home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17


Этим же вечером начался шторм, первый из тех, с которыми повстречается судно на своем пути. Однако качка не была сильной, хотя многие, особенно Анастасия, не слишком хорошо ее переносили. Княжна предпочла лечь в постель, а Кэтрин, выйдя из ее каюты с охапкой платьев, решила поскорее выгладить их, в том числе и то золотистое, в котором будет позировать для портрета, чтобы остаток дня провести за более интересными занятиями. Беда в том, что она совершенно не имела понятия, как гладить дамские туалеты, но Анастасия считала, что служанки Дмитрия способны только испортить дорогие наряды.

– Как, впрочем, и я.

– Госпожа?

Кэтрин остановилась как вкопанная, потрясенная таким обращением. Маруся?! Маруся зовет ее госпожой?!

Женщина стояла в дверях каюты и, широко улыбаясь, делала Кэтрин знаки войти. Девушка поспешила подчиниться, сообразив, что коридор не место для прогулок, особенно еще и потому, что каюта Дмитрия находится в такой опасной близости. Она не имела ни малейшего намерения вновь встречаться с ним.

– Почему вы так меня называете? – спросила Кэтрин, прежде чем переступить порог. Но Маруся не обратила внимания на резкость тона.

– Мы все знаем, кто вы на самом деле, госпожа. Только князь и мой муж еще сомневаются.

Какое облегчение знать, что кто-то верит тебе! Однако ничего не изменится, пока Дмитрий не поймет всей правды.

– Почему именно он не хочет ничего слушать? Одежда и обстоятельства никак не могут изменить сущность человека.

– Русские трудно поддаются убеждению и чаще всего упорно верят первому впечатлению. У Владимира на это свои причины – в России похищение кого-нибудь из господ карается смертью. Поэтому он, и не смеет признаться, что вы не та, какой показались с первого взгляда.

– Мы не в России, и я англичанка, – напомнила Кэтрин.

– Но русские обычаи не забываются, хотя мы сейчас и в другой стране. Ну а князь… – Маруся пожала плечами. – Кто знает, почему он не хочет смириться с очевидным? Возможно, просто боится, чтобы это не оказалось правдой. Кроме того, он слишком увлечен вами и совсем голову потерял.

– Другими словами, чересчур занят изобретением способов совратить меня, чтобы думать о чем-то еще?

Неприязненный ответ удивил Марусю, но она все же не смогла удержаться от смеха. К этому времени кухарка уже понимала, насколько отличается малышка англичанка от остальных, однако все еще не могла до конца поверить, что Дмитрий Петрович, наконец, встретил женщину, способную оставаться равнодушной к его чарам. Даже княжна Татьяна была безумно влюблена в него, как знали все, кроме барина. Если верить ее слугам, Татьяна просто решила притворяться безразличной, чтобы привлечь его внимание.

Заметив недоумевающий взгляд Кэтрин, Маруся сразу стала серьезной:

– Простите, госпожа. Только… вы в самом деле ничего не питаете к князю?

– Наоборот, – не задумываясь, ответила Кэтрин, – я презираю и ненавижу его.

– Вы в самом деле так думаете, англичаночка, или только гнев заставляет вас…

– Снова в моей искренности сомневаются?

– Нет-нет, я только думала… не важно. Плохо, что вы так к нему относитесь, потому что он без ума от вас. Но вы, конечно, уже знаете это.

– Если вы имеете в виду все его старания затащить меня в постель, уверяю, Маруся, что я не так глупа. Мужчина может желать женщину, которую не знает, не уважает и иногда даже не переносит. Не будь это так, слово «шлюха» никогда не появилось бы на свет. И не смейте притворяться, что шокированы моей откровенностью, потому что я вам не поверю!

– Дело не в этом, госпожа, – поспешила объяснить Маруся. – Но, по-моему, вы ошибаетесь. Конечно, князь любит женщин, как всякий молодой мужчина его возраста, и чаще всего эти связи ничего для него не значат. Но с вами все было по-другому с самой первой встречи. Думаете, он так уж часто подбирает женщин прямо на улице? Да барин в жизни такого не делал! Вы нравитесь ему, госпожа. Иначе он не хотел бы вас так сильно. Поверьте, все его чувства к вам ясны и понятны каждому. Неужели не заметили в нем разницы с той самой минуты, как согласились на его требования? Именно поэтому я и пришла сюда – поблагодарить вас за то, что согласились пожертвовать собой ради всех слуг.

Кэтрин действительно заметила разницу: повсюду вновь звучали крики, смех и песни, даже в самый разгар шторма, и на душе было легко от сознания, что именно она – причина этих перемен. Она не могла также отрицать трепета, охватившего сердце, когда Маруся уверяла, что Дмитрий от нее без ума. Но признаться в этом было выше всяких сил. Что же до ее жертвы… с Анастасией оказалось не так уж сложно поладить, пока ее брат держался от них подальше. Остальные же намеки… рано или поздно, этим людям придется понять, что положение Кэтрин не изменилось лишь оттого, что она утратила девственность. Она не позволит никому играть роль сводни!

– Не знаю, как бывает в России, – сказала она вслух, – но в Англии джентльмен обычно предлагает леди руку и сердце – никаких иных предложений она попросту не примет. Ваш князь оскорбляет меня каждый раз, когда… когда…

– Неужели ни один мужчина не умолял вас стать его возлюбленной прежде, госпожа?

– Конечно, нет!

– Как жаль! Чем больше вас об этом просят, тем меньшим оскорблением кажутся подобные просьбы.

– Довольно, Маруся.

Глубокий вздох и полуулыбка подсказали Кэтрин, что Маруся так просто не собирается сдаваться. Но сейчас она сочла за лучшее отступить.

– Это княжна дала вам платья? – осведомилась она.

– Да, их нужно вычистить и погладить. Маруся едва не рассмеялась при виде отвращения, смешанного с решимостью на лице Кэтрин.

– Ну уж насчет этого вам беспокоиться не придется, госпожа. Я отдам их Максиму, камердинеру князя, и он все приведет в порядок. Княжна ни о чем не узнает.

– Но у него и без того много дел.

– Вовсе нет. Он также присмотрит и за вашими нарядами, если позволите, поскольку именно ему приходилось больше всех страдать от плохого настроения барина. Поэтому он так вам благодарен, что сделает все на свете, лишь бы угодить и помочь.

Кэтрин боролась с гордостью несколько секунд, прежде чем вручить платья Марусе.

– Это, желтое, нужно переделать на мою фигуру.

– Вот как?

– Княжна хочет нарисовать меня в нем.

Маруся усмехнулась, чтобы скрыть удивление. Последние дни Анастасия ненавидела весь мир и срывала злость на всех и каждом. Маруся готова была поклясться, что она станет сживать со свету маленькую англичанку, и могла также побиться об заклад, что Кэтрин так просто не сдастся и битва будет поистине грандиозной.

– Должно быть, вы ей понравились, – заметила Маруся вслух. – Она и вправду хорошо рисует. Это ее страсть, вторая после увлечения мужчинами.

– Я так и поняла.

Теперь Маруся наконец расхохоталась:

– Так она рассказала вам обо всех своих любовниках?

– Нет, только о том, из-за которого ее увезли в Россию, и долго жаловалась на несправедливость.

– Княжна слишком молода. Для нее все, с чем она не согласна, – ужасная несправедливость, особенно поступки брата. Всю свою жизнь княжна делала только то, что хочет, а теперь неожиданно поводья натянули, и она, естественно, обижена.

– Это следовало бы сделать раньше. В Англии такая распущенность просто немыслима.

– Русские по-другому смотрят на подобные вещи, – пожала плечами Маруся. – Ваша королева не терпит распущенности. Наша царица Екатерина выставляла напоказ своих любовников перед всем светом. Точно так же поступал и ее внук Александр. И царя Николая воспитывали при том же дворе. Неудивительно, что наши дамы не так строги и невинны, как ваши.

Кэтрин придержала язык, напомнив себе, что Россия – совершенно иная страна, с незнакомой культурой, и у нее нет права никого судить. Но Боже, она чувствовала себя ребенком, брошенным в Вавилоне.

Кэтрин буквально потеряла дар речи, услышав рассказ Анастасии о том, как бабушка из-за какого-то несчастного романа разгневалась на нее так сильно, что послала за Дмитрием и приказала увезти внучку домой. Только сейчас Кэтрин поняла, что Анастасия именно та русская княжна, чье имя было на языке у каждого сплетника в светских салонах. Она сама слышала эту историю, о которой так много судачили, просто не сообразила, о ком идет речь, когда Дмитрий упомянул имя герцога Олбемарла. Герцог – их дядя по матери! Брат и сестра – наполовину англичане. Узнав это, Кэтрин должна была бы почувствовать себя лучше. Но этого не произошло. Благородная кровь не имеет никакого значения, когда ты воспитываешься в варварском обществе и по дикарским обычаям.


Глава 16 | Тайная страсть | Глава 18