home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 34

Штефан взял Таню под руку и вывел из каюты. Они прошли по коридору к палубе, спустились по трапу, и за это время он не проронил ни слова. Но Таня решила во что бы то ни стало расшевелить его сегодня же, узнать, о чем он думает. Для этого она готова была даже рассердить его. К счастью, поблизости не оказалось его друзей, которые могли помешать затее. Лазарь и Андор наблюдали за погрузкой багажа и явно собирались ехать в другой карете. Из их разговора Таня поняла, что Василий занимается продажей корабля — он ни к чему теперь королю Кардинии. Страна не имеет выхода к морю, и ей не нужен флот.

Штефан усадил Таню в карету и сам сел рядом. Он молча уставился в окно.

— Ты так волнуешься, Штефан, — заметила Таня. — Почему?

Ответа не последовало. Она проследила за его взглядом: Штефан наблюдал, как слуги грузят чемоданы.

— Это все одежда? — весело спросила девушка. — Столько красивых вещей! Они действительно придают тебе величественный вид, подобающий королевской особе.

Молчание.

— Ты был прав, Штефан. Подобные наряды слишком привлекли бы к вам внимание на Миссисипи.

— О чем ты, Таня?

Задал вопрос, даже не взглянув на нее. Пусть.

— Да так, ни о чем. Просто я понимаю, почему ты не открыл тогда свой второй чемодан. Нарядившись, ты бы в Америке выглядел белой вороной. Правда?

Тане очень понравилось, как Штефан был одет в этот день. По стилю одежда напоминала военную: плотно облегавшие ноги лосины, заправленные в высокие черные сапоги, длинный бархатный черный мундир, расшитый золотым шнуром и перехваченный богато украшенным широким поясом. Сбоку к поясу была пристегнута сабля в серебряных ножнах. Поверх костюма на Штефане красовалось бархатное черное широкое пальто — или шинель, как ее назвал Иошка, — отороченное соболем. Завершала ансамбль соболья шапка. Наряд, конечно, произвел на Таню огромное впечатление, и она еще в каюте едва сдержалась, чтобы не дотронуться рукой до мягкого бархата мундира или до пушистого меха роскошной, воистину королевской шинели.

Штефан по-своему ответил на замечание Тани насчет странной одежды кардинцев:

— Выгляни в окно. Мы как раз едем по улице, и ты можешь посмотреть, как одеты прохожие.

Он оказался прав. Для Тани было удивительно видеть теплые, непривычные для ее глаз южанки наряды.

Страна, в которую они прибыли, называлась Пруссией, и это была как раз ее восточная часть, которая, как она слышала, была ранее территорией Польши. Жители, в основном поляки, были одеты весьма своеобразно. Таня никогда не видела раньше, чтобы люди надевали на себя столько вещей сразу — накидки с прорезями для рук, застегнутые только сверху и разлетавшиеся от ветра, под ними — куртки или жакеты с пышными рукавами, юбки, жилеты, шляпы с повязанными сверху шалями…

— Теперь я понимаю, — сказала Таня и потеряла интерес к происходящему на улице: ей важно было продолжить беседу со Штефаном. — Знаешь, я столько узнала о тебе во время путешествия. Мне даже кажется, будто мы сто лет знакомы.

Выражение лица Штефана не изменилось, но в глазах появилось явное беспокойство — он же не знает, что именно стало ей известно! Она заметила, как заиграли желваки на его щеках. Прекрасно. Надо продолжать разговор и вывести его из оцепенения, лучше всего заинтересовать разговором.

— Лазарь рассказывал мне о моем отце, но смог поведать немногое. Я узнала, что отца очень высоко ценили в стране. Оказывается, он продолжал традиции своих предков — всеми силами и способами защищал государство от Османской империи, которая подчинила себе многие страны Восточной Европы. А твоему отцу тоже удалось держать границу на замке?

— У нас заключено несколько важных договоров с турками, и мы с ними в приличных отношениях. Династия Яначеков придерживалась особого принципа отношений с побежденным государством, — а мы когда-то выиграли войну с турками, — предлагала дружбу. Барони придерживаются той же политики.

— Понятно. Но мне все же хотелось бы побольше узнать о моей семье. Лазарь посоветовал мне обратиться к премьер-министру Максимилиану Даневу, который лично хорошо знал отца. Но ведь и ты можешь рассказать мне о том чудовище, которое убило всех членов семьи, включая отца? Так мне сказал Лазарь.

Штефан удивленно взглянул на Таню.

— Ты до сих пор не знаешь толком, почему тебя вывезли из страны и спрятали? Василий мог…

— К нему я бы и обращаться не стала с такими личными вопросами, — перебила Штефана Таня. — Ты — , другое дело, ты — мой будущий муж.

Штефан поразился этим словам еще сильнее.

— Ты согласна на это? Таня передернула плечами.

— Посмотрим. Это зависит не только от меня.

— От кого?

— От тебя.

— Каким образом?

Штефан прямо впился в нее взглядом, девушке даже стало не по себе.

— Ну, я не знаю. Ты мог бы, например, начать уверять меня в том, что мечтаешь на мне жениться, что ты жить без меня не можешь, что смертельно влюбился…

Он нахмурился, и Таня, покраснев, опустила глаза. Она хотела сказать все это очень серьезным тоном, но получилось слишком игриво, а значит, фальшиво. Таня никогда не кокетничала, и он не знает ее такой, да и она сама в себе не замечала этого. Теперь Штефан считает, что она дурачит его.

«Какая же я глупая! — подумала Таня. — У меня была такая возможность, и я ее упустила! И все от страха показаться навязчивой…»

Она пыталась сообразить, не надо ли ей извиниться. Но за что? Таня взглянула на Штефана украдкой — глаза его гневно сверкали. Вот она и рассердила его. Пусть он рассвирепеет и набросится скорее на нее с обжигающими поцелуями, опрокинет на сиденье, не выпустит из объятий… Она просто млела от сладостного волнения, охватившего ее при этой опасной мысли… Но надо во всеоружии встретить его ответ. Однако этого она и боится больше всего, поэтому лучше ни о чем не думать. Отказ услышать страшно…

— Вы ждете ответа, принцесса?

Снова официальное обращение… Но голос срывается, он говорит тихо, слишком тихо… Старается сдерживать себя изо всех сил. Хочется крикнуть ему:

«Не надо, Штефан!» Отдаться ему прямо здесь, в карете, среди бела дня… Ей теперь уже все равно.

Таня вздернула подбородок.

— Да.

— Вы станете королевой, выйдя замуж, — сказал он, — уже по одной этой причине вы должны не противиться браку, а желать его всей душой.

Нет, не такого ответа ждала Таня с замиранием сердца. И Штефан, похоже, вполне сохранял самообладание. Тане осталось только вздохнуть и отвернуться к окну.

— Откуда мне знать, — сказала она, — что значит быть королевой? Я только привыкаю к титулу принцессы — меня нарядили в красивые одежды и обращаются со мной уважительно, не более того.

Наступило неловкое молчание.

— Ты собирался рассказать мне о врагах моей семьи, — напомнила Таня.

— Да?

Она с улыбкой взглянула на Штефана:

— Конечно. Хотя бы по той причине, что мне пора знать эту историю, да никто не соизволил рассказать ее.

Таня терпеливо ждала. Вынести его раскаленный взгляд стоило ей немалых сил, но она понимала, что теперь уже ничего не произойдет, и легко переключилась на печальную повесть, которую он ей поведал.


Глава 33 | Принцесса | Глава 35