home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

Остров и голоса

Ветер, так долго дувший с северо-запада, подул просто с запада, и каждое утро, на рассвете, узорный нос корабля глядел в лицо солнцу. Некоторым казалось, что солнце здесь больше, чем в Нарнии, другие с ними спорили. А «Покоритель зари» плыл и плыл, гонимый не сильным, но упорным ветром, и не было вокруг ни чайки, ни корабля, ни берега. Запасы снова иссякли, и в сердца заползала тревога – быть может, этому морю уже не будет конца. Но в самый последний день, когда они усомнились, плыть ли дальше на Восток, утром между ними и солнцем, словно низкое облако, показалась земля.

Днём они вошли в широкую бухту и сошли на берег. Места здесь были совсем иные, чем прежде. За кромкой леса зеленели лужайки, аккуратные, как газоны, но тишина стояла такая, словно люди тут не живут. Деревья стояли нечасто, как в парке, под ними не было ни палых листьев, ни обломанных сучьев. Голуби ворковали на ветвях, больше звуков не было.

Потом нашим путникам открылась прямая, усыпанная песком аллея, ведущая к длинному невысокому дому, который казался очень мирным в мягком послеполуденном свете…

Только они вступили в аллею, Люси почувствовала, что в туфлю ей попал камешек. Конечно, надо было крикнуть, чтобы её подождали, но она промолчала и присела на край дороги. Шнурок у неё затянулся тугим узлом.

Пока она его развязывала, спутники её ушли далеко вперёд, и, когда она вынула камешек, их уже не было видно, но тут она услышала странные звуки, и доносились они не из дома.

Звуки были такие, словно много сильных мужчин бьют по земле деревянными молотками. Они быстро приближались. Люси уже сидела, прислонившись к дереву: влезть на него она не могла, ей оставалось притаиться и как бы вжаться в ствол, надеясь, что её не заметят.

Бум, бум, бум… Земля тряслась, это приближалось, но не было видно ничего. Люси подумала, что это сзади, – но нет, стучало впереди, на самой аллее, даже песок взлетал от ударов; а видно ничего не было. Вдруг звуки умолкли, и раздался голос.

Ей стало очень страшно – вокруг было пусто, а неподалёку от неё кто-то говорил. И говорил он так:

– Ну, ребята, не упустим случая!

Раздался дружный хор голосов:

– Вот именно! То-то и оно, не упустим! Золотые слова! Прямо в точку! Это я понимаю!

– Спустимся на берег, – продолжал первый голос, – чтобы они не могли сесть в лодку, и все, как один, обнажив мечи, будем стеречь их, если они пойдут к морю.

– Уж это план так план! – заорали остальные. – Всем планам план! Ох! Ах!

– Эй вы, поворачивайтесь! – крикнул первый голос. – Живей, живей!

Снова послышался стук – сперва погромче, потом потише, пока не замер у моря, на песке.

Люси понимала, что не время гадать, кто же эти невидимки. Как только удары затихли, она кинулась со всех ног по аллее. Она знала одно: надо предупредить друзей.

Друзья тем временем достигли двухэтажного длинного дома. Жёлтый камень едва виднелся из-под плюща. Стояла такая тишь, что Юстэс сказал: «По-моему, тут пусто», но Каспиан, не говоря ни слова, указал на струйку дыма, поднимавшуюся из трубы.

Ворота были открыты, и путники вошли на мощёный двор. Там они поняли, что на острове не всё ладно: посреди двора сам собой двигался насос, и в вёдра текла вода.

– Колдовство какое-то, – сказал Каспиан.

– Механизм! – сказал Юстэс. – Наконец-то мы попали в цивилизованную страну.

Именно в эту минуту Люси, едва дыша, вбежала во двор и стала рассказывать, что с ней случилось. Когда её поняли, никто не обрадовался.

– Невидимки, – тихо сказал Каспиан. – Хотят отрезать нас от лодок. Хорошего мало!

– А какие они? – спросил Эдмунд.

– Откуда мне знать, Эд, я же их не видела!

– Ну, шаги у них человеческие?

– Да это и не шаги, удары какие-то, как молотком.

– Хотел бы я знать, – сказал Рипичип, – видны ли они, если вонзить в них шпагу?

– Кажется, скоро узнаем, – сказал Каспиан. – Но лучше уйдём отсюда. Этот, у насоса, слышит нас.

Они вернулись в аллею, под защиту деревьев, и Юстэс сказал:

– Прячься не прячься, а их не видно. Может, они стоят рядом.

– Дриниан, – обратился король к своему капитану, – не бросить ли нам эти лодки и не дать ли сигнал на корабль, чтобы он подошёл вон туда, подальше?

– Тут мелко, ваше величество, – сказал Дриниан. – Он не дойдёт до берега.

– Может быть, поплывём к нему? – сказала Люси.

– Ваши величества, – сказал Рипичип, – выслушайте меня. Невидимого врага надо встретить лицом к лицу. Если эти создания хотят сразиться с нами, они своего добьются. Лучше погибнуть, чем обратить к ним хвост.

– На сей раз ты прав, – сказал Юстэс.

– И потом, – сказала Люси, – если Ринс и другие увидят, что мы сражаемся, они что-нибудь сделают…

– Что они увидят? – печально спросил Юстэс. – Им покажется, что мы просто машем руками, забавы ради.

Нависло невесёлое молчание.

– Что ж, – сказал Каспиан, – идём навстречу опасности. Обнажите мечи, а ты, Люси, приготовь свой лук.

И они направились к морю по безмятежной траве, под тихими деревьями. Увидев лодку и мягкий песок, многие усомнились, не примерещилось ли всё это Люси; но тут же услышали голоса:

– Стоп, ребятки, стоп! Поговорим, обсудим. Нас пятьдесят персон, и мы не с голыми руками.

– Ну и чешет! – откликнулся хор. – Таких вожаков поискать. Скажет как отрежет. Можете не сомневаться.

– Я не вижу, где эти пятьдесят рыцарей, – заметил Рипичип.

– То-то и оно!.. – сказал первый голос. – Не видишь. А почему? Потому что мы невидимки.

– Так его! – поддержали голоса. – Ну и отбрил, как по-писаному!

– Подожди, Рипичип, – сказал Каспиан, а сам повысил голос. – Чего же вам от нас надо, невидимый народ? Чем мы заслужили вашу ненависть?

– Нам надо не от вас, а от девочки, – сказал Главный (другие объяснили на все лады, что этот ответ великолепен).

– От девочки?! – вскричал Рипичип. – Перед вами королева!

– Чего там, всё одно, – сказал Главный («Вот именно», – вторили прочие). – Она может нам помочь.

– Чем же? – спросила Люси.

– Если это грозит жизни или чести её величества, – вставил Рипичип, – вы увидите, сколько ваших поляжет прежде, чем мы умрём.

– Да ладно, – сказал Главный. – Давайте-ка присядем, долго рассказывать.

Голоса поддержали его, но наши мореплаватели остались стоять.

– Ну вот, – начал Главный, – дело было так. Этот остров принадлежит знаменитому волшебнику, у которого, надо сказать, не все дома. А мы ему вроде как служим… лучше скажу – служили. Приказал он нам сделать одну штуку, которая нам не понравилась. А почему? Потому что она нам не по вкусу… да. Отказались мы, а он рассердился – надо сказать, он тут хозяин, ему никто не перечил, – рассердился он, значит… что я говорил?.. а, вот! Рассердился, пошел наверх – у него там всё хозяйство, а мы тут живем, внизу, – пошёл он наверх и нас заколдовал. Уродами сделал. Скажите спасибо, что нас не видно. Увидели бы, не поверили бы, какие мы раньше были. Ну, стали мы такие уроды, что не могли друг на друга глядеть. Что ж мы сделали? Я вам скажу. Подождали, пока он заснёт, пошли наверх, взяли его книгу и стали искать, как нам отколдоваться. Не стану врать, страшно было. Искали мы, искали, ничего не нашли, хотите верьте, хотите нет. А было нам, значит, страшно, да и он мог проснуться. В общем, тянуть не буду, прямо скажу: нашли мы заклинание, чтобы стать невидимками. Ну, думаем, всё лучше, чем такими уродами. А почему? Потому что лучше. Дочка моя, красавица, надо сказать, – раньше, то есть, она была красавица, – так вот, дочка моя прочитала это заклинание, потому что его может читать только девица. А почему? Потому что никто другой не может, ничего не выйдет. Значит, Клипси его прочитала, а читает она лучше некуда, и стали мы невидимками. Попервоначалу обрадовались – всё же пакости такой не видишь, – а потом и поустали. И ещё одно, теперь никак не узнаешь, где он сам, волшебник. Так мы его и не видим. То ли он жив, то ли нет, то ли сидит себе наверху, то ли тут бродит. Услышать его не услышишь, ходит он босиком, тихо, что твой кот. Ну, господа хорошие, кто ж это выдержит?

Вот что поведал предводитель невидимок, только ещё многословней, ибо я сократил его рассказ и опустил реплики хора. На самом деле, как только он говорил шесть-семь слов, раздавались восторженные крики, весьма раздражавшие наших героев. Выслушав эту повесть, все долго молчали.

– Не понимаю, при чём тут мы? – сказала наконец Люси.

– Да я же вам всё объяснил, – сказал предводитель.

– Вот именно, вот именно! – радостно возопил хор. – Куда уж яснее!

– Что ж, опять рассказывать? – спросил Главный.

– Ой, нет! – вскричали Эдмунд и Каспиан.

– Мы девочку ждали, – сказал предводитель. – Вот такую, вроде вас, барышня, чтобы она пошла наверх и прочитала в книге, как нам отколдоваться. То есть чтобы мы были видны. Ну, мы и решили: приплывёт кто-нибудь с девочкой (вот хотя бы с такой), мы их и не выпустим. А почему? Потому что она нам нужна. Значит, если ваша девочка нас не отколдует, мы, уж вы не обессудьте, вас поубиваем. Обижайся не обижайся, а дело есть дело.

– Где ваши мечи? – спросил мышиный рыцарь. – Что-то я их не вижу! – но не успел он это сказать, как в дерево вонзилось сверкающее лезвие.

– Увидел, а? – сказал предводитель.

– То-то и оно! – поддержал хор. – Скажет, как отрежет.

– И метнул его я, – продолжал Главный голос. – Пока мы их держим, они не видны.

– На что же вам я? – спросила Люси. – Неужели у вас нет девочек?

– Хитрая какая! – взвыли голоса. – Это что ж, опять нам идти наверх?

– Другими словами, – сказал Каспиан, – вы просите деву о подвиге, на который боитесь послать ваших сестёр и дочерей.

– Вот, вот! – радостно подхватили голоса. – В самый раз! Учёный человек, ничего не скажешь!

– Нет, такой наглости… – начал Эдмунд, но Люси его перебила:

– Ночью мне идти или днём?

– Днём, днём, чего там! – сказал Главный. – Зачем же ночью? Это в темноте? Ой!

– Что ж, я пойду, – сказал Люси. – Не останавливайте меня, – обратилась она к друзьям, – неужели вы не видите, что другого выхода нет. Их очень много, нам не отбиться. А так – может быть, ничего со мной и не будет.

– Да ведь там волшебник! – сказал Каспиан.

– Знаю, – сказала Люси. – Наверное, я с ним полажу. Ты же видишь, они… не очень храбрые.

– Они не очень умные, – сказал Юстэс.

– Ну, Люси, – взмолился Эдмунд. – Подумай, как же можно! Спроси хотя бы Рипичипа, он тебе скажет.

– Я ведь и свою жизнь спасаю, – ответила сестра. – Я тоже не хочу, чтобы меня изрубили невидимыми мечами.

– Её величество права, – промолвил Рипичип. – Если бы мы могли спасти нашу королеву, мы бы знали, что нам делать. Но мы не можем. Услуга же, о которой просят они, не пятнает её чести. Напротив, это истинный и благороднейший подвиг. Сердце подсказывает королеве отправиться к волшебнику, и не мне спорить с нею.

Все знали, что Рипичип никогда ничего не боялся, и потому он сказал это не смущаясь. Мальчики, которые боялись очень часто, сильно покраснели, но возразить не могли. Раздались восторженные крики невидимок, а предводитель пригласил всех поужинать. Юстэс хотел было отказаться, но Люси сказала: «Ну что ты, они не такие! Чего-чего, а коварства в них нет!», и все согласились и направились к дому под радостные вопли хора.


Глава 8. ДВА ЧУДЕСНЫХ СПАСЕНИЯ | Покоритель зари, или Плавание на край света | Глава 10. ВОЛШЕБНАЯ КНИГА