home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 33

Корабль наконец пришвартовался в порту Данцига. Таня не ожидала, что Штефан явится за ней. Но надежду она имела и даже оделась подобающе.

У Тани теперь было столько роскошных нарядов, что она никак не могла выбрать наиболее подходящий туалет, чтобы своим видом поразить Штефана. Наконец она выбрала юбку изумрудного цвета и короткий глухой, застегнутый под самое горло жакет более светлого оттенка того же волшебного цвета. Вокруг шеи — кружевной воротничок от белой шелковой блузки, надетой под жакет. Кроме того, услужливым Иошкой ей были поданы две замечательные вещи: длинная теплая пелерина серого цвета, отороченная мехом жемчужной норки, с большим капюшоном, и пальто из черного бархата, подбитое соболем. Особое удовольствие Иошке доставило то обстоятельство, что ее пальто было точной копией пальто Штефана, которое он уже надел, но Таня не знала об этом. Она, к счастью, выбрала серую накидку.

Штефан, увидев ее, замер в дверях, потом справился с собой и слегка кивнул ей, что выглядело весьма чопорно, если не сказать холодно. По его лицу невозможно было понять, что он думает и чувствует, только в глазах появился едва заметный блеск. Таня знала, какими сверкающими бывают глаза Штефана, но совсем при иных обстоятельствах. Что вызвало эти искорки, она и предположить не могла.

— Мы искренне надеемся, что путешествие не слишком утомило вас, — произнес Штефан.

Как, однако, официально! И это все, что он может сказать ей после долгой вынужденной разлуки? Таня было решила, что друзья рассказали ему о вчерашнем разговоре, несмотря на строжайший запрет, но потом отбросила эту мысль. Иначе бы Штефан явился к ней и без обиняков потребовал объяснений. И весь его гнев обрушился бы на ее бедную голову. Но сейчас он другой… «Боже, — подумала Таня, — я даже не могу разгадать его настроение!» Ей вдруг стало ясно, что Штефан на самом деле гораздо сложнее, чем она привыкла думать. Правы были его друзья, предупреждая ее об этом. Невозможно понять, постичь, предугадать его мысли и чувства…

Девушка решила вести себя так, как и собиралась раньше — свободно, даже раскованно, Дружелюбно, однако держаться начеку, пока она не уяснит его отношения к себе. Во время путешествия Штефан избегал ее, не проявляя к ней ни малейшего интереса, а это говорит само за себя. Если он сумел держаться от нее на расстоянии здесь, на корабле, то что же ее ждет после замужества? Он просто исчезнет… Ему есть куда спрятаться… Но это если их брак состоится. В его власти расторгнуть помолвку. Король есть король!

Улыбка, которую она приготовила ему в ответ на приветствие, получилась довольно вымученной, но Тане удалось начать говорить достаточно непринужденно.

— Путешествие было очень приятным, но это и неудивительно — у меня были такие очаровательные собеседники! Они прекрасно меня развлекали!

Штефан не мог понять, шутит она или говорит всерьез. Поглядев на нее внимательно, он заметил:

— Мои друзья обладают многими достоинствами, Таня. Но раньше ты не находила их очаровательными!

— Когда они стараются, то это им прекрасно удается. К моему изумлению, я обнаружила, что Лазарь и Андор — замечательные люди, мне они очень симпатичны. А с Иошкой я по-настоящему сдружилась.

— Вы не упомянули Василия.

— Ну, скажем так, я научилась терпеливо сносить вашего кузена, — ответила Таня, искренне поразившись переходу на «вы» и решив самой поддержать эту манеру обращения. — Причем даже тогда, когда он бывает ужасно несносным. Но что особенно интересно, я поняла, что у меня самой нелегкий нрав. Со мной бывает непросто. Кроме того, я не понимала, какая между вами и Василием тесная связь и настоящая дружба. Это и повлияло на его отношение ко мне.

Таня снова улыбнулась, на этот раз с удовлетворением: она видела, что вызвала в Штефане бурю противоречивых чувств. Он все еще не мог понять, как ему теперь относиться к словам девушки, как воспринимать ее самое, а этого она и добивалась.

— Вас удивляет, что мне стало известно об этом? — продолжала она. — Не стоит удивляться, честное слово! Василий признался мне в этом вчера. Поэтому остается только пообещать относиться к нему с терпением и пониманием в будущем. Разве я не права, ваше величество?

Штефан удивленно поднял брови:

— Что я слышу? Вы, как видно, прочли официальные документы? Это вас убедило?

— Я сразу предположила, что их могли подделать.

— Что же вызвало у вас доверие?

— Не что, а кто — Иошка. Ему удивительным образом удалось расставить все точки над i. Причем он сделал это ненароком, просто рассказывая все время о вас, о Кардинии. Вот и составилась целостная картина. Еще он говорил о помолвке… — Таня вдруг осеклась и впилась взглядом прямо в глаза Штефана. — Боже, почему ты…то есть вы сказали мне, что Василий — король и мой суженый?

Штефан замешкался, открывая дверь, но на самом деле это было явной уловкой — он не выдержал ее взгляда.

— Ты тогда вела себя несносно и отчаянно упиралась, — сказал он, неожиданно перейдя с ней на ты. — Я надеялся смягчить положение, назвав Василия твоим предполагаемым женихом. Таня не сдавалась.

— Но почему? — спросила она.

— Потому что рядом с ним женщины теряют голову, прежде чем он вообще на них обратит внимание. Если бы он решил тебя завоевать, ты бы сдалась тут же.

Таня только усмехнулась.

— Ты глубоко заблуждаешься, — сказала она. На этот раз Штефан укоризненно взглянул на нее.

— Итак, ты утверждаешь, что тебе известны мотивы поведения Василия? И его преданность повлияла на ваши отношения? Однако ты не догадалась, что он изо всех сил старался нарочно вызвать твою ненависть к себе. Я хотел, чтобы ты последовала за нами добровольно, поэтому и придумал способ заманить тебя возможностью выйти замуж за красавца. Но Василий сразу понял, чем чревата подобная уловка. Он не желал, чтобы ты влюбилась в него, тогда как на самом деле тебе предстояло выйти замуж за меня.

— Какая трогательная забота! — воскликнула Таня. — Но вы оба придаете такое значение внешности, что это просто смешно. Так же как и ваша уверенность в том, что женщинам только и нужна смазливая мордашка! Может, для каких-то простушек это и важно, но нормальная разумная женщина ни за что не влюбится в мужчину за красивые глаза, не узнав хорошенько, что он за человек. Василий, вне сомнения, красив, никто этого не отрицает. Но он, кроме того, самый высокомерный, самый язвительный и беспощадный человек на свете. И ты меня никогда не убедишь в том, что он притворялся таким гадким ради меня или тебя!

Штефану вряд ли было приятно слышать ее слова. Уж кто-кто, а он сам бывал и язвительным, и беспощадным, правда, не в такой степени, как Василий, но Таня надеялась, что он правильно воспринял ее слова. Штефана необходимо убедить, что она не относится к тем самым влюбчивым дурочкам. Но так ли это на самом деле? Разве она сама не была очарована внешней привлекательностью Штефана? Он произвел на нее такое впечатление, что она только и думала о нем, мечтала быть с ним, принадлежать ему, и желание не проходило, даже когда она сердилась на него и они спорили или даже ссорились… Время оказалось не властно над чувствами. Любовь только окрепла настолько, что она мечтала выйти за Штефана замуж, несмотря на все его недостатки. Но он тоже должен желать ее достаточно сильно, должен.., да, должен любить ее невзирая ни на какие преграды. Вот тогда она будет принадлежать ему душой и телом, ему, одному-единственному. Но как дать понять Штефану, как суметь убедить его, что такое возможно?

Штефан все еще раздумывал над ее словами, но Таня решила прервать его размышления — кто знает, что последует за этим? — и задать вопрос:

— Когда ты увидел, что притворство Василия не дает результата, почему не сказал мне правду и не признался, что ты король Кардинии?

— Ты все подвергала сомнению, ни во что не верила. Было бы ошибочно и несвоевременно признать хотя бы одну, пусть и маленькую, ложь с моей стороны. Это бы только усилило твое недоверие к нам, в частности ко мне.

— Я тебя поняла, — сказала Таня задумчиво, — но понимаешь ли ты меня? Ты не понимал. Я тогда говорила, что не хочу замуж за кого бы то ни было, а не за определенного человека.

Штефан явно не обратил внимания на то, что она сказала это в прошедшем времени.

— У тебя, как и у меня, нет выбора, — сказал он.

— Да, разумеется. Вспоминаю, как-то ты изрек — Василий тогда объявил, что не хочет жениться на мне, — что король вступает в брак не по своему желанию, а по воле долга. Кроме того, меня уверяли в том, что ты обладаешь такой неограниченной властью, что женишься независимо от моего желания. После долгих раздумий меня поразило одно противоречие: если у тебя такая власть, с какой стати тебе подчиняться велению долга? Если ты не хочешь под венец, помолвку можно…

— Я, к твоему сведению, уважаю своего отца, — резко перебил ее Штефан, явно начиная сердиться. — Шандор хочет, чтобы ты восседала на троне, значит, так и будет, черт побери! Если ты когда-нибудь посмеешь издеваться над моим чувством долга… Я женюсь на тебе, Татьяна! Ничто не изменит моего решения. Понятно? Ничто!

Удивительно, но это обещание, почти клятва, пусть даже брошенная в запальчивости, обрадовало Таню. И ответ на мучивший ее вопрос она получила — Штефан не собирается расторгать помолвку. Она тоже, но об этом ему неизвестно.

Таня не станет торопиться ставить его в известность о своем решении. Пусть себе гадает и беспрестанно думает о ней. Но еще до приезда в Кардинию она окажется с ним в постели. Это просто неизбежно. У нее не, было сил больше ждать.


Глава 32 | Принцесса | Глава 34