home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

В гостинице друзей поджидал Андор с любопытными новостями. Оказалось, что Доббс, которого они разыскивали, — хозяин той самой таверны «Сераль», но жена его, в то далекое время сопровождавшая баронессу, давно умерла. Это их просто сразило — они были так близки к цели, но даже не догадывались об этом. Василий стал настаивать на том, чтобы вернуться в таверну и как следует расспросить этого Доббса. Но Штефан уговорил его подождать до утра, считая, что Доббс от них не уйдет; он двадцать лет живет тут и за одну ночь никуда не денется. Так или иначе, а ему придется рассказать все, что он знает о Тане.

Но на самом деле Штефану не очень-то хотелось снова предстать перед той маленькой танцовщицей, которая подверглась нападкам его кузена. Правда, он сам сперва не усмотрел в словах Василия никакой грубости, удивило совсем другое: какое его дело, кого он себе выбрал? Но все-таки Василий не должен был оскорблять девчонку. А Штефану следовало защитить ее, раз он выбрал ее себе, и вмешаться, прежде чем разыгралась вся эта неприятная сцена. Тогда бы он провел с ней все-таки ночь…

Позже, поразмыслив над происшедшим, Штефан догадался, что именно так задело Василия, когда тот увидел эту служанку. Он посчитал себя виноватым в том, что кузен решил довольствоваться неказистой проституткой. Он обидел Штефана, и тот засомневался в себе. Василий поспешил исправить свою ошибку, но лишь оказал медвежью услугу.

Тем не менее Штефану не хотелось возвращаться в таверну в то время, когда эта девчонка еще находится там. Лучше явиться утром прямо к хозяину.

Утром же на громкий стук Андора дверь открыла та, кого Штефан меньше всего хотел видеть. Девушка же, увидев вчерашних обидчиков, тут же захлопнула дверь.

Этого никто не ожидал. Все четверо озадаченно переглянулись.

— Так, я сейчас выломаю эту чертову дверь, — разозлился Андор.

Василий презрительно фыркнул.

— Чего еще можно ожидать от девки? — сказал он. — Ну что, Штефан? Не пора ли ее поставить на место?

Штефан, на секунду почувствовавший облегчение оттого, что она закрыла дверь и избавила его хоть на время от извинений, сердито глянул на кузена.

— А где ее место, друг мой? — спросил он. — Она же не крестьянка из Кардинии.

— Она американская простолюдинка. Какая разница?

Тут вмешался Лазарь, с улыбкой наблюдавший за друзьями:

— А ты потолкуй с ней! Уж она тебе скажет!

— Тогда уж точно следует взломать дверь, — с нетерпением вставил Андор.

— Зачем ломать? — заметил Василий. — Я что-то не слыхал, чтобы щелкнула задвижка или замок. Просто толкни, да и все.

В этот момент дверь заперли.

— Вот, — оживился Андор, — значит, точно придется взламывать!

— Да что ты заладил одно и то же! — воскликнул Штефан в сердцах. — Отойдите, я попробую по-другому.

Он подошел ближе к злополучной двери и постучал:

— Эй, хозяйка! Нам нужен Уилберт Доббс, а не вы! Поэтому будьте добры…

— Доббс болен, — перебила его упрямая девушка, — теперь я тут веду все дела. А это значит, вам придется обращаться ко мне. Ну а я требую, чтобы вы ушли.

Она так быстро ответила, что было ясно — подслушивала за дверью. От этого Штефан разозлился еще больше.

— Если вы не откроете сейчас же, вы вообще останетесь без двери, ясно? Поэтому советую не усложнять себе жизнь, раз уж вы являетесь хозяйкой этого заведения.

Угроза подействовала. Дверь открылась, но девушка загородила проход — стояла, подбоченясь, одной рукой придерживая рукоятку кинжала на поясе. Штефан и Василий хорошо знали, что она не расстается с оружием, да и вид у девицы был воинственный. Но Штефан решил не торопить события. Он выжидающе глядел на хозяйку таверны. На этот раз на ней была надета блузка с блекло-сиреневыми цветами, которая была ей совсем не к лицу. При ярком дневном свете девушка оказалась еще более некрасивой, чем вчера вечером.

— Видать, вы иностранец, сэр, — сказала она Штефану, — и хотя по-английски говорите неплохо, не понимаете Простейших слов. Я вам сказала, что Доббс болен. Это значит, что его нельзя беспокоить.

Штефан приблизился к ней, она не отступила назад ни на шаг. Он подумал, что она храбрится изо всех сил, но с ее стороны это весьма глупо. Неужели она считает, что четверка крепких молодых мужчин не справится с одной тщедушной, упрямой девчонкой? Она просто не ведает, на что способен один только Штефан, если его разозлить. Он наклонился к ней, глаза его сверкали.

— Если ты хорошо понимаешь по-английски, — процедил он сквозь зубы, — потрудись сообразить: нам позарез необходимо поговорить с Уилбертом Доббсом, и ни твои препирательства, ни твои бездумные действия не смогут нас остановить. Тебе остается только отойти в сторону и пропустить нас, если ты умная и понятливая девушка.

Она исподлобья смотрела на него с минуту, потом высоко подняла голову и презрительно бросила:

— Что ж, валяйте! Идите морочить голову умирающему человеку, если вам совесть позволяет! Она повернулась спиной к ним и пошла прочь.

— Что ж ты даже не спросил ее, где найти этого типа? — буркнул Василий, обращаясь к Штефану. Лазарь так и прыснул:

— Сейчас она скажет, как же! Легче его самим найти, чем связываться с этой угрюмой девицей. В такой халупе не так много комнат.

— Тогда давайте побыстрее! Меня тошнит от одного вида этого заведения. Да еще тут такой запах стоит… — проворчал Василий.

На самом деле в помещении пахло мылом. Столы были сдвинуты в сторону, на них — перевернутые стулья. Хорошо выскобленные полы даже еще не высохли. Вся утварь — кружки, миски, блюда, — аккуратно расставлены на полках за стойкой. Василий не мог не заметить идеального порядка в таверне, он просто явно пребывал в скверном расположении духа и злился на весь белый свет, тем более что не привык, когда простолюдины разговаривают с ним подобным образом.

Вдруг где-то наверху раздался крик самого хозяина, Уилберта Доббса. Больной громогласно и грубо требовал свой запоздавший завтрак. Судя по его громоподобному голосу, он явно умирать не собирался. Друзья слегка опешили. Окрик и ругань повторились.

Лазарь, которого в отличие от Василия все это невероятно забавляло, заметил со смехом:

— Интересно, неужели под «ленивой тварью» он подразумевает эту зеленоглазую бандитку с кинжалом?

— Может, она и тварь, — отозвался Андор, — но ленивой ее никак не назовешь. Она работает тут на износ, видок у нее еще тот — смотреть страшно.

Андор довольно грубо выразил то, что Штефан и сам заметил, именно из-за этого чувствуя некоторую вину перед девушкой. Может, и не надо было так с ней разговаривать? Она выглядит такой усталой, измотанной. Хозяин, хоть и больной, ей, видать, спуску не дает. Поэтому у нее такой крутой нрав да скверное настроение. А тут еще на ее голову свалились непрошеные гости…

Василий придерживался другого мнения, которое он не замедлил высказать:

— Вот еще, сочувствовать девке! Да эта дешевая шлюха даже не стоит нашего внимания. Особенно теперь, когда мы вот-вот узнаем, где находится принцесса.

— Или не узнаем, — заметил Андор, взявшись за ручку двери, ведущей в комнату хозяина, — но пусть мои опасения не подтвердятся.

— Черт побери, Таня! — С этими словами встретил их обознавшийся Доббс и тупо уставился на вошедших незнакомцев.

Он резко сел в постели.

— Что вы здесь делаете? — спросил он совершенно другим, но отнюдь не дружелюбным тоном.

Правда, было видно, что он моментально оценил незваных гостей по их одежде и манере держаться.

— Так в чем дело, господа? Таня ведь знает, что я никого не принимаю.

— Если вы о той служанке внизу, — ответил Лазарь, — то она нас предупредила и даже изо всех сил старалась не пропустить к вам, сэр.

— Видать, не очень-то старалась. Но раз вы уже здесь, перейдем к делу. Чем я могу вам помочь?

— Мы здесь по делу, касающемуся вашей покойной супруги, — начал Лазарь.

— Айрис? Не наследство же она получила, о котором я не знал все эти годы!

Доббс даже рассмеялся над собственной шуткой. Вот уж чего не могло произойти с Айрис, которая вышла за него замуж от отчаяния: ее, беременную, бросил богатенький любовник. Женщина она была видная, и Доббс посчитал, что она будет отлично смотреться хозяйкой его новой таверны в Нэтчезе. Поэтому и женился на ней на скорую руку, что для нее тоже было весьма кстати. Но ни для нее, ни для него надежды не оправдались: у Айрис случился выкидыш, и она так горевала, что просто иссохла.

— Мы ничего не знаем о семье вашей жены, мистер Доббс, — продолжал Лазарь. — Нас интересует женщина, с которой она вместе отправилась сюда из Нового Орлеана двадцать лет назад.

— Сумасшедшая иностранка?

— Значит, жена вам о ней рассказывала?

— Я сам видел ее, когда встретил Айрис по дороге. Доббс не любил вспоминать то время. Тогда жена сбежала от него в Новый Орлеан к своим родителям. Хотела там и остаться, но они прогнали ее. Он поехал за ней с одним желанием — всыпать ей по первое число за такие проделки. Но когда они встретились, с Айрис была та иностранка. Она металась в жару и через пару часов умерла от лихорадки, оставив у жены на руках младенца. Черт, он тогда он не мог побить Айрис — она же должна была заботиться о ребенке. Насчет ребенка он тоже сразу смекнул — пусть остается, вырастет, и будет у него даровая служанка.

Подумав о Тане, Доббс вдруг заволновался. Надо быть поосторожнее с этими незнакомцами!

— Да нечего мне рассказывать об этой женщине, — сказал он небрежно, — у нее не было ни копейки, так ей удалось уговорить Айрис взять ее с собой. Даже дороги не испугалась — ведь больная, а ехать далеко в повозке.

— Странно. Ведь до Нэтчеза ходит пароход по реке, — удивился Лазарь. — Почему же ваша жена отправилась в повозке?

— Что вам за дело, не пойму! Ладно, у нее не было денег на пароход. А повозка была. Моя повозка. Она на ней умчалась в Новый Орлеан. Хорошо, что она не продала ее сгоряча, а то бы как вернулась?

Доббс замолчал, понимая, что явно сболтнул лишнее, но решил объяснить все как было.

— Жена решила сбежать от меня, но вскоре поняла, что деваться ей некуда. Я поехал за ней и встретил как раз, когда она уже возвращалась домой. Она остановилась у дороги, пытаясь помочь той женщине. Больная металась в жару, болтала всякую ерунду про каких-то убийц, королей… То она говорила по-английски, то еще на каком-то неизвестном мне языке. В общем, у нее был бред. Сказала, что должна выполнить свой долг, плакала. Потом к вечеру заснула и умерла. Вот и все, что я знаю.

— Нет не все, — заметил человек с карими злыми глазами, — вы, мистер Доббс, забыли упомянуть о ребенке.

Доббсу с самого начала этот, со шрамами, не понравился — уж больно у него угрожающий вид. Все время молчал и сверлил его взглядом, но чувствовалось, что он едва сдерживается. И вообще обстановка накалялась. Остальные двое тоже не спускали глаз с Доббса, вслушиваясь в каждое его слово. Хозяин таверны недоумевал, что за важное дело привело их к нему через столько лет и зачем им нужно знать про эту иностранку, а главное, как теперь выяснилось, и про ребенка. Это и насторожило Доббса.

Но он справился с волнением и ответил небрежно:

— Я не забыл. Просто об этом грустно вспоминать. Да, был и ребенок. Заразился от матери, и Айрис не смогла спасти его, хотя старалась изо всех сил.


Глава 4 | Принцесса | Глава 6