home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

Понедельник.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! Как только вы изволили отправиться в Москву, барышня встала с постели и ни при каких обстоятельствах не пожелала вернуться туда (ее собственные слова, барин). Остаток дня она провела в саду, подрезая кусты, выпалывая сорняки и нарезая цветы для дома. Теперь цветы стоят повсюду, в каждой комнате. Зато в саду ничего не осталось.

Ее настроение не меняется. Со мной она вообще не разговаривает и раскрывает рот, только когда приказывает горничным оставить ее в покое. Марусе тоже не удалось ее развеселить. Она и близко не подходит к счетным книгам, которые вы оставили для нее.

Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Вторник.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! Ничего не изменилось, если не считать того, что она обошла весь дом, хотя не задавала вопросов даже насчет фамильных портретов, которые висят в библиотеке. Днем барышня пошла в деревню, но там не было ни души, поскольку жатва уже началась. Она отказалась взять одну из ваших лошадей, чтобы проехаться верхом. Ее сопровождал Родион и она, кажется, настроена к нему не так враждебно, как к остальным. Барышня ходила в деревню, чтобы попросить прощения у Саввы и Параши за то, что взяла их коня.

Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Среда.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! Этим утром барышня взяла из библиотеки две книги и весь день провела в своей комнате за чтением. Маруся по-прежнему не может ее разговорить, а на меня она смотрит как на пустое место.

Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Четверг.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! Она целыми днями сидит у себя за книгой и даже к обеду не выходит. Маруся носила ей поднос в комнату и теперь говорит, что барышня выглядит еще более расстроенной, чем обычно. Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Пятница.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! Сегодня барышня подняла на ноги весь дом. Она потребовала, чтобы каждый слуга предстал перед ней и объяснил, какие обязанности выполняет, а потом, отпустив всех, заявила мне, что в Новосельцеве слишком много людей, занятых непонятно чем, и приказала, чтобы я нашел им более достойную работу.

Настроение барышни стало гораздо лучше, если считать улучшением то, что она вновь проявила свой невыносимый характер. Маруся клянется, что теперь она окончательно оправилась. Даже ее странная привычка говорить сама с собой тоже вернулась.

Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Суббота.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! Барышня провела почти весь день, наблюдая, как трудятся на полях люди, и даже пыталась помочь, хотя вовремя остановилась, поняв, что только мешает. Когда Параша пригласила ее в баню, барышня отказалась, зато, вернувшись домой, отправилась в вашу парную и даже велела вылить на нее потом ведро холодной воды, и громко смеялась при этом. Почти вся дворня долго радовалась, видя, что барышня довольна.

Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Воскресенье.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! После службы в комнату барышни по ее повелению отнесли счетные книги. Вы были правы, барин. Она не смогла долго противиться искушению.

Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Понедельник.

"Ваша светлость, барин Дмитрий Петрович! С сожалением сообщаю вам, что моя жена по какой-то непонятной причине вбила себе в голову, будто барышня обрадуется, узнав о моих ежедневных вам отчетах. Но на самом деле барышня, не выбирая слов, дала мне знать, что думает о моей, как она выразилась, слежке. Далее, поскольку она знает, что не может запретить мне писать письма, то и велела передать вам, что хотя не успела еще свести Все цифры, однако просмотрела счетные книги. Из них ей удалось понять, что четыре из ваших предприятий ничего не стоят и лишь постоянно истощают ваш капитал, и в ближайшем будущем, а возможно, и никогда, нельзя надеяться получить от них доход. Это ее слова, барин, не мои. Если хотите знать, по-моему, невозможно понять все это за такое короткое время, если даже она и знает, о чем говорит. Ваш покорный слуга Владимир Киров».


Прочтя письмо, Дмитрий не смог удержаться от смеха. Два из четырех неудачных вложений, обнаруженных Кэтрин, это, без сомнения, фабрики, еле сводившие концы с концами. Однако на каждой работало множество народа, и Дмитрий не мог найти в себе жестокости закрыть их и выбросить людей на улицу. Он планировал произвести необходимые перемены, чтобы фабрики начали, наконец, приносить прибыль, даже если для этого придется начать выпускать другую продукцию. Просто Дмитрий до сих пор никак не мог найти для этого времени.

Он так и знал, что Кэтрин легко отыщет причины убытков, если она действительно хорошо разбирается в цифрах. Но два других предприятия? Может, стоит ей написать и спросить? Но станет ли она читать его письмо? Лишь потому, что Кэтрин, хотя и отказывалась перед этим наотрез, все же взялась за книги, еще не значит, что она готова простить Дмитрия. Перед тем как тот уехал, она достаточно ясно дала понять, что будет счастлива никогда не видеть его снова.

– Наконец-то я разыскал тебя! Объехал все клубы, рестораны, балы и пирушки! В жизни не подумал бы, что найду тебя дома…

– Вася!

– И к тому же за какими-то скучными письмами! Широко улыбаясь, Василий заключил друга в медвежьи объятия.

Дмитрий был в восторге от сюрприза. Он не видел Василия с начала марта. Перед тем как отправиться в Англию, он был так поглощен ухаживанием за Татьяной, что редко виделся с Василием. Ошибка, которую он больше не повторит. Вася – самый близкий, самый дорогой друг, человек, который лучше всех на свете его понимает.

Не такой высокий, как Дмитрий, с угольно-черными волосами и голубыми глазами (судя по мнению дам – убийственное сочетание), Василий Дашков считался обаятельным беззаботным гулякой, веселым и легкомысленным, совершенной противоположностью Дмитрию. Однако они были настолько родственными душами, что без труда могли читать мысли друг друга.

– Так где ты пропадал? Я уже месяц, как вернулся.

– Твой человек с трудом меня отыскал, поскольку я проводил время с одной графиней в ее поместье и не желал, чтобы меня обнаружили. Представляешь, что будет, если до мужа дойдет, как она развлекала поклонника в его отсутствие!

– Представляю, – вздохнул Дмитрий, садясь в кресло. Василий весело хмыкнул, плюхаясь на край письменного стола.

– Во всяком случае, я сначала заехал в Новосельцеве, думая найти тебя там. Но что, черт возьми, случилось с этим медведем Владимиром?! Даже в дом меня не впустил, просто объяснил, где тебя найти, и выпроводил. Кстати, что он делает в деревне, когда ты здесь?! В жизни такого не видел!

– Ему ведено глаз не сводить с человека, которого лучше не оставлять без присмотра.

– Ну вот, теперь мое любопытство возбуждено. Кто она?

– Ты ее не знаешь, Вася.

– Однако сокровище нужно держать под стражей и выбрать для этого самого твоего надежного человека? – Глаза Василия расширились. – Только не говори, что украл чью-то жену!

– Это скорее по твоей части.

– Верно. Ну хорошо, выкладывай. Знаешь ведь, что не отвяжусь, пока не расскажешь.

Дмитрий вовсе не собирался ничего скрывать. Он хотел поговорить с Василием о Кэтрин, просто не знал, с чего начать и как лучше объявить другу, что произошло.

– Это не то, – что ты думаешь, Вася… вернее, именно… нет, ничего подобного со мной не случалось, да и с тобой тоже.

– Дай знать, когда сумеешь произнести связно хотя бы несколько слов.

Дмитрий беспомощно покачал головой:

– Я полностью и совершенно одержим этой женщиной, однако она не желает иметь со мной ничего общего. И говоря по правде, меня ненавидит.

– Да, такому поверить трудно, – фыркнул Василий. – Женщины не способны тебя ненавидеть, Митя. Они могут сердиться на тебя, даже злиться, но ненавидеть? Так чем же ты заслужил столь сильное чувство?

– Ах, поверь, я сделал для этого все возможное, но она все равно с самого начала не выносила меня.

– Ты это серьезно?!

– Можно сказать, мы встретились при самых неблагоприятных обстоятельствах, – ответил Дмитрий.

Василий ждал продолжения, но Дмитрий задумчиво молчал, и тот в конце концов взорвался:

– Мне что, из тебя вытягивать слово за словом?! Дмитрий отвел глаза, не слишком гордясь своей ролью во всем случившемся.

– Короче говоря, увидел ее на лондонской улице и понял, что страстно хочу эту девушку. Посчитав, что она достаточно доступна, я послал за ней Владимира, но оказалось, что она не желает никаких денег.

– Господи, я понял! Предусмотрительный Владимир тем не менее исполнил приказание и похитил ее, не так ли?

– Да, и более того, подсыпал ей в еду афродизьяк, и я оказался наедине с самой чувственной, самой соблазнительной девственницей, когда-либо появлявшейся на свет, и провел незабываемую ночь любви. Но на следующее утро, придя в себя, она настаивала, чтобы я отправил Владимира в тюрьму за похищение…

– Она не осуждала тебя?

– Нет, просто старалась как можно быстрее оказаться подальше. Беда в том, что девушка начала угрожать обратиться к властям, а этого, учитывая предстоящий визит государя, я допустить не мог и потому решил взять ее с собой в Россию.

Василий широко улыбнулся:

– Насколько я понял, она не пришла в восторг от твоего плана?

– Закатила грандиозную сцену, и не одну.

– Поэтому ты до сих пор держишь это прелестное создание в неволе, а она по-прежнему не желает тебя видеть, верно?

– Не совсем, – мрачно покачал головой Дмитрий. – Я сделал ошибку, оставив Кэтрин в Новосельцеве одну, и, вернувшись, обнаружил, что тетка измывалась над ней. И если она не возненавидела меня раньше, то уж теперь определенно не выносит.

– И на этот раз винит тебя?

– У нее на это есть причины. Уезжая, я не позаботился о ее безопасности, как следовало бы. И уехал достаточно быстро, по причинам, говорить о которых стыжусь.

– Только не говори… нет, ты не мог взять ее силой. Такое на тебя не похоже. Значит, велел снова подсыпать ей зелья.

За свою проницательность Василий получил в награду угрюмый взгляд.

– Я был зол.

– Естественно, – хмыкнул приятель. – Лично я в жизни не встречал женщину, которую невозможно было бы соблазнить. Должно быть, тебе тяжело пришлось.

– Оставь свои насмешки, Вася. Интересно, что бы сделал ты при подобных обстоятельствах?! Кэтрин – самая упрямая, властная, несгибаемая женщина из всех, кого я знаю, и все же не могу находиться с ней в одной комнате без того, чтобы не терзаться желанием бросить ее на ближайшую постель. Но больше всего меня раздражает и бесит то, что она не так равнодушна ко мне, как хочет казаться. Бывали мгновения, когда она отвечала мне такой же страстью, но всегда приходила в чувство, прежде чем я успевал воспользоваться этим.

– Значит, ты, очевидно, что-то делаешь не так. Может, она старается заполучить тебя в мужья?

– Женитьба? Конечно, нет. Она должна знать, что это невозможно… – Дмитрий осекся и нахмурился. – С другой стороны, если вспомнить о ее мании, вполне вероятно.

– Какой мании?

– Я не упоминал, что она претендует на имя леди Кэтрин Сент-Джон, дочери графа Страффорда?

– Нет, но что заставляет тебя думать, будто она не дочь графа?

– Она шла пешком по улице, в ужасном поношенном платье и без компаньонки. К какому заключению пришел бы ты, Вася?

– Понимаю, – медленно протянул Василий. – Но в таком случае к чему ей притворяться?

– Видишь ли, она достаточно хорошо знакома с этой семьей, и на вранье ее поймать невозможно. Вполне вероятно, Кэтрин – побочная дочь графа, но это еще не делает ее выгодной партией.

– Но если о браке и речи не ведется, чего еще она может добиваться?

– Ничего. Ей абсолютно ничего от меня не надо.

– Брось, Митя, любой женщине что-нибудь да требуется. И судя по твоим словам, именно эта желает, чтобы с ней обращались, как со знатной дамой.

– Хочешь сказать, я должен притвориться, что верю ей?

– Я бы не зашел настолько далеко, но…

– Ты прав! Мне следует вызвать ее в город, возить на балы, повсюду сопровождать…

– Митя! Либо я ошибаюсь, но кажется, ты приехал в Москву из-за Татьяны Иваницкой?

– Черт!

Дмитрий беспомощно обмяк в кресле.

– Именно так я и думал. Не следует ли тебе сначала получить ответ от княжны, прежде чем весь свет узнает, что ты обожаешь другую? В конце концов на любовниц женатого человека общество всегда смотрело сквозь пальцы, но не в тот момент, когда ты еще лишь ухаживаешь за будущей женой. И не думаю, что Татьяна тебя поймет. Кстати, почему ты сидишь дома, когда она сегодня приглашена на бал к Андреевым и твой старый приятель Лозинский вызвался ее сопровождать? Да и почему она принимает знаки внимания с его стороны, хотя ты вернулся?

– Я еще не нанес ей визита, – признался Дмитрий.

– Но сколько времени ты уже пробыл здесь?

– Восемь дней.

Василий поднял глаза к небу:

– Он уже и дни считает! Послушай, Митя, если ты так сильно тоскуешь по своей Кэтрин, пошли за ней и держи взаперти, пока не сделаешь предложения Татьяне.

– Нет, – покачал головой Дмитрий. – Когда Кэтрин рядом, я ни о чем не способен больше думать.

– А мне кажется, независимо от того, рядом она или нет, ты окончательно потерял голову. Ты просто мешкаешь, откладываешь неприятное дело со дня на день.

– Я в отчаянии, Вася, и поэтому не гожусь для развлечений. Но ты прав. Мне нужно поскорее покончить с делами и стать женихом княжны, прежде чем пытаться что-то решить относительно Кати.


Глава 31 | Тайная страсть | Глава 33