home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21


Экипаж мчался с головокружительной скоростью, так что пейзаж за окном сливался в одну размытую линию. У Кэтрин разболелась голова от безуспешных попыток различить хоть что-нибудь, но она наконец была вынуждена сдаться. Сейчас важнее всего было постараться удержаться на сиденье.

Но Анастасия лишь смеялась над ее негодованием.

– Обычная поездка, дорогая, не из-за чего беспокоиться. Подождите до зимы, когда колеса заменят на полозья. Тогда тройка полетит, как птица.

– Хотите сказать, что превращаете кареты в сани?

– Конечно. У нас слишком много снега и льда. Кроме того, так гораздо экономнее, не нужно тратиться на зимние и летние экипажи.

Кэтрин невольно улыбнулась, уверенная, что Анастасия в жизни не забивала себе голову проблемами экономии, по крайней мере во всем, что касалось ее самой. Но улыбка тут же исчезла – на очередном, особенно крутом повороте пальцы Кэтрин разжались, и она врезалась в противоположную стенку, к счастью, обитую толстым золотистым бархатом. Она совсем не ушиблась и невольно расхохоталась, видя, что Анастасия тоже ударилась плечом. Княжна присоединилась к ней, и девушки долго и громко смеялись. Теперь Кэтрин поняла, как можно наслаждаться быстрой ездой, если, конечно, привыкнуть с самого детства. Ребенок, вероятно, был бы в восторге от такого приключения.

– Почти приехали, – объявила Анастасия, немного успокоившись.

– Где мы?

– Разве Митя ничего не сказал? Он решил оставить меня под присмотром нашей старшей сестры по отцу. Варвары. Она и ее семейство редко покидают город, разве что осенью, когда сырость слишком неприятна. Но я не возражаю, хотя летом в Санкт-Петербурге ужасно скучно – все стараются разъехаться за границу или в летние дворцы в Крыму. Но зато я, хоть ненадолго, избавлюсь от нотаций тети Сони, так что жаловаться не на что.

– А куда отправится Дмитрий?

– В Новосельцеве, наше загородное поместье, и он ужасно спешит туда попасть. – Анастасия нахмурилась. – Даже не хочет погостить у Варвары, что с его стороны просто невежливо! Но он, конечно, сначала устроит вас, скорее всего в одной из семей, поддерживающих отношения с британским посольством. Жаль, что вам нельзя остаться со мной. Уверена, что Варвара не возражала бы. Но Митя сказал, что это неудобно и бессмысленно. Не знаете почему?

– Боюсь, я в последнее время даже не говорила с ним.

– О… во всяком случае, на вашем месте я не беспокоилась бы. Митя знает, что делает. Но пообещайте навестить меня при первой же возможности. Я хочу показать вам город.

– Княжна, думаю, вам стоит знать кое-что…

– О, наконец-то! Смотрите, это одна из моих племянниц. Как выросла!

Дорожная карета остановилась перед огромным домом, который в Англии считался бы дворцом, но здесь, в Санкт-Петербурге, каждое здание, виденное Кэтрин, казалось либо дворцом, либо лачугой. Но она не удивлялась, поскольку из истории знала, что Петр Великий воздвиг эту жемчужину среди городов, используя принудительный труд миллионов крепостных; он заставил также своих вельмож выстроить роскошные каменные особняки.

Анастасия немедленно выпрыгнула из экипажа, прежде чем кони встали, но подбежавшие лакеи в красных с серебром ливреях не дали ей упасть. Они почти внесли ее по ступенькам крыльца, словно сама девушка не могла осилить этих нескольких шагов. Маленькая золотоволосая девочка бросилась в объятия тетки.

Возвращение домой. В горле Кэтрин почему-то застрял комок слез. Когда она окажется в Англии? Ей нужно было все рассказать Анастасии с самого начала. Девушка – единственная, кто может по-настоящему помочь Кэтрин, поскольку, кроме нее, никто не осмелится выступить против Дмитрия. Времени оставалось совсем немного.

Кэтрин потянулась к дверце, но была тут же отброшена назад – лошади полетели по дороге. Она поспешно высунула голову в окно, но успела лишь увидеть, как Анастасия машет вслед рукой. Карета была уже так далеко, что даже слова прощания не донеслись до Кэтрин.

И только сейчас она заметила, что казаки Дмитрия скачут сзади. Чтобы проводить ее в посольство? Почему-то ей так не казалось. Гром и молния! Нужно же было ей ждать так долго, чтобы рассказать Анастасии правду!

Просто ты полюбила эту глупышку, в этом все и дело. И не хотела ранить ее, объясняя, какой на самом деле подонок ее брат. И что теперь делать? Только ждать. Не может же он прятать тебя от окружающих! Вероятно, тебе удастся встретить человека, который согласится помочь.

Ободряющие мысли… но почему они не радуют Кэтрин? Потому что ее опять заперли сегодня в каюте, как и в те дни, когда судно заходило в порт за припасами для долгого путешествия. Кэтрин ждала и ждала, и под конец ей стало казаться, что ночь никогда не настанет и она так и будет вечно сидеть в этой клетушке. И ночь не настала. Кэтрин наконец поняла, что в этой части России, как и в других северных странах, лежавших почти на одной параллели с Данией, Швецией и Норвегией, летом по ночам светло, как днем. Было уже совсем поздно, когда Владимир свел ее по сходням и посадил в карету рядом с Анастасией. И теперь ее везут неизвестно куда!

Вскоре, однако, экипаж остановился перед другим дворцом, еще более впечатляющим, чем особняк Варвары. Но никто не вышел, чтобы помочь Кэтрин спуститься, поэтому она предположила, что не останется здесь. И оказалась права. Массивные двери распахнулись. На крыльце появился Дмитрий и поспешно сбежал по ступенькам. Кэтрин была слишком напряжена, чтобы пытаться встретить его хоть немного приветливее.

– Мне не слишком нравится, когда обезумевший кучер мчит на бешеной скорости по всему городу, да еще в такой час!

– Что она ответила, когда ты все рассказала?

Сбитая с толку, Кэтрин разъяренно уставилась на него:

– Что рассказала? Кому?!

– Не притворяйся непонятливой. Катя, – вздохнул он. – Насте. Ты ведь поведала ей свою печальную историю?

– Ах, это… говоря по правде, нет. Брови Дмитрия взлетели вверх:

– Нет? Но почему?

– Времени не было, – сухо бросила она.

– Но вы провели вместе несколько недель!

– О, да замолчите же, Дмитрий! Я собиралась обо всем рассказать, не сомневайтесь! Ей следовало бы знать, что вы за беспардонный негодяй! И я уже начала, но тут мы как раз добрались до дома вашей другой сестры, слишком скоро, по моему мнению, и Анастасия разволновалась и тут же убежала… Только попробуйте рассмеяться!

Но Дмитрий ничего не смог с собой поделать. Он не видел ее такой с самого начала путешествия: лицо раскраснелось, в прекрасных зеленовато-голубых глазах сверкает огонь. Он совершенно забыл, какой прелестной может быть она в ярости. Кроме того, последний повод для беспокойства исчез. Вздумай Анастасия заступиться за Кэтрин, и у Дмитрия возникло бы немало проблем. Он слишком долго успокаивал себя мыслью, что если Кэтрин не удосужилась во всем признаться Анастасии во время путешествия, то уж тем более не откроет секрета в последние минуты. Кроме того, Дмитрий слишком поздно сообразил, что обеим женщинам будет позволено остаться наедине и Кэтрин представится великолепная возможность попросить помощи у княжны. Но Кэтрин ничего не сказала. Намеренно? Иисусе Христе, как хотелось бы ему так думать!

– Хорошо, что ты промолчала, Катя, – заметил Дмитрий, устраиваясь поудобнее.

– Для вас, конечно, – отпарировала она.

– Да, это значительно облегчает положение.

– И что же?

– Ты пока останешься со мной.

Днем Дмитрий сумел завершить все самые срочные дела и послал слуг вперед, чтобы сообщить тете о своем скором прибытии. Кроме того, лакею было поручено отыскать Василия и, конечно, Татьяну. Дмитрий пока не хотел возобновлять церемониал традиционного ухаживания, хотя знал, что скоро придется сделать это. Но теперь мысли его были заполнены Кэтрин и ожиданием дней, проведенных в ее обществе. Теперь, когда Анастасия осталась в городе, Дмитрий будет чаще видеть прекрасную пленницу… и кто знает, к чему это приведет?

– Не могли бы вы просто отправить меня домой? Тоскливые нотки в голосе Кэтрин раздражали Дмитрия, но он лишь небрежно пожал плечами.

– Не могу, пока не узнаю, что царь завершил визит в Англию. Но неужели тебе совершенно не хочется повидать Россию? Мы едем в Новосельцеве. Это в двухстах пятидесяти милях отсюда, в Вологодской губернии.

– Дмитрий! Это все равно, что пересечь Англию! Вы везете меня в Сибирь?

Дмитрий невольно улыбнулся столь понятному невежеству.

– Дорогая, Сибирь – за Уральскими горами, а Урал – более чем в двух тысячах миль отсюда. Неужели ты совершенно не представляешь, как велика моя страна?

– Очевидно, нет, – промямлила Кэтрин.

– На территории России может поместиться до пятидесяти Англии. До Новосельцева всего неделя пути, правда, дни сейчас гораздо длиннее, и можно ехать даже вечером.

– Но зачем мне туда ехать? Почему нельзя остаться здесь?

– Конечно, можно, если желаешь сидеть взаперти месяц или больше. Но в деревне не то что в Англии, Кэтрин, и у тебя будет гораздо больше свободы и широкое поле деятельности. Ты говорила, что сильна в математике. Управляющий, без сомнения, запустил отчетность в мое отсутствие.

– Вы доверите мне счетные книги? – По-твоему, этого не стоит делать?

– Нет, я… черт возьми, Дмитрий, неужели считаете, что все это вам сойдет с рук? Думаете, я такая трусливая дурочка, что не добьюсь суда и расплаты? Вы и представить не можете, что сделали со мной и моей семьей. Уничтожили мою репутацию, притащив сюда без компаньонки, и теперь мне придется купить мужа, когда захочу иметь семью, поскольку я слишком честна, чтобы не признаться, чего лишилась по вашей милости. Жизнь моей сестры, вероятно, тоже испорчена, в чем вы, несомненно, виноваты, ведь из-за вас я не помешала ей сбежать с охотником за приданым. Брат не готов к грузу обязанностей, которые, конечно, свалятся на него в мое отсутствие. А отец…

Но тут Дмитрий резко оборвал эту пламенную речь, наклонившись вперед и схватив за плечи, он посадил ее к себе на колени.

– Да, я ужасно поступил с тобой и готов признать это. Но твое положение не так плохо, каким ты хочешь представить его. Катя. Я найму компаньонку, которая готова будет принести присягу в том, что была с тобой каждую минуту, и под угрозой смерти не признает правду. Что же касается потерянной чести… я дам тебе целое состояние, чтобы купить любого мужа, какого пожелаешь, или жить независимо, если захочешь остаться одна. Если же твоя сестра вышла замуж за недостойного человека, я просто сделаю ее вдовой. Что же касается брата… кстати, сколько ему лет?

– Двадцать три, – машинально ответила Кэтрин, слишком ошеломленная, чтобы мыслить связно.

– Двадцать три, и ты беспокоишься, что он не способен нести ни малейшей ответственности? Дай мальчику возможность показать себя. Катя. Твоего же отца я не желаю обсуждать. Если он так скучает по тебе, то, без сомнения, больше обрадуется, когда ты вернешься. Вместо этого позволь объяснить, что я с тобой сделал.

– Не стоит.

– Но я настаиваю.

Дмитрий весело хмыкнул, когда Кэтрин попыталась слезть со своего нового сиденья.

– Я вынудил тебя немного отдохнуть, в чем ты крайне нуждалась, если хотя бы половина из того, что тебе приходится выполнять, – правда. Я подарил тебе приключения, новых друзей, новые страны и места и даже новый язык… да-да, Маруся рассказывала, как быстро тебе удалось выучить русский с ее помощью. – Голос Дмитрия внезапно понизился. – Я также заставил тебя испытать новые великолепные ощущения. Узнать, что такое страсть.

– Немедленно прекратите!

Взбешенная Кэтрин попыталась оттолкнуть его, упираясь кулачками в грудь.

– Думаете, у вас на все найдется ответ?! Ошибаетесь! Прежде всего компаньонка ничего не значит, мое исчезновение говорит само за себя! И я уже говорила, что не возьму ваших денег. Мой отец чрезвычайно богат, и я могу прекрасно прожить всю жизнь на собственное приданое! Если хотите выбросить на ветер состояние, можете подарить его лорду Сеймуру, если он в этом нуждается, и уж я, конечно, не позволю его убить, и не важно, сколько горя он причинит моей сестре!

И прежде чем она успела сказать еще хоть слово, Дмитрий, преодолевая сопротивление Кэтрин, прижал ее к себе и начал целовать, не слишком пылко, лишь чтобы заставить замолчать… сначала. Через несколько секунд, однако, все изменилось. Его поцелуи стали магическим опьяняющим зельем. Кэтрин ослабела, обмякла и услышала его стон.

– Создатель!

И тут эти темные гипнотические глаза вновь заглянули в самую ее душу.

– Нам не нужна постель. Скажи, что нам не нужна постель, Катя.

Теплые пальцы пробрались под ее юбку, и Кэтрин поспешно схватила его за руку, пытаясь остановить.

– Нет.

– Катя… – Нет, Дмитрий.

Дмитрий отстранился и закрыл глаза.

– Вот что получается, когда хочешь быть честным. Кэтрин ничего не ответила. Ее так трясло, что едва хватило сил сползти обратно на сиденье.

– Я думал было ехать в одном экипаже с тобой, но вижу, что вряд ли это удастся, не так ли? – продолжал он. – Кончилось бы тем, что я вновь набросился бы на тебя, только и всего.

– Ты не стал бы этого делать. Дмитрий вновь поднял бровь.

– Нет, – вздохнул он, – но ты посчитала бы нападением любое слово и любой жест, верно, малышка? И поскольку я не смогу держаться в рамках приличия, лучше всего немедленно выйти.

Дмитрий немного подождал, надеясь, что Кэтрин возразит, но она молчала.

– Прекрасно, – снова вздохнул он, – но предупреждаю, Катя, настанет время, когда я так просто не сдамся. И для тебя лучше будет, если к тому времени окажешься на судне, плывущем в Англию.


Глава 20 | Тайная страсть | Глава 22