home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2.

ОПРОМЕТЧИВЫЙ ПОСТУПОК КОРОЛЯ

Недели три спустя последний король Нарнии сидел под огромным дубом у двери охотничьего домика, где он часто останавливался дней на десять в погожие весенние дни. Охотничий домик был невысок, сделан из тростника и нахо­дился в восточной части равнины Фонарного столба у слия­ния двух рек. Королю нравилось жить здесь на свободе про­стой жизнью, вдали от придворных и столичного шума Кэр-Паравела. Звали его Тириан и было ему лет двадцать или двадцать пять. У него были голубые глаза и бесстрашное че­стное лицо, широкие и крепкие плечи, мускулистые руки и ноги, а ума еще маловато.

В это весеннее утро с ним не было никого, кроме его бли­жайшего друга единорога Алмаза. Они любили друг друга как братья, и охраняли один другого в битвах. Благородное создание стояло чуть позади кресла короля, полируя голу­бым рогом сливочную белизну своего бока.

– Я сегодня не могу заставить себя ни работать, ни зани­маться спортом, – сказал король. – Я ни о чем не могу ду­мать, кроме чудесных новостей. Как ты считаешь, мы сегод­ня услышим еще что-нибудь?

– И в дни наших отцов и дедов не слыхали новости уди­вительней, – сказал Алмаз. – Если только это правда.

– Как это может быть неправдой? – воскликнул король. – Уже больше недели прошло с тех пор, как первая птица прилетела, чтобы сказать: «Аслан здесь, Аслан снова вер­нулся в Нарнию». А потом пришли белки. Они не видели его, но сказали, что он в лесу. А затем пришел олень, он собственными глазами видел его, идущего по залитой лун­ным светом равнине Фонарного столба. А после пришел этот бородатый темнолицый человек, купец из Тархистана. Они не знают Аслана как мы, но этот человек говорит о его приходе, как о чем-то несомненном. А прошлой ночью при­ходил барсук, и он тоже видел Аслана.

– Между прочим, сир, – ответил Алмаз, – я верю им, и ес­ли по мне этого не видно, то только потому, что радость че­ресчур велика. Слишком прекрасно, чтобы поверить.

– Да, – сказал король со вздохом, и голос его задрожал от счастья, – это прекраснее всего, чего я мог ожидать.

– Прислушайтесь! – сказал Алмаз, склоняя голову и вы­ставляя вперед уши.

– Что это? – спросил король.

– Копыта, сир, – ответил Алмаз. – Лошадь, скачущая га­лопом. Очень тяжелая лошадь. Должно быть, кентавр. Смотрите, он уже здесь.

Огромный золотобородый кентавр с человеческим потом на лбу и лошадиным потом на гнедых боках стремительно приблизился к королю, остановился и низко склонил голо­ву.

– Привет тебе, король, – его голос был низким, как рев быка.

– Эй, кто-нибудь, – крикнул король, поглядев через плечо на дверь охотничьего домика. – Чашу вика для благородного кентавра. Добро пожаловать, Рунвит. Когда ты передох­нешь, ты расскажешь нам, с какой вестью пришел.

Паж вышел из домика, неся огромную, изящно выдолб­ленную деревянную чашу. Кентавр поднял ее к сказал:

– Я пью, во-первых, за Аслана и правду, сир, а во-вто­рых, за ваше величество. – Он осушил чашу (достаточную для шести-семи мужчин) в один глоток и отдал ее пажу.

– Ну, Рунвит, – сказал король, – ты принес нам новость об Аслане?

Рунвит промолвил хмуро и печально:

– Сир, вы знаете, как долго я живу на свете и изучаю звезды, ибо мы, кентавры, живем дольше, чем люди, и даже дольше, чем твой род, единорог. За всю мою жизнь я не ви­дел, чтобы небеса предвещали такой ужас, как в зтом году. Звезды ничего не говорят о пришествии Аслана. Они не го­ворят ни о мире, ни о радости. Мое искусство говорит, что таких гибельных сочетаний планет не было в течение пяти­сот лет. Я собирался прийти и предупредить ваше величест­во о том, что огромное бедствие угрожает Нарнии. Но в эту ночь до меня дошел слух, будто Аслан вернулся в Нарнию. Сир, не верьте этой сказке, этого не может быть, звезды никогда не лгут, а люди и звери могут. Если бы Аслан дей­ствительно пришел в Нарнию, небо предсказало бы это. Ес­ли бы он действительно вернулся, все самые милосердные звезды собрались бы в его честь. Это все ложь.

– Ложь! – неистово вскричал король. – Какое создание в Нарнии или во всем мире осмелится лгать в таком деле? – И он бессознательно положил руку на рукоять меча.

– Не знаю, государь, – сказал кентавр, – но знаю, что есть лжецы в нашем мире и нет их среди звезд.

– Интересно, – промолвил Алмаз, – разве Аслан не может прийти, хотя бы все звезды предсказывали обратное? Он не раб звезд. Он их Творец. Разве не говорится во всех преда­ниях, что он не ручной лев!

Рунвит поднял руку и наклонился, чтобы сказать королю что-то важное, но тут вдали послышались крики и причита­ния. Все трое повернули головы. К востоку от них лес был таким густым, что услышать идущего можно было раньше, чем увидеть.

– Горе, горе, горе! – взывал голос. – Горе моим братьям и сестрам! Горе священным деревьям! Леса превратятся в пу­стыни. Топор угрожает нам. Мы будем срублены. Великие деревья падают, падают, падают.

С последним «падают» говорящая вышла на свет. Она бы­ла похожа на женщину, такую высокую, что голова ее была на одном уровне с головой кентавра. Но она напоминала и дерево. Это трудно объяснить, если вы никогда не видели дриад, но вы легко узнаете их по облику, голосу и волосам. Король Тириан и остальные поняли, что перед ними нимфа букового дерева.

– Справедливости, государь! – вскричала она. – Придите на помощь. Защитите наш народ. Они рубят нас на равни­не. Сорок огромных стволов моих братьев и сестер лежат на земле.

– Что ты говоришь, госпожа! Рубят на равнине? Убивают говорящие деревья? – закричал король, вскакивая на ноги и обнажая меч. – Как они посмели? Кто осмелился? Теперь, именем Аслана…

– А-а-а-а, – застонала дриада, корчась от боли, как под ударами топора. Она упала так внезапно, словно ей подру­били ноги. Секунду она лежала мертвая на траве, а затем исчезла. Все поняли, что произошло: ее дерево за много миль отсюда было срублено.

В первый момент скорбь и ужас короля были так велики, что он не мог говорить. Потом произнес:

– Скорее, друзья, мы должны как можно быстрее добраться до реки и найти злодеев, которые это делают. Я не оставлю ни одного из них в живых.

– Всегда с вами, сир, – воскликнул единорог. Но Рунвит сказал:

– Сир, будьте осторожны даже в ярости. Происходят странные вещи. Если бунтовщики в долине вооружены, нас троих будет слишком мало, чтобы встретить их. Если вы подождете, пока…

– Я не буду ждать даже десятой доли секунды, – возразил король. – Пока мы с Алмазом двинемся вперед, скачи гало­пом в Кэр-Паравел. Вот тебе мое кольцо, чтобы ты мог при­казывать. Собери вооруженных всадников и говорящих псов, и десяток гномов с луками, и леопарда, и великана Камненога. Веди их за нами как можно быстрее.

– К вашим услугам, сир, – ответил Рунвит. В ту же ми­нуту он повернулся и поскакал галопом вниз по долине на восток.

Король двигался огромными шагами, иногда бормоча про себя, иногда сжимая кулаки. Алмаз шел рядом с ним, не произнося ни слова, поэтому не было слышно ничего кроме позвякивания золотой цепи на шее единорога, шума шагов и цоканья копыт.

Вскоре они достигли реки и свернули на дорогу, порос­шую травой. Теперь вода была слева, а лес справа. Земля была в ухабах, и густой лес подходил прямо к воде. Дальше дорога шла по южному берегу и надо было перейти реку вброд. Вода доходила Тириану до подмышек, но единорог – четыре ноги делали его более устойчивым – держался справа и разбивал своим телом водяной поток. Тириан положил руку на сильную шею единорога, и оба в целости и сохран­ности перешли реку. Король был так зол, что даже не заме­тил, как холодна вода, но выйдя на берег, конечно же, сра­зу тщательно вытер меч о единственную сухую часть плаща – о плечо. Теперь они шли на запад, и река была справа, а равнина Фонарного столба – прямо перед ними. Они не про­шли и мили, как вдруг остановились и одновременно заго­ворили. Король воскликнул: – «Что это?» А единорог сказал: – «Смотри!»

– Это плот, – заметил король Тириан.

И это было так. Полдюжины великолепных, только что срубленных и очищенных от ветвей стволов были связаны в плот, который быстро скользил вниз по реке. Направляла плот водяная крыса с шестом.

– Эй, Водяная Крыса, что ты делаешь? – закричал король.

– Сплавляю бревна вниз по реке, чтобы продать их тархистанцам, сир, – ответила Крыса, касаясь лапой уха, как могла бы коснуться фуражки, будь она у нее.

– Тархистанцам! – прогремел Тириан. – Что ты имеешь в виду? Кто позволил рубить эти деревья?

Река в это время года неслась так быстро, что плот уже проплыл мимо короля и единорога, но Водяная Крыса обер­нулась и прокричала:

– По приказу Льва, сир, самого Аслана. – Она что-то еще добавила, но они уже не услышали.

Король и единорог уставились друг на друга; и в битвах им не было страшно так, как сейчас.

– Аслан, – сказал наконец король глухим голосом. – Ас­лан! Может ли это быть правдой? Может ли он приказать рубить священные деревья и убивать дриад?

Ну, а если дриады сделали что-нибудь ужасное… – про­ворчал Алмаз.

– Продавать их тархистанцам! – воскликнул король. – Это возможно?

– Я не знаю, – ответил единорог горестно. – Он не ручной лев.

– Мы должны пойти, – сказал король наконец, – и при­нять посланную нам судьбу.

– Это единственное, что остается, сир, – ответил единорог. Ни он, ни король не понимали в тот момент, как глупо с их стороны идти вдвоем. Они были слишком разгневаны, чтобы обдумывать свои поступки, и много горя принесла их опро­метчивость.

Внезапно король склонился к шее друга и притянул его голову.

– Алмаз, – сказал он, – что нас ждет? Ужасные мысли одолевают меня. Если мы сегодня умрем, это еще будет сча­стьем.

– Да, – ответил Алмаз, – мы жили слишком долго. На нас надвигается самое худшее. – Они постояли так минуту-дру­гую, а затем продолжили свой путь.

Они уже давно слышали «клак-клак-клак» топоров, сту­чащих по дереву, но еще ничего не видели, потому что взбирались на холм. Лишь дойдя до его вершины, они уви­дели перед собой всю равнину Фонарного столба. Лицо ко­роля побелело.

Прямо посредине древнего леса – а это был тот лес, где когда-то выросли деревья из золота и серебра, и дитя из на­шего мира посадило Дерево, защищавшее Нарнию – шла широкая просека. Она была похожа на глубокую кровоточа­щую рану в земле; там, где сваленные деревья тащили вниз к реке, оставались грязные борозды. На просеке работало множество разных созданий, слышалось щелканье кнута и видны были лошади, изо всех сил тянущие бревна. Но по­разило короля и единорога то, что половину толпы состав­ляли люди, а не говорящие животные. Еще их поразило то, что это были не белокурые обитатели Нарнии, а темноли­цые бородатые жители Тархистана, великой и жестокой страны, лежащей за пустыней к югу от Орландии. Конечно, в Нарнии можно было встретить одного-двух хархистанцев – купца или посла – потому что в те дни между Тархистаном и Нарнией был мир. Но Тириан не мог понять, откуда их здесь так много и почему они рубят лес в Нарнии. Он крепче сжал меч и обмотал левую руку плащом. Затем они быстро спустились вниз.

Двое тархистанцев правили лошадью, тянущей бревно. Как раз в тот момент, когда король добрался до них, бревно застряло в грязи.

– Работай, сын лени! Тащи, ленивая свинья! – кричали тархистанцы, щелкая кнутами. Конь тянул изо всех сил. Его глаза покраснели, он был покрыт пеной.

– Работай, ленивая скотина, – закричал один из тархи­станцев и с ожесточением ударил лошадь кнутом. И тогда произошла совсем ужасная вещь.

До этой минуты Тириан не сомневался, что лошади, ко­торых погоняли тархистанцы, были их собственные – не­мые, лишенные разума животные, такие же, как в нашем мире. Хотя ему было тяжело видеть запряженной даже не­мую лошадь, он, конечно же, больше думал об убийстве де­ревьев. Мысль, что кто-нибудь в Нарнии может запрячь од­ну из свободных говорящих лошадей, а тем более попробует на ней кнут, не могла даже закрасться ему в голову. Но когда жестокий удар обрушился на лошадь, та поднялась на дыбы и простонала:

– Глупец и тиран! Разве ты не видишь, я делаю все, что могу?

Когда Тириан осознал, что этот конь – один из его под­данных, то и он, и Алмаз пришли в такую ярость, что уже не понимали, что делают. Меч короля взлетел вверх, рог единорога опустился вниз, и оба рванулись вперед. Тархи­станцы упали мертвыми, один, пронзенный мечом Тириана, другой – пробитый рогом Алмаза.


Глава 1. КОТЕЛКОВОЕ ОЗЕРО | Последняя битва | Глава 3. ОБЕЗЬЯН ВО СЛАВЕ