home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 8

Таня отошла назад, чтобы получше разглядеть всех четверых. Одеты они хорошо, довольно богато, держатся подобающе. Они образованны, может, даже учились в военном учебном заведении, судя по выправке и стати. На вид всем не более тридцати, выглядят эдакими молодцами. Она хорошо знает такой тип молодых людей — обеспеченные, из хороших семей. Им занять себя особенно нечем, скучают и поэтому обожают всякие розыгрыши, причем, как правило, непростые, с изюминкой.

Она не поверила ни единому их слову. Они, видать, решили посмеяться над бедной девушкой, которая легко верит во всякие сказки. Это довольно жестоко с их стороны, потому что большинство девушек очень легковерны и не догадываются ни о чем, пока как следует не обожгутся. Но Таня всегда была другой, очень настороженной и недоверчивой.

Сейчас она старалась все обдумать как следует. Наверняка Доббс рассказал им все о ее матери, может, даже ему и заплатили за сведения. А что касается этой метки, если она есть, конечно… Так кто-нибудь из них мог подглядеть в окно, например вчера вечером, когда она спешила переодеться после танца и забыла задернуть штору. Таня ужаснулась при одной мысли, что один из этих мужчин влез на дерево перед окном в ее комнату, рассматривал ее и заметил на ее теле что-то такое, о чем она даже сама не подозревала!

А может, ничего такого не произошло и на самом деле никакой особой приметы не существует? Если так, то этим вся шутка и завершится. Они посмеются над тем, что ей пришлось проделывать, разыскивая эту проклятую метку, и уйдут. Но к чему эти разговоры о королях и благородном происхождении? Шутники рассчитывают, что она клюнет на это, очень разочаруется, не обнаружив отметины, и соврет, чтобы стать королевой… Тогда игра пойдет дальше.

Не на такую напали! Она не станет падать к ногам «короля», не сомлеет от счастья, что выйдет за него замуж. Ей не нужен никто, ни один мужчина, даже настоящий король, и она вообще не собирается выходить замуж. Никогда. Если бы они не наврали с три короба, не навыдумывали небылиц — Господи, надо же, король! — их уловка, может, и сработала бы. Но в этом, очевидно, и состоял весь план: убедить ее в невозможном.

И все-таки им удалось кое-что. На некоторое время она дрогнула и поверила в россказни о ее семье, родителях, об ее имени. Она всегда хотела узнать об этом и поэтому разволновалась, как малое дитя. Ей хотелось знать только о семье, а эта байка о замужестве не заинтересовала ее вовсе. Путешественники об этом не догадывались.

Таня изобразила на лице невероятное удивление.

— Вы говорите, замуж за короля? — воскликнула она. — Боже мой, чудеса да и только!

Но больше валять дурочку она не могла да и не хотела. Усмехаясь, она обратилась к Штефану.

— За кого же? За тебя? Нет, ты недостаточно высокомерный для такого сана. Должно быть, король он. — Таня кивнула на Василия.

Остальные наблюдали за Штефаном — как он отреагирует на эти ее неожиданные выпады.

— Так и есть, — отозвался Штефан. — Вот Василий, король Кардинии. Это вам должно понравиться, госпожа.

— Да? — язвительно рассмеялась Таня и обратилась к Василию:

— Значит, вы настоящий король?

Василий посмотрел на нее с холодным высокомерием, потом глянул зло на Штефана и снова на Таню.

— Выходит так, госпожа.

— А почему это вы желаете жениться на такой, как я?

— Я не желаю, будьте уверены.

— Вы были помолвлены еще в детстве, — сказал Штефан. — Хочет ли король жениться на вас или нет, не имеет никакого значения. Его обязывает долг, и это неизбежно, но при условии, что у вас есть та примета. Пора это установить…

— Не думаю, — перебила его Таня. — Что действительно пора сделать, это прекратить дурацкий розыгрыш и разойтись. Шутка не удалась, господа. Вы и так отняли у меня уйму…

— Так вы не верите, что перед вами король? — вдруг воскликнул Василий, которого эта догадка даже развеселила, потому что он заулыбался вовсю.

Таня смерила его презрительным взглядом.

— Уж не знаю, почему вы меня принимаете за дурочку, но смею вас заверить, я таковой не являюсь.

— Позволю себе не поверить вам, хозяйка, — парировал Василий. — Штефан, Почему бы не задрать ее проклятую юбку и не покончить с этим?

Таня в ответ на это снова схватилась за кинжал.

— Я отрежу руку тому, кто посмеет прикоснуться ко мне! — грозно пообещала она. — Убирайтесь вон отсюда!

Штефан тяжело вздохнул: как осложнилась такая простая задача!

— Мы не можем уйти, не развеяв свои сомнения, хозяйка. Попробуйте войти в наше положение и понять…

— Но все и так понятно! Я просто не верю вам.

— Да зачем нам все это придумывать?

— Я могу назвать вам несколько причин, все они весьма неприглядны. Может, вы все — актеры и репетируете какую-то глупую пьесу про королей и пропавших принцесс с клеймом на заднице. Вам потребовалось разыграть пьесу в жизни. Из всего, что вы тут изобразили, у вас лучше всего получается надменность и грубость.

— Метка, помните о метке.

— Мне нет до нее никакого дела!

— А нам есть!

Таня тяжело вздохнула.

— Тогда давайте договоримся, раз вы хотите доиграть комедию до конца. Я не буду выходить замуж за короля, даже если мне заплатят. Поэтому, есть у меня метка или нет, не имеет значения.

— Если у вас есть этот важный знак, вы выйдете замуж за короля Кардинии, госпожа! Это ваши желания не имеют значения, потому что так решил за вас отец, ваш отец.

— Мой отец умер, как вы сказали, поэтому теперь не важно, какова была его воля в прошлом. И лучше вам считаться с моим мнением. Никто не заставит меня силой выйти замуж за кого бы то ни было.

— Вам прикажут, госпожа.

— — Черта с два! — — возмутилась девушка. — Мне никто не может приказать, даже Доббс.

— Вы уроженка Кардинии и…

— Я американка, сэр!

— Не важно, где вы выросли, — возразил Штефан. — Вы родились в Кардинии, и поэтому приказ короля для вас закон.

Если бы все, что он сказал, было правдой, Таня предпочла бы умереть на месте. Принадлежать этому златокудрому? Выйти замуж против собственной воли за человека, который ее терпеть не может? Нет, ни за что! Она не могла поверить, что такое может с ней случиться. До каких пор они будут ее разыгрывать? Ведь она сказала, что разгадала замысел и не будет участвовать в их игре! Какой смысл продолжать все это?

— С меня хватит всякой ерунды! — решительно объявила Таня и повернулась к двери, чтобы уйти.

— Метка, мисс! — грубо выкрикнул ей вслед Штефан, едва сдерживая ярость. — Последний раз повторяю, мы должны знать, есть ли она у вас! Или вы расскажете нам, какая она, или мы посмотрим сами!

Таня уставилась на Лазаря, который преградил ей дорогу. Он выглядел таким серьезным, что она удивилась: как можно так хорошо владеть собой? Должно быть, они не раз проделывали подобные штуки, коль так все получается достоверно.

— Хорошо, — вдруг сказала Таня и подошла к лестнице, — пусть будет по-вашему, вернее, по правилам вашей игры. Но когда я вернусь сюда и скажу, что никакой метки у меня нет, вы уберетесь отсюда подобру-поздорову и больше никогда не появитесь тут!

Андор испуганно прижался к перилам лестницы, пропуская девушку, разгневанную, как фурия. Штефан смотрел ей вслед и думал, что вчера вечером мог обнаружить эту метку сам, если бы дело обернулось по-другому. А ведь он действительно был близок к этому…

Девица задала им задачу. Штефан даже закусил губу от досады. Взглянув на Василия и прочитав мысли кузена, он схватил его за руку.

— Ты прав, она ненормальная! Ведь я полагал, что она воспримет все по-другому.

— Да, я согласен с тобой, — кивнул Василий. Лазарь только усмехался, слушая их.

— Вы озадачены, друзья, из-за того, что она не подпрыгнула от счастья, услышав новость, и не бросилась предполагаемому суженому на шею. Так бы и произошло, если бы она поверила всему сказанному. Но она приняла нас за шутов, актеров.

— Ну, она изменит свое мнение, когда найдет метку, — предположил Андор.

— Откуда мы знаем, что ей тогда взбредет в голову? — сказал Лазарь. — Она вообще отказала королю. Неслыханно!

— Ну что возьмешь с чокнутой! — заметил Василий.

— А что мы будем делать, если она вернется сюда и заявит, что у нее нет этого знака? Ей можно будет верить?

— Да вы и без того прекрасно поняли, "что она и есть Татьяна Яначек, — сказал Штефан с грустью.

; — Но она так настроена против нас, Штефан! Я не удивлюсь, — если она возьмет и уничтожит метку, чтобы только досадить нам. Мы не можем быть в ней до конца уверены. — Василию не нравилась вся эта история.

— Послушай, Штефан, а мне кажется, что в любом случае все это сработает на нее. Ее возмущение и недоверие напускные.

— Как это?

— Допустим, она не Таня, и она знает, что никакого знака у нее нет, но она хочет заставить нас думать обратное. Что тогда она сделает? Она поскребет то место, где, предположительно, был знак, и объявит, что его нет там. Мы засомневаемся, устроим проверку и, увидев след, решим, что она уничтожила его нарочно. Таким образом ей удастся обвести нас вокруг пальца, и она получит все, как Татьяна Яна-чек, — одним духом выпалил Андор.

Штефан не желал и слышать об этом, хотя понимал, что ничего невозможного не бывает, особенно если это касается женщин. Но он более склонялся к мысли, что эта упрямая и своенравная девчонка может сделать что угодно, лишь бы не выходить замуж, как она твердила. А они отправили ее наверх с ножом…

Штефан подозвал к себе Лазаря и, зловеще сверкнув глазами, сказал:

— Пошли, мне понадобится свидетель! И они стали подниматься вверх по ступенькам.


Глава 7 | Принцесса | Глава 9