, то ли собственная непоследовательность. Потом вдруг на его лице появилась какая-то по-детски растерянная улыбка. Он пытался подобрать слова, но когда заговорил, голос его не дрогнул:

— Разбери чемоданы, когда они прибудут, и если тебе что-то еще понадобится, дай знать немедленно, пока мы еще в порту. Надеюсь, вкус Иошки тебя не разочарует. Он считает себя большим специалистом в области дамской моды, я судить не берусь. Но он очень хорошо разбирается в размерах и уверил меня, что все тебе подойдет.

Штефан кивнул ей и вышел. В дальнейшем он сдержал свое слово и вообще не показывался Тане на глаза.

Что касается ее новой одежды, то она оказалась потрясающе красивой, девушка даже мечтать о такой не могла. Воистину это был гардероб принцессы. Радость такого приобретения омрачалась ее настроением. Она внимательно перебрала все вещи, правда, без особого подъема, но все же не могла не поразиться, как много разных платьев и предметов белья оказалось в этих чемоданах. И зачем ей столько?


Глава 28 | Принцесса | Глава 30