home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35

— Все началось с казни Кароя Габора, старшего сына одного очень знатного и могущественного барона, Антала Габора, который неожиданно возымел большую власть и стал считать себя выше закона. Карой убил свою любовницу, обвинив ее в измене. Это убийство произошло не в порыве ярости, когда ослепленный ревностью человек не ведает, что творит. Он достаточно хладнокровно и расчетливо убил несчастную в присутствии пяти свидетелей, очевидно, решив, что сам не подлежит суду и наказанию. Но его схватили и доставили прямо к королю Льву, твоему отцу. Только он лично мог судить преступника такого высокого звания. После короткого суда Карой был казнен. Но Антал Габор не поверил в виновность своего сына. Дело в том, что убитая женщина сначала была любовницей твоего брата.

— Так значит, у меня был такой взрослый брат, что у него уже были любовницы? — поразилась Таня. — А я в то время пребывала в невинном младенчестве?

— — Ты вообще тогда еще не родилась. Хотя твоя мать уже была тобой беременна. Что касается братьев, то у тебя их было трое, — старшему, который имел звание кронпринца, исполнилось шестнадцать.

Таня в ужасе всплеснула руками:

— Шестнадцать?! И уже имел связь с женщиной?

— Есть такие женщины, Таня, которые польстятся и на мальчишку, лишь бы использовать его в своих корыстных целях. При дворе особые нравы, средства достижения власти и богатства бывают самые низкие, поэтому никого не удивляет, что наследников престола совращают в самом нежном возрасте.

— Остается предположить, что в бесстыдстве этих дамочек ты убедился на собственном опыте? — поинтересовалась Таня не без колкости.

Штефан улыбнулся — впервые за все время.

— Разумеется, а что оставалось делать? Таня неожиданно для себя ужасно рассердилась. Но она вдруг живо представила орду смазливых соблазнительниц, увивающихся вокруг Штефана… А он еще так ухмыльнулся, вспомнив об этом…

Лучше не давать волю воображению. Поэтому Таня вернулась к разговору.

— Значит, убитая была любовницей моего брата. И из-за этого Антал Габор не поверил в причастность своего сына к преступлению?

— Он вообще не верил, что Карой способен на убийство, дескать, не таков он характером. Поэтому решил: кто-то другой убил женщину, чтобы нарочно подставить его сына. И Антал обвинил во всем твоего брата. Габор-старший объявил, что мальчик совершил кровавое преступление в припадке ревности, поскольку эта женщина бросила его, а потом подкупил свидетелей, чтобы они указали на Кароя. Антал также обвинил короля Льва в скорой и не праведной расправе, целью которой была защита собственного сына. Габор-старший утверждал, что на допросе Карой якобы доказал свою невиновность,; поэтому король и поспешил убрать его.

— А на самом ли деле Карой был виновен в смерти этой женщины?

— Да. Один свидетель — епископ, священнослужитель, он не мог солгать. Другой — слуга самого Кароя. Только разъяренный отец был, способен сомневаться в их показаниях. Кроме того, в день убийства твоего брата вообще не было во дворце, и это было установлено множеством показаний независимых свидетелей.

— Я поняла. Так что же произошло дальше?

— Антал убил твоего брата.

— Каким образом?

— , Способ не имеет значения, Таня. Достаточно сказать, что…

— Я спрашиваю, как он убил брата? Штефан посмотрел на нее в раздумье. Он совсем не хотел вдаваться в ужасающие подробности. Но, с другой стороны, девушка имеет право знать все, ее смутить и запугать трудно — ей известен страшный конец всей истории. Вся королевская семья погибла, она круглая сирота. Она не знала никого из своей семьи, но теперь готова горевать по их трагической судьбе..

Таня, словно прочитав его мысли, вымолвила:

— Если ты колеблешься, чтобы пощадить мои чувства, то предупреждаю — этого делать не надо. Все эти люди близки мне по крови, но в течение двадцати лет я ничего о них не ведала, они чужие для меня. Пойми, я знаю только то, что ты говоришь мне, и пока что сочувствую одинаково и Габорам, и Яначекам, разве что Карой мне неприятен. Но я — Яна-чек. Мне нужно все знать о моей семье.

— Так и быть, я постараюсь быть беспристрастным и описать тебе страшные события тех лет. Однажды ночью твоего невиновного брата выволокли из постели и притащили к семейству Габоров, которые разыграли перед ним сцену суда и признали виновным в убийстве. Антал велел привязать его к дереву во дворе, и после этого каждый член семьи выстрелил в него, даже восьмилетний внук Антала. Тело кронпринца было брошено на дороге близ дворца. На нем висела табличка, залитая кровью. Надпись гласила:

«Сын за сына». Но тогда никто не знал подробностей, и прямых улик против Антала не было до тех пор, пока одна из его невесток не сболтнула лишнего на балу, о чем королю было незамедлительно доложено.

— Надеюсь, Антала прикончили на месте! Штефан удивленно поднял брови.

— Ты больше не сочувствуешь этому извергу?

— Нет.

— Антала не пристрелили сразу же, как ты сказала. Он был осужден и приговорен к повешению. Через день после казни родной брат короля, его жена и двое детей были обнаружены в своем доме мертвыми — им всем перерезали горло. Там же нашли и записку: «Каждый Яначек умрет».

— Но это уже просто кровная месть! Они что же, решили объявить войну всей королевской семье?

— Да, конечно. Двое из семьи Габоров были уничтожены, как они считали, несправедливо, поэтому Габоры собрались жестоко отомстить. Их было очень много — еще один сын Антала, пятеро внуков, два его младших брата, трое племянников. А сам Антал прямо призвал к отмщению в своем последнем слове перед казнью. Надо было срочно обезопасить Габоров. Их стали арестовывать, но они не сдавались. Как-то раз в перестрелке погибли пятеро старших мужчин. Потом из страны выслали внуков Антала и одного племянника, которым тогда не было и восемнадцати.

— Но ты ничего не говоришь о женщинах! А как же та невестка Антала?

— Да, действительно, оставались две невестки и младшая дочь Антала. Их тоже выслали после того, как одну из них стали подозревать в том, что она утопила твою сестру в ванне.

— Значит, у меня была и сестра?

— Да, ей было четырнадцать лет, второй ребенок по старшинству. Но на этом список жертв мстительных Габоров не закончился, как будто напрасно их высылали из страны. Они возвращались тайком, и вскоре Иштван Габор, старший внук Антала, был схвачен при попытке убить двоюродного брата короля Льва.

— Почему именно его?

— Он носил фамилию Яначеков.

— Он остался жив?

— Нет. Через месяц дочь Антала убила его. Но ее удалось схватить. Не прошло и двух недель, как были хладнокровно убиты твои братья, младшие сыновья короля. Королева не вынесла удара, и у нее начались преждевременные роды. Ты родилась очень маленькой, но здоровой, только вот твоя мать никак не могла прийти в себя: погибли все ее дети, она боялась за тебя. Поэтому сразу после твоего появления на свет король объявил нашу с тобой помолвку. Говорят, он предчувствовал свою скорую гибель, поэтому стремился сделать для тебя сразу все, что только можно. Когда тебе было всего три месяца, скончалась от болезни твоя мать.

— А отец?

— Льва убили ножом в тот момент, когда он сидел в своем кабинете за столом и ужинал. Убийца обманом нанялся в работники, помогал на кухне и в один прекрасный день был послан прислуживать королю за ужином. Убежать он не мог и не собирался. Его допросили и выяснили, что этот человек страдал от неизлечимой болезни и согласился на убийство за большие деньги, которые он предусмотрительно оставил своей семье. Он не ждал пощады, зная, что его казнят.

— Но из него удалось вытащить показания против Габора?

— Габоров, принцесса. Эта семейка так старалась отомстить, что даже не, соблюдала предосторожности. Когда они нанимали убийцу, не скрывали перед ним ничего и никого. Тот человек перечислил всех поименно, включая обеих женщин и младшего внука Антала — Ференца Габора. Теперь они могли торжествовать — больше не было ни одного Яначека, который остался бы на троне. Поэтому королем стал Шандор Барони, а ты, последняя из бывшей династии, ими тоже была приговорена к смерти.

— И меня увезли из страны?

— Не сразу. Только после покушения на твою жизнь. Вместо тебя погибла твоя няня. Тогда мой отец разработал тайный план, в который посвятили только баронессу Драгомирову. Что же касается Га-боров, то отец просто назначил цену за голову каждого из них.

— И даже детей?

— У них же не дрогнула рука, когда они убивали детей, — резко ответил Штефан, — одному из твоих братьев было шесть лет. Тебе было всего пять месяцев, когда в Тебя пустили пулю, но ее приняла на себя няня. Это же кровная месть, Таня. Она не прекращается до тех пор, пока жив хоть один член семьи, подлежащей уничтожению. И Габоры не остановились, им нужно было добраться до тебя. Мы не могли бы вернуть тебя домой, если бы не прикончили последнего из проклятой семьи. Их трудно было разыскать, они прятались. На поиски уходили годы, и взять их было нелегко — они не сдавались и предпочитали погибнуть, но не возвращаться в Кардинию для праведного суда. Последнего, Ференца Габора, нашли всего год назад, да и то ему удалось удрать на корабле. Но он так спешил, что не успел набрать достаточно матросов в команду, поэтому во время шторма экипаж не справился с управлением и пошел ко дну. Люди Шандора шли за ними по пятам, и им удалось спасти матросов с этого судна; Ференца среди них не было.

— Ты уверен, что он был последним из Габоров?

— Габоры — это не просто убийцы семьи Яначеков, они государственные преступники, враги короны Кардинии. Они убили короля, и пощады им не было и не будет. Король Шандор приказал создать специальный отряд, который бы занимался розыском оставшихся Габоров. Те, кто служит в этом отряде, ошибок не делают. Они двадцать лет работали на совесть.

— Но люди взрослеют и меняются. Высылали детей, а искать надо было взрослых. Как их можно узнать? Как убедиться, что найден именно член семьи Габоров?

Штефан улыбнулся:

— Верно подмечено, маленькая Таня. Он не заметил, как она залилась краской, услышав обращение, которое в ее памяти было связано совсем с другими обстоятельствами.

— Дело в том, — продолжал Штефан, — что Габоры относятся к тем особым семьям, в которых по мужской линии из поколения в поколение передается особое сходство. Все они блондины со смуглой кожей и с голубыми глазами. Потомки Антала все были на него похожи, даже овалом лица, походкой… Люди Шандора лично знали Габоров, поэтому им не составляло труда узнать отпрысков преступной семьи.

Таня сокрушенно покачала головой.

— Надо же! Столько смертей из-за того, что один старик не мог поверить в злодейство собственного сына. Карой, очевидно, скрывал свой истинный характер от близких.

— Обычное дело в семье.

— Мне трудно судить, у меня не было семьи, не было близких.

Штефан посмотрел ей в глаза, и ему показалось, что в них блеснули слезы. Он было протянул руку к щеке Тани, чтобы приласкать, утешить ее, но тут же отдернул — карета остановилась. Таня не заметила его порыва.

— Где мы? — спросила она, выглянув в окно.

— На окраине города. У меня тут дом. Переночуем здесь, пока подготовят все к путешествию домой. Штефан помог Тане выйти из кареты.

— У тебя свой дом вдали от родной земли?

— Я просто снял его, когда мы приезжали сюда весной.

Таня была крайне удивлена.

— И ты его держал тут для того, чтобы на обратном пути из Америки было где переночевать? Боже праведный, Штефан, неужели никто не в состоянии образумить тебя? Ты так швыряешь деньги на ветер.

Штефан расхохотался — серьезность этого восклицания развеселила его.

— Это дешевый домик, Таня. Она только фыркнула.

— Еще бы! Для тебя — конечно.

— И он не пустовал. Я оставил тут своих приближенных, чтобы они дожидались меня.

— Разумное решение! — сухо заметила девушка. — Особенно если учесть, что вместо нескольких недель твое путешествие затянулось на полгода!

Штефан слегка нахмурился — для видимости — и взял Таню под локоть. Они подошли к двери.

— Все это совершенно не важно, — сказал он, — я не понимаю…

Он недоговорил. Дверь распахнулась, и оттуда выбежала рыжеволосая женщина, которая кинулась на шею Штефану. Теперь Таня поняла, кто именно был оставлен в доме до его прибытия.


Глава 34 | Принцесса | Глава 36