home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 33


– Григорий, разве это не князь Дмитрий только что вошел? – осведомилась Татьяна, кружась в вальсе с графом Лозинским. Тот на мгновение оцепенел, но тут же повернул даму так, чтобы оказаться лицом к двери.

– Совершенно верно, – сухо подтвердил он. – Теперь, когда Александров вернулся, вы, как и раньше, станете совершенно недоступной?

– Но почему вы так считаете? – невинно улыбнулась девушка.

– Вы отказали мне, мадемуазель. И в свете только о том и говорят, что вы дожидаетесь возвращения Александрова.

– Неужели? – невольно нахмурилась Татьяна.

– Жаль, что он не нанес вам визита, как только приехал. Всем известно, что он пробыл в Москве уже неделю, – намеренно жестко добавил Лозинский.

Татьяна стиснула зубы. Об этом напоминать не стоило, она и без того все прекрасно сознавала. Старшая сестра указала Татьяне на очевидное нежелание Дмитрия как можно скорее увидеть предполагаемую невесту, что само по себе было крайне оскорбительным. И вот теперь еще и Григорий твердит почти то же самое!

– Все гадают, уж не передумал ли он делать вам предложение.

– А если бы и так! По-вашему, мне не все равно?

Но Татьяне было не все равно. Совсем не все равно. Она хотела лишь одного – узнать Дмитрия получше, немного чаще оставаться с ним наедине, а такое возможно лишь до свадьбы. Потом он, конечно, потеряет к ней интерес, и они пойдут каждый своей дорогой, как в большинстве браков. У него появятся другие женщины, поскольку ее Дмитрий уже завоевал, и теперь она всегда будет ждать его дома, пока муж будет увлечен погоней за новой добычей, и лишь от его желания будет зависеть, предпочтет ли он прийти к ней ночью или нет.

Татьяне и в голову не приходила мысль сделать пребывание мужа дома настолько интересным, чтобы тот и не подумал искать развлечений на стороне. Княжна, подобно большинству женщин, держалась того ошибочного мнения, что все мужчины одинаковы. Кроме того, она была весьма эгоистичной, когда речь шла о ее собственных желаниях, и не задумывалась о том, как мучит и оскорбляет Дмитрия, заставляя его ждать ответа.

И теперь она отнюдь не была уверена, что избрала мудрую тактику. Может, она слишком многого хотела, потребовав безоговорочного внимания Дмитрия, по крайней мере в течение нескольких месяцев? Возможно, она заставила его ждать слишком долго? Но если он передумал, Татьяна будет поставлена в глупое положение в глазах общества, хотя прежде она была предметом зависти всех светских женщин.

Такое вынести невозможно. Подумать только, люди будут шептаться за ее спиной, жалеть или, того хуже, считать, будто она получила то, что заслуживает. Все знали, что Дмитрий просил княжну Иваницкую стать его женой, она сама позаботилась об этом. И каждому было известно также, что она заставила князя ждать ответа. Никто не осудит его за то, что он решил отступить. Слишком долго княжна дразнила его пустыми обещаниями. И в этом лишь ее вина!

Конечно, у нее оставались Григорий и еще с полдюжины других завидных поклонников, каждый из которых клялся ей в вечной любви, но, если Дмитрий больше не хочет Татьяну, вряд ли сознание собственной красоты и недоступности может послужить утешением.

Татьяна выжидала, пока Дмитрий заметит ее, подойдет, «отобьет» ее у Григория, но князь не тронулся с места. Правда, он приветственно кивнул ей головой, но продолжал беседовать с князем Дашковым и несколькими приятелями, поспешившими встретить старого друга.

Как только вальс закончился, Татьяна, наклонившись к Лозинскому, прошептала:

– Григорий, вы не проводите меня к нему?

– Вы слишком многого просите, княжна, – процедил Григорий, не скрывая разочарования. – Я не так легко смиряюсь с проигрышем.

– Пожалуйста, Григорий, уверяю, вы будете довольны тем, что я собираюсь сказать ему.

Несколько мгновений граф пристально смотрел на Татьяну, отмечая ее волнение, румянец на щеках и решительный блеск в глазах. Она настолько воздушна, что кажется почти неземным созданием. Он решил завоевать ее сердце, чтобы отнять у Александрова, но совершил ошибку, влюбившись при этом в княжну. Что такого Татьяна может сказать сопернику, что доставит радость ему, Григорию Лозинскому? Или просто использует назойливого поклонника, чтобы досадить тому, в кого влюблена? Так или иначе, Лозинский все скоро узнает.

Коротко кивнув, он взял княжну под руку и подвел к компании мужчин, начавших вежливо расходиться, как только они увидели, кто к ним направляется. Вскоре возле Дмитрия остался лишь его ближайший друг, князь Дашков. Он продолжал широко улыбаться, не пытаясь скрыть живейшего интереса к их встрече.

– Князь Александров, как я рада снова видеть вас, – улыбнулась Татьяна.

– Татьяна! Вы, как всегда, прелестны, – заметил Дмитрий, склоняясь над протянутой рукой и едва касаясь ее губами.

Она опять ждала и ждала, что Дмитрий подаст знак, скажет что-нибудь, хотя бы слово, даст каким-то образом понять, что по-прежнему готов жениться на ней. Но он не сказал ничего. Ни извинения, ни признания в том, что скучал, что рад ее видеть. Ничего. Дмитрий не оставил ей иного выбора.

– Вы, кажется, знакомы с графом Лозинским, моим женихом?

– Женихом? – переспросил Дмитрий, едва заметно приподняв бровь.

Татьяна подвинулась ближе к Григорию, вовремя сообразившему поцеловать ее пальцы, словно в подтверждение удивительной новости.

– Да, я надеюсь, вы не слишком разочарованы, князь. Но когда вы так внезапно уехали, отделавшись всего лишь короткой запиской, в которой говорилось, будто вы неизвестно когда вернетесь, что мне было делать? От женщины нельзя ожидать, чтобы она ждала вечно.

Дмитрий едва не задохнулся, но, не желая оскорблять даму, промолчал.

– Тогда, полагаю, мне просто стоит поздравить вас обоих. Он протянул руку Григорию, как подобает истинному дворянину в подобных обстоятельствах, но граф не смог удержаться от того, чтобы не сказать:

– Жаль, Александров, но думаю, выигрывает достойнейший.

– Если вы так считаете, Лозинский.

Татьяна поняла, что все кончено. Ни гнева, ни ревности. Она правильно поступила. Он не попросил бы ее стать его женой вторично. Она потеряла Дмитрия, прежде чем тот вернулся в Россию. Но объявив о помолвке с Лозинским, она по крайне№мере не будет выглядеть брошенной! Пришлось пойти на это, пусть она и связала себя навеки с человеком, которого не любит. Но ведь всегда можно разорвать помолвку немного позже, когда все успокоится.

– Я так рада, что вы понимаете меня, князь, – бросила на прощание Татьяна, прежде чем увести Григория. – – Ты, конечно, знаешь, что мог бы помешать этому, – недовольно пробормотал Василий.

– Ты так считаешь?

– Брось, Митя. Она стояла и терпеливо ждала хотя бы какого-то знака симпатии с твоей стороны. Тебе прекрасно известно, что она до этой самой минуты не принимала его предложения. Видел, какое у Лозинского было удивленное лицо? Для него это оказалось такой же новостью, как и для тебя.

– Вероятно.

Схватив Дмитрия за руку, Василий с силой повернул его лицом к себе:

– Глазам не верю! Ты просто светишься от радости! Я прав, не так ли?

– Говоря по правде, с моих плеч свалилась огромная тяжесть, – ухмыльнулся Дмитрий.

– Просто не верю, – повторил Василий. – Шесть месяцев назад ты объявил, что именно княжна – та женщина, на которой ты решил жениться еще до конца года, с тем чтобы как можно скорее получить наследника. Ты твердил, что ничто тебя не сможет остановить. Делал все возможное, чтобы завоевать ее, и пришел в ярость, когда не смог добиться определенного ответа. Я, кажется, перечислил обстоятельства достаточно подробно?

– Совершенно ни к чему повторять это, Вася.

– Тогда, может, сумеешь объяснить мне, почему пришел в такой восторг из-за того, что тебя бросили? И посмей только признаться, что все это из-за той девчонки, по которой ты сохнешь! Женитьба не имеет ничего общего с любовью. Татьяна была самой подходящей для тебя партией! Ты вовсе не обязан ее любить! Боже милостивый, да прекраснее ее нет женщины в России! Пусть у нее даже горошины вместо мозгов, она все равно остается желанной и очаровательной! Кроме того, ее родословная безупречна. Лучшей для тебя жены не сыскать! И тетка твоя тоже так думала.

– Довольно, Вася! Можно подумать, это ты только что лишился невесты!

– Черт бы все это побрал! Просто, если уж тебе так понадобилось жениться, я хотел, чтобы ты выбрал лучшую. Да и ты, полагаю, того же мнения. Или больше уже не стремишься жениться и произвести на свет наследника? Может, услышал что-то про Мишу, вероятно…

– Все еще надеешься на невозможное? Миша мертв, Вася. И прошло слишком много времени, чтобы ожидать его появления. Нет, Вася, ничего не изменилось. Мне по-прежнему необходима жена. Но только не эта. Признаюсь откровенно, я не спешил на этот раз лишь потому, что не мог представить, как снова начинать ухаживать за ней, месяцами терпеть ее увертки и уловки лишь для того, чтобы получить ясный ответ. И снова придется плясать под дудочку прекрасной дамы, пока она будет заставлять меня ждать и ждать… Нет, у меня слишком много дел, чтобы зря тратить время подобным образом.

– Но…

– Вася! Если ты считаешь Татьяну таким сокровищем, женись на ней сам. Лично я не желаю быть связанным с женщиной, которая сама не знает, чего хочет. Нет, последнее время я обнаружил, как прекрасны прямота и искренность.

– Опять твоя англичанка? – проворчал Василий и тут же ошеломленно охнул:

– Надеюсь, ты не думаешь…

– Нет, я еще не потерял рассудка, хотя не могу отрицать, что мечтал бы прожить жизнь с ней рядом, – усмехнулся Дмитрий и, вздохнув, добавил:

– Но в невестах недостатка нет, и с ответом они тянуть не будут, так что не успеешь оглянуться, как я окажусь женатым человеком. Собираешься кого-нибудь предложить?

– вверен, что ты в каждой отыщешь бесчисленное множество недостатков.

– Возможно, Наталья сумеет что-то посоветовать. Она прирожденная сваха, и к тому же неисправимая, поэтому и не упускает из виду всех завидных невест.

– Превосходно! Любовница выбирает жену. Только этого и не хватало, – сухо бросил Василий.

– А мне это показалось блестящей идеей, – хмыкнул Дмитрий. – В конце концов Наталья прекрасно знает мои вкусы и пристрастия, поэтому ни в коем случае не предложит такую, с которой я не смогу ужиться. Это крайне облегчит мне задачу.

– Но ты даже не знаешь, уехала ли Наталья куда-нибудь на лето, – напомнил Василий.

– Придется потрудиться, чтобы ее разыскать. Нет, Вася, я действительно хотел бы поскорее покончить с этим делом, но признаться, не настолько уж спешу. Мне есть чем заняться и без этого.

Вернувшись домой, Дмитрий нашел еще одно письмо, на этот раз от сестры, и при этом не совсем приятное.


"Митя! Ты должен приехать немедленно, чтобы сдержать обещание. Я, наконец, нашла человека, за которого хочу выйти замуж.

Анастасия».


Какое обещание? Он никогда не давал слово сразу же одобрить любого жениха, которого выберет сестра. Но если он не приедет, плутовка, без сомнения, найдет способ выскочить замуж без его согласия. С чего вдруг такая спешка?!

Черт, и это именно в тот момент, когда Дмитрий уже считал, что все идеально устроилось и теперь он сумеет больше времени провести с Кэтрин прежде, чем отошлет ее домой или по крайней мере предложит это сделать. Чем больше князь думал об этом, тем напряженнее старался найти подходящую причину, чтобы удержать ее в России подольше. Он сумел изобрести доводы, чтобы покончить с бесконечными попытками повести Татьяну к алтарю, почему же не способен придумать, как помешать Кэтрин навсегда исчезнуть из его жизни?


Глава 32 | Тайная страсть | Глава 34