home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

Обед обернулся для Штефана настоящим мучением, горькие мысли одолевали его. С Алисией ему так и не удалось остаться с глазу на глаз, да он толком и не представлял, что сказать ей. С одной стороны, она была всегда для него самой желанной женщиной и терять ее вовсе не хотелось. С другой — он не испытывал уже к ней никаких чувств.

Все могло измениться, но лишь в том случае, если бы он перестал страдать от любви к Тане. Однако Алисия не относилась к тем, кто будет спокойно дожидаться, пока ее возлюбленный остынет к другой женщине. Даже просить ее об этом нечего. Но дать ей отставку — значит нарушить свое обещание хранить ей верность. Чем больше он думал обо всем этом, тем быстрее рос клубок противоречий, и Штефан совсем растерялся, что было на него отнюдь не похоже.

Но по-настоящему он разволновался, когда Алисия предложила Тане проводить ее в отведенные ей апартаменты Та с подозрительной кротостью позволила себя увести. Штефан просто заметался по столовой, представив этих двух женщин вдвоем: одна привыкла отстаивать свои права с помощью холодного оружия, которого, у нее, слава Богу, пока нет, другая не привыкла сдаваться без боя и добровольно отдавать то, что считает своим, в данном случае Алисия полагала, что Штефан принадлежит ей. Нетрудно представить, что может случиться там, наверху! Но ничего не произошло, и это раздосадовало Штефана еще больше.

Он стал разыскивать посыльного от Шандора, который, по заверению Алисии, хотел его видеть, но слуги нигде не было видно. Штефан рассердился еще больше, потому что приготовил послание отцу и хотел передать его с нарочным. Скорее всего посыльный только удостоверился, что Штефан вернулся, и умчался с этой вестью в Кардинию, даже не повидав принцессу, о которой Шандор мечтал узнать.

А что же он, Штефан, скажет отцу о Тане? Всю правду или только часть правды?

Шандору будет неприятно узнать о том, какие лишения претерпела принцесса, какое «воспитание» она получила в далекой стране. Штефан сам мысленно винил отца за непредусмотрительность. Как можно было отправить младенца только с одним-единственным сопровождающим и без охраны! Неужели нельзя было предвидеть самые неожиданные происшествия? Что, в сущности и случилось. Но Штефан не станет упрекать отца в этом. Шандор и без того будет винить себя, если узнает о злоключениях бедной девушки. И нельзя не скрыть от него то положение, в котором оказалась Таня в далекой стране. Как же быть? Штефан никогда не лгал отцу. Невыносимо даже думать, что придется это делать, да еще ради женщины…

Вполне естественно, что, растравляя себя неприятными и беспокойными мыслями, Штефан постепенно дошел до той степени раздражения, когда уже был готов взорваться из-за любой мелочи. Но тут ему пришло в голову, что после долгого воздержания во время плавания через океан он вполне может позволить себе сегодня ночью немного расслабиться. Таня, кажется, будет не против… Как же иначе понять ее поведение сегодня в каюте и позднее в карете? Он ожидал, что она изменится за это время, но чтобы настолько? Вспомнить хотя бы этот разговор… Но как понимать перепады ее настроения, неожиданную сдержанность после красноречивых взглядов и лукавых вопросов? Если она действительно хочет завоевать его сердце, то могла бы быть более последовательной, объясниться, в конце концов. Штефан просто уверен, что у Тани что-то на уме, но что?

И что сегодня на уме у Василия? Он постоянно увивается вокруг Алисии, ведет себя так, словно она его любовница, а не Штефана. Неужели ради Тани старается? С каких это пор Василий стал беспокоиться о чувствах Тани? Алисия слегка подыгрывает Василию, но Таню не проведешь. Она была свидетелем бурной встречи Алисии и Штефана, их горячих поцелуев. И что же? Казалось, Таню это вовсе не тронуло. А это уже просто загадка. Даже глазом не моргнула, села за один стол с любовницей своего нареченного. Будущая невеста не может вести себя настолько безразлично.

Штефан незаметно наблюдал за Таней за обедом: сидела между Лазарем и Андором, болтала с ними непринужденно и смеялась. Он еще никогда не видел ее в таком настроении — веселом, спокойном… Ни тени досады. Может быть, он слишком долго сторонился ее и не заметил постепенного изменения в характере? Но нет большей муки находиться рядом с ней, желать ее и не иметь возможности прикоснуться…

Таня ведет себя загадочно. После всей этой безудержной болтовни утром она и словом с ним не перемолвилась. Беседовала со всеми, кроме него. Но зато довольно часто бросала на него взгляды, от которых Штефану становилось не по себе.

Штефан так ничего и не понял. Таня видела, что он теряется в догадках, но не могла признаться, что нарочно прикинулась веселой и беззаботной. Если бы не эта маска, она предпочла бы разбить весь сервиз о голову своего жениха и его рыжей бесстыжей девки. Таня даже не подозревала, что умеет так великолепно притворяться, лучше Алисии, которая улыбалась натянуто и смотрела ненавидящим взглядом…

Наглость этой женщины возмущала Таню до крайности, и ей стоило немалых усилий сдерживаться. Но наверху ее ждало новое испытание. Оказалось, что Алисия приготовила девушке еще одну пакость. Когда они поднялись в комнату Тани, дамочка вдруг спросила:

— А Штефан сказал вам, что ваш брак будет чисто номинальным?

— Нет, он забыл упомянуть об этом.

— О бедная девушка! — с притворным сочувствием вздохнула Алисия. — Вы, наверное, так испугались этого замужества. Оно же просто свалилось вам на голову! Я рада, что первая помогла вам справиться с таким отчаянием. Представляю, как вы разочаровались, увидев Штефана, приехавшего за вами. К его шрамам не так легко привыкнуть!

— Что? — переспросила Таня. — Каким шрамам?

С лица Алисии так и сползла сладкая улыбка, и было видно, что она сбита с толку.

— Вы шутите, принцесса? Вовсе не смешно.

— Я не собиралась шутить.

— Вы хотите сказать, что вас не волнуют эти шрамы?

Таня вместо ответа просто отвернулась и стала смотреть в окно, показывая всем своим видом, что тут и обсуждать нечего. Она слышала, как Алисия кашлянула за ее спиной.

— Так я и думала, — сказала рыжая лиса и добавила преувеличенно дружеским тоном:

— Но я хотела вас успокоить: вам не придется ложиться с ним в постель и опасаться супружеских отношений. Во всяком случае, пока я буду под рукой. Одна вы не останетесь, не волнуйтесь. Штефану совершенно все равно, сколько у вас будет любовников, главное, чтобы не было скандальных последствий. Я же постараюсь вам в этом помочь.

— Ax вот как? Так значит, вы умеете быть осмотрительной?

— Конечно.

Тане вдруг пришло в голову, что если бы она на самом деле боялась этого замужества, то с благодарностью воспользовалась бы советами Алисии. Но эти советы и предостережения та давала вовсе не из желания помочь «бедной девушке». Алисия подозревала, что Таня влюблена в Штефана, поэтому всеми силами желала разбить мечты юной невесты. Она дала ей понять, что место рядом со Штефаном занято и ей не на что надеяться. Ко всему прочему еще и предлагает ей завести любовников. Это при таком женихе! Да, Алисия затеяла недоброе и, видимо, не скоро сдастся.

Таня повернулась к сопернице, с трудом справляясь с яростью, которая ее переполняла. Взгляд зеленых глаз принцессы был холодным и колючим — этого пока достаточно. Она сказала ей сухо:

— Я тоже умею быть осмотрительной и осторожной и докажу это прямо сейчас — вы не узнаете, что я думаю по поводу вашей благородной помощи.

Алисия злобно прищурилась — все ее притворство как рукой сняло.

— Вам бы лучше дружить со мной, принцесса! — сказала она запальчиво. — Одно мое слово Штефану, и вас заставят просить у меня прощения.

— Правда? Вы считаете, что можете повлиять на короля?

— Я знаю, что могу.

— Видите ли, король на меня повлиять не может, пока не может, поэтому не рассчитывайте на мои извинения за что бы то ни было. Кроме того, на моем поле битвы мне не нужны защитники, и король в том числе, — я прекрасно сражаюсь сама и этим отличаюсь от вас. Будьте умницей и запомните мои слова.

Алисия фыркнула и удалилась с гордо поднятой головой, а Таня, отвернувшись к окну, стала считать до пятидесяти.., потом до ста и дальше. Когда она окончательно успокоилась и разжала кулаки, то поразмыслила и решила не убивать эту женщину. Пусть Штефан сам распутывает этот клубок. Может быть, он оставил Алисию дожидаться его, сомневаясь, что вообще найдет принцессу. Или изначально хотел держать при себе любовницу тайком от Тани — пускай остается в неведении, тогда и будет все шито-крыто. Но Таня узнала о ней в первый же день. Здесь, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы не сделать правильного вывода из страстной встречи на крыльце. Поэтому она решила дать Штефану время до вечера, чтобы он избавился от этой женщины.

Но этого не произошло. Когда Таня спустилась к ужину в столовую, Алисия была уже там. Более того, сидела рядом со Штефаном, правда, на некотором расстоянии, но все же рядом.

Рыжая вырядилась в нечто роскошное и блестящее, что делало ее почти хорошенькой. Она пребывала в прекрасном расположении духа и смеялась каким-то остротам, Василия. Но когда она заметила Таню, улыбнулась торжествующе. Это переполнило чашу терпения — девушка дала Штефану последнюю возможность, он не воспользовался ею и показал этим, что его не заботит отношение к этому Тани. Поэтому она ничем не выдаст своей досады. Только сохранив гордость, можно с честью выйти из щекотливого положения. «Боже мой! — подумала Таня. — Каких это стоит усилий — ни словом, ни взглядом, ни жестом не выдать себя!» Таня успешно разыграла весь свой маленький спектакль и вдруг заметила, что ее наигранное безразличие просто выводит из себя Штефана. В его глазах так и сверкали искры гнева, когда он смотрел на нее… А он не сводил с нее глаз.


Глава 36 | Принцесса | Глава 38