home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 45

Штефан и сопровождавший его отряд медленно въехали в деревню, где проживал Лятцко. Когда-то, примерно семь лет назад, он уже был здесь — его любовница, дочь Лятцко, убежала от него к отцу после очередной ссоры. Почувствовав себя виноватым, как всегда, Штефан приехал к ней с мировой. На самом деле он едва помнил, что послужило поводом для ссоры, какая-то мелочь, но, к чести Штефана, он всегда брал вину на себя. Арина, так ее звали, была в восторге — сам принц за ней примчался. Но ее бывший ухажер решил защитить ее и объявил, что не отдаст девушку без борьбы. Это Штефану не очень понравилось, не так уж сильно он хотел заполучить Арину, просто искупал свою вину. Но он принял вызов забияки и победил его. Как ни странно, их связь с Ариной продолжалась еще около месяца, и потом они расстались. Стоило ради этого рисковать жизнью?

Лятцко вышел из дома поприветствовать нежданных «гостей» и сразу, разумеется, узнал Штефана — его приветливая улыбка говорила об этом. А как же иначе? Этот предводитель шайки семь лет назад отдал ему свою дочь и ничего толком не получил за это. Он хотел было потребовать выкуп, но ухажер Арины опередил его со своим условием; Штефан выиграл бой, забрал девушку и оставил отцу всего несколько золотых. Так что Лятцко явно хотелось бы отыграться.

— Что тебя привело сюда на этот раз, Штефан?

Двое деревенских парней подошли к Лятцко и встали рядом с ним. Штефан с неприязнью отметил присутствие Павла, вид у которого был такой же воинственный, как и в прошлый раз. Из соседних домов повыходили еще люди и окружили их. Оружия у них не было видно, но Штефан прекрасно знал, что с жителями гор шутки плохи — один миг, и переговоры превратятся в схватку.

Он посмотрел Лятцко прямо в глаза и сказал без обиняков:

— Я считаю, что у тебя есть нечто, принадлежащее мне.

— Тебе? — Лятцко рассмеялся от души. — Черт возьми, меня не поставили об этом в известность.

Штефан стиснул зубы от злости на старого хитреца. Но не время было поддаваться чувствам.

— Сколько?

— Пятьсот.

— Хорошо.

— А еще он должен драться со мной, — заявил Павел во всеуслышание.

— Согласен, — последовал короткий ответ Штефана.

По выражению лица Лятцко было понятно, что он не в восторге от этой затеи. Старик постарался отговорить Павла.

— Тебе пора бы образумиться, или собственный горький опыт тебя ничему не научил? Не повторяй старых ошибок! Разве ты не был избит до полусмерти в прошлый раз?

— Моя ошибка была в том, что я не дрался с ним на ножах, — ответил заносчиво Павел. — на этот раз я ее исправлю.

Старик презрительно фыркнул и обратился к Штефану:

— Этот болван имеет на тебя зуб за то, что Арина к нему равнодушна. Она сейчас живет с австрийским графом, но винит он во всем только тебя. Я имею право отменить эту драку, мое слово последнее.

Лятцко явно не хотел терять добычу, если со Штефаном что-нибудь случится. Но Штефан, в свою очередь, готов был драться и на этот раз, даже обрадовавшись брошенному вызову.

— Я уже согласился, Лятцко, и мы сейчас же приступим.

— Штефан! — окликнул его Лазарь, пытаясь остановить, но где там — тот сердито глянул на друга и спешился.

Однако от Василия было не так-то легко отделаться.

— Послушай, Штефан, — сказал он твердо. — Пусть вместо тебя дерется кто-то из нас. Твое положение и твой сан не позволяют тебе идти на такой риск именно сейчас.

— Я один решаю, стоит мне рисковать или нет. На карту поставлена жизнь моей невесты! — запальчиво ответил тот.

Василий все понял по-своему: Штефану нужно выместить свою злость на ком-нибудь, прежде чем он встретится с Таней. Как ему удавалось до сих пор держать себя в руках, не понятно. А тут такой удобный случай…

— Господь защитит ее, — сухо сказал Василий, понимая, что Тане не грозит смертельная опасность. — Иди и дерись, если это так тебе необходимо. Но в будущем ты должен избегать таких необдуманных поступков, ты не мальчик и не простой кардинец, ты король, и тебе не пристало вести себя столь необдуманно.

Штефан с удивлением выслушал наставления своего кузена. Затем он отстегнул саблю и сбросил шинель на землю. Кинжала, и даже ножа, у него не было. Лятцко дал ему свой собственный острый стилет с удобной рукояткой. Не успел Штефан взять оружие, как Павел размахнулся и попытался ударить его кинжалом сбоку, неожиданно, чтобы сразу и закончить бой. Штефан был готов к любым выходкам и знал, что честной драки не будет, особенно с этим мерзавцем, грязные трюки которого он изучил еще в прошлый раз. Выпад Павла привел его в неописуемую ярость, он был просто готов стереть его в порошок. Но убивать Павла не стоило, поэтому Штефан перехватил его руку и полоснул по ней стилетом, пробив первую кровь.

Тот отскочил в сторону, и теперь противники стояли наготове. Их немигающие взгляды скрестились; пригнувшись, они пошли по кругу, выбирая выгодный для нападения момент. Оба не спали около полутора суток, но не чувствовали усталости, одержимые только желанием победы в кровавой схватке.

Павел, снедаемый ненавистью и ревностью, был похож на дикого зверя, даже глаза у него налились кровью. Штефан же внешне никак не проявлял обуявшую его ярость.

Когда обнаружилось исчезновение Тани, его охватил ужас, такой же, как после трагедии с братом. Они тщетно обыскивали лес, но тут напали на след лошадей разбойников. Штефан был взбешен и жаждал смерти похитителей. Ему было хорошо известно, куда ведут все разбойничьи тропы в этих краях. Он бросился по следу и если бы настиг наглецов раньше, то не пощадил бы никого. Павлу явно повезло, что Штефан не знал о его участии в похищении.

Павел сделал обманное движение, чтобы отвлечь внимание, и низким броском почти нырнул под ноги Штефана, чтобы опрокинуть его. Это ему удалось, и тот упал на спину, но, быстро перевернувшись, откатился в сторону — удар кинжала пришелся в землю. Штефан резко ударил соперника ногой в голову. Павел закачался, но не потерял равновесия. Штефан вскочил на ноги.

Разбойник снова перешел в нападение, но ему не удалось повторить свою уловку Противники схватились, и теперь важно было одно — силой удержать занесенную руку с оружием, но так, чтобы можно было пустить в ход собственное. Силы, казалось, были равны, но Штефан имел одно преимущество — его ярость не имела границ.

Кончилось тем, что Штефану удалось ранить соперника в плечо. Тот попытался ответить, но его удар был мастерски отражен. Павел отшатнулся, попятился и стал медленно оседать на землю с искаженным от боли лицом. Штефан отбросил стилет в сторону.

— Ты выиграл во второй раз, — громко объявил Лятцко, — если этот болван вздумает вызвать тебя на бой еще раз, я его сам прикончу.

Штефану было ровным счетом все равно, что станется с задиристым Павлом.

— Где она? — Это единственное, что он хотел знать.

Лятцко указал пальцем на дом:

— Там, в доме. Ее никто не трогал, ничего ей не сделали. Только связали сначала. Но одно предупреждение, дружище. Мои люди не сами выбрали ее. Они ездили в Варшаву по делам. Там им кое-кто предложил деньги за убийство этой дамы. Ей повезло, мои люди не делают такого без моего ведома, поэтому ее прежде доставили сюда. И еще ей повезло, потому что с ними расплатились фальшивыми драгоценностями.

— Поэтому ты решил продать ее мне? Старик пожал плечами:

— А что мне еще оставалось делать? Я слишком стар, чтобы оставить ее себе.

— Ты слишком жадный.

— Тоже есть, — ухмыльнулся Лятцко. — Ну что ж, заходи. Приглашаю заночевать и отдохнуть…

— Мы сейчас же уедем, Лятцко. Хочу все-таки поблагодарить тебя.

Штефан нашел свою невесту мирно спящей в доме. Она и не ведала, что за ней приехали, за нее сражались, не знала, что Штефан сердится, но уже не так сильно, за все волнения, которые она доставила своим бездумным поступком. Спящая Таня была так прекрасна, что глаз не оторвать. Ни следа усталости или страдания, спокойное ровное дыхание, безмятежное выражение лица. Сознавала ли она, какая опасность угрожала ей? Что могло случиться, не окажись драгоценности поддельными? Господи, да она же была на волосок от гибели! А ведомо ли ей, как мучился и страдал ее нареченный?

Штефан не стал будить ее, просто подхватил на руки и вынес из дома. Андор помог ему перехватить Таню поудобнее, она не шелохнулась, глянула сквозь ресницы.

— О Штефан! — сказала она слабым голосом. И, снова закрыв глаза, улыбнулась и прижалась к нему.

— Ты видел Лятцко? — спросила она. — Он незлой, только любит деньги. Ты не слишком много ему заплатил?

— Пустячную сумму, — усмехнулся Штефан. — Он же знает, что даже если попросит за тебя луну, я ему достану ее.

— Луну? — Она открыла глаза и улыбнулась. Поняла ли она, что он говорит серьезно? Штефан решил все-таки вразумить ее:

— Можешь поблагодарить своего дружка Павла, который принял на себя всю силу моего гнева. Теперь я слишком устал, чтобы задать тебе хорошую трепку.

Улыбка исчезла с ее лица:

— Почему ты хочешь наказать меня?

— Сейчас не до этого.

— Нет, я хочу…

— Я сказал, позже!

— Именно твое нежелание говорить со мной заставило меня пойти на такой шаг, глупый!

— Опять упрямишься? Надо бы тебя снова связать до приезда домой.

В тот же вечер они нагнали свой кортеж и вскоре прибыли во владения какого-то барона. Он пришел в такой восторг — как же, сам король Штефан из Кардинии посетил его! — что предоставил весь дом в распоряжение знатного гостя. Он уступил Штефану свою роскошную спальню, и король принял это как должное.

Таня была доставлена в те же апартаменты. Настроение у нее было скверное. Штефан так и не стал говорить с ней, а она ожидала крупного разговора, который был для нее так важен. Но Штефан, после того как запер дверь, упал на кровать и сразу же заснул.


Глава 44 | Принцесса | Глава 46